ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я слышу, как ты поешь, бабушка. Я слышу твой голос со звезд, зовущий меня…

Карлсон с огорчением глядел на свою любовницу. Она бессвязно лепетала, несла какую-то чепуху. Внезапно Ти-Линг повернула голову и посмотрела на него затуманенным взглядом.

– Это не чепуха, – сказала она. – Ты должен понять. Ты должен постараться как следует.

Карлсон в ужасе отшатнулся. Он не сказал ни слова, однако она, по-видимому, узнала, о чем он думает. Неужели она прочла его мысли? Нет, нет, это чистое совпадение. По спине Карлсона пробежал холодок. Глаза Ти-Линг были огромными и немигающими. Она начала было говорить что-то еще, но потом вздохнула, закрыла глаза и свернулась клубком на широкой кровати. Вскоре Карлсон услышал тихое похрапывание.

– Ты должен понять…

«Если бы я мог, – подумал Карлсон. – Если бы я только мог понять тебя».

В ее сон ворвался чей-то голос:

– Эй, ты, там, вставай! Давай, выбирайся из-под костюмов! Я тебя вижу.

Сознание Кейлы медленно и мучительно всплывало на поверхность. Где она? Что происходит?

– Поторопись! – Женский голос звучал пронзительно и сердито.

Память рывком вернулась к ней: нападение на Йейтса, безумный прорыв к свободе и отчаянные попытки спрятаться. Но ее укрытие было обнаружено.

«Теневое чувство! – вспомнила Кейла. – Используй его!»

Она сделала глубокий вдох, проясняя голову. Вызов теневого чувства всегда был самой трудной частью ее работы с эмпатическими силами. Она заглянула глубоко внутрь себя и увидела, как энергия преобразуется в знакомую спираль на краю сознания. Потребовалось больше времени, чем обычно, но наконец Кейла ощутила покалывание в задней части шеи, означавшее, что момент настал. Выдохнув, она выпустила теневое поле, окружившее ее противницу плотным туманом. Если повезет, то женщина запомнит лишь нечто неясное, промелькнувшее на краю ее поля зрения, – призрачную тень, не оставляющую следов. От напряжения Кейлу затошнило, чего раньше никогда не случалось, но она усилием воли заставила себя превозмочь неприятные ощущения и осталась неподвижной.

Женщина-пилот ахнула, попятилась и уперлась спиной в переборку челнока.

Прижав к груди мешочек с метакристаллами, Кейла выбралась из-под комбинезонов и проскользнула между протянутыми руками женщины. Это была та самая блондинка, которую она видела в космопорте Стикса. На груди ее красного пневмокостюма можно было прочесть метку с фамилией: «Самульсон». Она стояла словно загипнотизированная. Ее взгляд сфокусировался на точке, находящейся где-то за пределами челнока.

Люк маленького корабля распахнулся, и Кейла вынырнула наружу, в последний момент вспомнив о необходимости просканировать окрестности на наличие разумной активности. Она поймала несколько характерных сигналов высоко наверху и под собой, но рядом явно никого не было.

Кейла стояла посреди огромной и безлюдной транспортной площадки. По меньшей мере два челнока, как две капли воды напоминавшие «Эндор», стояли на своих посадочных местах. Внутри было темно и тихо. Должно быть, «Эндор» вошел в док материнского корабля, пока она спала. Что ж, с первыми впечатлениями о космическом пространстве придется немного подождать.

Площадка имела поистине гигантские размеры: Кейле еще никогда не приходилось бывать в помещениях с такими высокими потолками. Да, некоторые пещеры на Стиксе достигали значительных размеров, но там не было ничего подобного этому квадратному залу с правильными рядами настенных ламп, углубленных в матовую металлическую обшивку стен.

Шепот и бормотание сотен разумов ворвались в сознание Кейлы, прежде чем она поставила свои защитные блоки. Что это за шум? Где находятся все эти люди? Их мысли, казалось, доносились отовсюду.

«Не стой здесь с разинутым ртом, – сказала она себе. – Ты должна найти укрытие получше, а потом уже думать о будущем».

