ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейла изучила вход в челнок: два больших контейнера с метакристаллической солью возле разгрузочного дока могли послужить прикрытием. Она незаметно пробралась туда и стала ждать подходящего момента.

Изящная блондинка с коротко стриженными волосами, одетая в серебристый пневмокостюм, вышла из челнока и торопливо удалилась в направлении грузовой секции.

Воспользовавшись дальнечувством, Кейла прозондировала внутренность небольшого корабля. Никаких признаков ментальной активности: похоже, что внутри никого не было. Она сделала глубокий вдох и проскользнула в открытый люк.

Челнок был под завязку набит металлическими бочками, закрепленными в магнитных держателях. Для кабины пилота практически не оставалось места. Протиснувшись между бочками, Кейла раздвинула в стороны вешалки с пневмокостюмами и обнаружила в задней части челнока плетеную койку с ремнями безопасности, которыми полагалось пристегиваться во время ускорения. Возможно, здесь ее не заметят.

Ее не должны заметить, никак не должны. Кейла повторяла это как заклинание.

«Я могу применить теневое чувство, чтобы никто не заметил меня», – подумала она и сразу же ощутила болезненный укол совести. Ее отец вряд ли одобрил бы такой поступок. Но отец умер, а Кейла находилась здесь, наедине с проблемами, о которых он не мог и помыслить.

«Папа, я не хочу! Я не хочу отказываться от того, чему ты учил меня! Но что мне делать? Что бы ты сделал на моем месте?»

Звук шагов, эхом отдававшийся в металлических переборках, отвлек ее внимание. Неужели женщина-пилот возвращается? Кейла поглубже зарылась в пневмокостюмы, сморщив нос от их характерного кисло-сладкого запаха с металлическим привкусом.

Кланк!

Люк челнока захлопнулся со звонким щелчком. Кейла услышала, как кто-то – возможно блондинка? – устраивается в кресле пилота. Корпус челнока загудел и завибрировал, когда двигатели внезапно пробудились к жизни.

– Челнок «Эндор», вам дается разрешение на вылет, – раздался потрескивающий голос диспетчера полетов.

– Благодарю, – отозвался твердый женский голос. – «Эндор» приступает к выполнению предполетных процедур.

– Принято, «Эндор». Увозите метакристаллы к звездам, а? Куда вы дальше направляетесь?

– После рандеву с «Сейко Мару» летим на Брайтонз-Рок. Повеселимся немножко.

Диспетчер хмыкнул.

– Что ж, не сомневаюсь, что вы с толком проведете время. Счастливого полета, «Эндор». Порт Стикса дает отбой.

Челнок неожиданно вздрогнул. Кейла почувствовала, как ее тело постепенно вдавливается в койку, и поняла, что маленький корабль скользит по магнитным рельсам вверх по длинному тоннелю, выходившему на поверхность Стикса.

Несмотря на все свои страхи и расстройства, она была заинтригована. Она увидит солнца системы Кавинаса, а может быть, даже дальние звезды. Как ей хотелось увидеть настоящие звезды! Она вечно приставала к родителям, требуя от них все новые видеозаписи. И вот наконец, при самых невообразимых обстоятельствах, у нее появилась возможность удовлетворить свою детскую мечту.

Кейла зарылась поглубже в свой камуфляж из пневмокостюмов, нетерпеливо ожидая того момента, когда пространства внешнего мира впервые распахнутся перед ней.

В Вардалии наступила ночь. Облака сплетались в причудливые узоры, и сияющие шары подмигивали в небе, словно младшие братья орбитальных колоний, кружащих гораздо выше. Пеллеас Карлсон прогуливался по тропинке своего личного зоопарка – одного из величайших роскошеств Сент-Альбана, где постоянно не хватало жизненного пространства.

Он видел горделивые прайды тигрокошек с Арктура, изящных зеленых антилоп Кэрью, устраивающихся на ночлег, багряного перепончатокрылого попугая с Эндора, уснувшего на своем насесте. Наконец он подошел к вольерам, где содержались животные с Льяжа. Джон Кеворкян, старший хранитель зоопарка, приветствовал его у входа.

– Добрый вечер, ваше превосходительство. Я разместил наше пополнение.

Он кивком указал в тень вольеров, где что-то медленно двигалось.

– Ты устроил их со всеми удобствами?