Кейла помедлила у двойного портала и прислушалась, пустив в ход дальнечувство; судя по всему, во внешнем коридоре никого не было. Она с опаской подошла к двери, и створки с шипением разошлись в стороны. Она находилась в одном из коридоров «Сейко Мару». На первый взгляд, это место отличалось от стиксианских тоннелей лишь лучшей освещенностью и мягким покрытием пола, сделанным из дымчато-серого материала, приглушающего звук шагов. В коридоре пульсировал странный гудящий звук. Был ли это шум работающих двигателей? В атмосфере присутствовал сладковатый, затхлый привкус, характерный для воздуха, подвергавшегося многократной повторной очистке, и это отличалось от прямой свежести родных пещер.

«Я нахожусь на космическом корабле где-то в межпланетном пространстве, – подумала Кейла. Как она ни старалась, ее разум еще не мог полностью примириться с этим фактом. – Странно. Я думала, что все здесь окажется более чуждым».

Она кралась вперед, выбрасывая мысленные зонды, словно сеть перед собой. Двое мужчин приближались по перпендикулярному коридору. Кейла в панике метнулась к ближайшей двери, нажала на входную панель и влетела внутрь.

Ряды джамп-костюмов свисали от пола до потолка, образуя подобие странного металлического леса. Она попала на какой-то склад. Громкое клацанье испугало ее, и она инстинктивно отпрянула, когда ряды костюмов начали двигаться, медленно раскачиваясь на вешалках. Механические руки ухватили костюм в красную и серебряную полоску, сложили его и направили куда-то вниз по наклонному желобу. Кейла изумленно наблюдала за происходящим. Что это за место? Прачечная? «Нужно попробовать, – подумала она. – Возможно, один из этих костюмов придется мне впору».

Она принялась рассматривать костюмы. Этот? Нет, слишком большой. Может быть, этот? Слишком яркая расцветка. Наконец она нашла серый костюм с лимонного цвета полосками на коленях и запястьях. Он выглядел достаточно неприметно. После некоторых усилий Кейла облачилась в костюм и обрадовалась, обнаружив там отделение, где она могла спрятать свой мешочек с метакристаллами. Она уложила волосы в аккуратный узел на затылке и глубоко вздохнула.

Вернувшись в коридор, она почувствовала себя немного увереннее, чем раньше. Теперь, если найти иллюминатор или смотровую площадку, можно будет посмотреть на настоящий космос…

– Прыжок через одну минуту, – прозвучало из скрытого в стене громкоговорителя. – Повторяю, прыжок через одну минуту. Просьба запереть все помещения.

Кейла попробовала представить себе, как запираются все помещения на корабле таких огромных размеров. В ее сознании промелькнули образы бесчисленных захлопывающихся дверей, но в следующее мгновение стены внезапно сомкнулись вокруг нее, и время остановилось.

Она замерла на полушаге. Длинный ряд застывших Кейл, казалось, протянулся вдоль по коридору, исчезая в бесконечности. Ее желудок судорожно сжался, завязываясь в узлы. Она не могла дышать, не могла думать. Ей казалось, что ее разрывает на части, но несмотря на все усилия, она была не в состоянии пошевелить хотя бы пальцем. Наступила агония.

Издалека, приглушенный слоями воздуха, донесся вой сирены.

Когда Кейла начала думать о том, сколько времени ей понадобится, чтобы умереть окончательно, свет в коридоре мигнул, мерный гул двигателей возобновился и поток времени обрушился на нее.

Сирена выла еще несколько секунд, затем умолкла.

У Кейлы подгибались ноги. Она рухнула на колени, и содержимое ее желудка протестующе всколыхнулось. Ее выворачивало наизнанку до тех пор, пока во рту не осталось слюны.

Слабая и дрожащая, она вытерла рот тыльной стороной ладони и поднялась на ноги. «Если это и есть прыжок, то в следующий раз прошу меня уволить».

В углублении стенной панели замигал голубой огонек. Панель распахнулась, и наружу с сердитым стрекотанием высыпал рой механических жучков. Прежде чем Кейла успела ахнуть, жучки закопошились вокруг нее, убрали рвоту и вернулись на свое место в стене.

– Всему медицинскому персоналу немедленно собраться в больничной палате, – прогремело из громкоговорителей. – Повторяю: всему медицинскому персоналу немедленно собраться в больничной палате.

13
{"b":"11435","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Президент пропал
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Похититель ее сердца
Один день мисс Петтигрю
Орудие войны
Железный Человек. Экстремис
С неба упали три яблока
Омоложение мозга за две недели. Как вспомнить то, что вы забыли
Черепахи – и нет им конца