– По моему разумению, лучше некуда. Но если бы они хотя бы ненадолго дали понять, как они себя чувствуют… Загадочные животные. За все годы работы мне не приходилось видеть более странных. Они просто глядят на меня своими огромными багровыми глазами и тихо щебечут, словно птицы.

Карлсон похлопал смотрителя по плечу.

– Я уверен, ты сможешь дать им все, в чем они нуждаются. Если возникнут проблемы, ты знаешь, куда обратиться.

– Да, сэр.

– Ну, будь здоров. – Карлсон возобновил свою прогулку.

– Доброй ночи, господин премьер-министр.

Пройдя еще немного, Карлсон почувствовал, как растет напряжение в задней части шеи и плеч, мешая ему поворачивать голову и отдаваясь болью под лопаткой. Нет, пожалуй, хватит. Пора домой – подняться на лифте и позвать Ти-Линг, прекрасную Ти-Линг с золотистой кожей и шелковыми волосами.

Карлсон откинулся на подушках, наслаждаясь прикосновениями нежных, опытных рук, разминающих его дряблую плоть.

– Немного выше, Ти-Линг, и левее.

Его смуглая любовница Ти-Линг, опытная массажистка, трудилась над шеей и плечами премьер-министра. Ее длинные волосы спадали вниз темной волной, щекоча Карлсона между лопаток. Он радостно стонал. Когда она закончила, он некоторое время лежал неподвижно, с закрытыми глазами.

Но Карлсон никогда не умел, да и не хотел расслабляться надолго. Минуту спустя он перекинул ноги через край кровати и встал.

– У меня есть для тебя подарок.

Миндалевидные глаза Ти-Линг засверкали от удовольствия.

– Пелли, не может быть! Где он?

Карлсон вручил ей маленькую коробочку и стал смотреть, как она нетерпеливо срывает обертку, словно ребенок, получивший новую игрушку. Когда Ти-Линг увидела содержимое коробочки, ее лицо омрачилось.

– Красный песок… Это что, шутка?

Губы Карлсона нетерпеливо дернулись. Разумеется, она не понимает.

– Нет, моя дорогая, конечно же, нет. Я достал для тебя самую модную, самую последнюю новинку. Все хотят получить ее. Это метакристаллическая соль.

– Метакристаллическая соль? – На прекрасном лице Ти-Линг отразилось замешательство. – Я никогда не слышала о такой вещи.

– Это молотые метакристаллы. Ты кладешь щепотку в чай или в спиртное, а потом пьешь.

– Вместе с песком? – Ти-Линг с отвращением сморщила нос.

– Зато воздействие бывает весьма… э-э-э, особенным. – Карлсон лукаво подмигнул ей.

Уголки рта Ти-Линг изогнулись вверх.

– Пелли, но нам не нужны искусственные возбудители!

– И все-таки я хочу, чтобы ты попробовала.

Она покорно вздохнула.

– Ну хорошо, если ты так хочешь.

Он налил ей бокал шипучего вина, всыпав туда пригоршню метакристаллической соли.

– Теперь пей, – скомандовал он.

Ти-Линг осушила бокал в два долгих глотка.

– Хм-мм, – пробормотала она. – Неплохо. Правда, немного скрипит на зубах.

– Как ты себя чувствуешь?

– Пока не знаю. – Она протянула бокал. – Налей мне еще вина.

– Давай не будем разбавлять первую порцию.

Карлсон откинулся на спинку кресла, зачарованно наблюдая за своей любовницей. Каковы будут первые признаки воздействия порошка? Он ощущал радостное возбуждение, словно мальчик, которому впервые разрешили пригласить гостей на свой день рождения.

Глаза Ти-Линг начали затягиваться пеленой. Ее кожа покрылась мертвенной бледностью, дыхание стало быстрым и прерывистым. Она захрипела. Карлсон нетерпеливо подался вперед.

– Что? Что ты видишь?

Ти-Линг ответила на языке, которого он не понимал. Она не видела его, не реагировала на его голос и на прикосновения его рук. Она как будто потерялась в каком-то неведомом мире.

«Проклятье, – подумал он. – Где же мой универсальный транслятор? Должно быть, в спальне».

Карлсон лихорадочно выдвигал ящики стенного шкафа, разбрасывая по полу их содержимое. Ага, вот и транслятор в полированном металлическом кожухе, давно забытый за ненадобностью. Он вытащил блок перевода и поднес сенсорный микрофон к губам Ти-Линг.

12
{"b":"11435","o":1}