ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейла почувствовала присутствие множества людей в коридоре за своей спиной. Толпа собралась возле лифта; члены команды один за другим входили в большую кабину. Двери захлопнулись. Секунду спустя они снова открылись, но внутри никого не было.

Мужчина, одетый в такой же костюм, как у нее, бежал к лифту. Увидев Кейлу, он протянул руку:

– Давай, не бездельничай. Ты же слышала вызов.

Кейла непонимающе посмотрела на него.

– Простите?..

Он сделал нетерпеливый жест.

– Ты направляешься в больничную палату, не так ли? Этот проклятый силовой скачок во время прыжка скрутил полкоманды. Люди блюют по всему кораблю.

Кейла с ужасом осознала, что она, по-видимому, оделась в униформу медицинского работника. Ей оставалось лишь подчиниться и войти в лифт вместе с мужчиной. Двери захлопнулись с отвратительным шипением.

Через несколько мгновений они разошлись в стороны, и Кейла на мгновение подумала, что попала в сумасшедший дом. Люди бегали взад-вперед по огромному помещению с серыми стенами. Люди лежали вдоль стен на мягких койках. Одни стонали, другие казались окоченевшими и неподвижными, а третьи сотрясались в конвульсиях, умоляя о помощи.

Кейла зашаталась, когда ментальная волна ударила в ее сознание. Она как будто попала в чудовищный водоворот разумов – плачущих, жалующихся, бессмысленно причитающих. По гулким закоулкам сознания прокатывалось ревущее эхо: звон разбитого стекла, орущие крылатые существа, уносимые прочь порывами ураганного ветра, жуткая дисгармоничная музыка…

Кейла попятилась назад. Она не могла этого выдержать; множество голодных разумов стремилось вытянуть ее сознание и пожрать его. Было так, словно кто-то молотил по ее позвоночнику, пытаясь добраться до мозга костей. Задыхаясь, она выставила мысленные блоки так, как ее учили, но кратковременный контакт глубоко потряс ее.

Она подняла ко лбу дрожащую руку и обнаружила, что истекает потом. «Нужно быть начеку. Здесь слишком много больных людей с незащищенным разумом».

– Эй, медик, – отрывисто бросил ей седой мужчина с изрезанным морщинами лицом – судя по всему, врач. – Иди-ка сюда и помоги мне.

«Я? – подумала Кейла. – О'кей, значит, началось. Только не смотри ему в глаза».

– Да, сэр.

Врач едва взглянул на нее, протянув ей гибкую прозрачную трубку, наполненную голубой жидкостью.

– Подержи это. Анафилактический шок. Чертовски тяжелый случай, едва успели. Девяносто процентов колонистов в той или иной степени поражены джамп-болезнью. Неужели никто не мог предупредить этих проклятых недотеп о необходимости вовремя принимать таблетки?

Он не ожидал ответа, и Кейла промолчала, хотя могла бы сказать, что в результате короткого контакта с разумом этих людей ей стало ясно: все они принимали антишоковые таблетки. Но никакие медицинские средства не могли защитить их от дисфункции организма во время прыжка. Его жертвами становились даже закаленные космолетчики.

Кейла взяла неприятно скользкую и теплую трубку и подняла ее над мужчиной средних лет, скорчившимся на койке. В это время врач прижал конец трубки к локтевому сгибу пациента, погрузив ее в вену, и слегка сжал прозрачную бульбочку, чтобы ускорить поток жидкости. Затем, явно удовлетворенный, он выпрямился и кивнул.

– Судороги прекратятся через пару минут. – Он повернулся и прищурился, словно впервые увидев Кейлу. – Ты что, забыла свою именную табличку? Лучше не попадайся в таком виде на глаза капитану, если не хочешь заработать дополнительное дежурство. Как тебя зовут?

Кейла застыла. «Имя! Придумай имя, быстро!»

– Кэт, – пробормотала она. – Кэт Джеффрис.

– Джеффрис? – Врач озадаченно поскреб подбородок. – Должно быть, ты одна из тех, кого мы взяли на борт на базе Темпл. Это твоя первая смена в больничной палате?

Она кивнула, глядя на потерявшего сознание пациента.

– Меня зовут Мак-Эндрюс, – представился врач. – Но люди называют меня просто Маком. Я здесь за главного. Держи нос по ветру, и мы сработаемся.

Принесли еще пятерых колонистов, вопивших и изрыгавших потоки рвоты. Кейла помогла успокоить их, пользуясь своим теневым чувством для того, чтобы временно притупить их болевые рецепторы до ведения обезболивающего.

– О'кей, Джеффрис, – произнес Мак-Эндрюс – Похоже, здесь все немного успокаиваются. Теперь ты можешь помочь мне с андроидами.

– С андроидами?

Врач пронзительно посмотрел на нее.

– Совершенно верно. У нас полный груз андроидов, предназначенный для Малании.

– Но это же в Андаманской системе!

Мак-Эндрюс как-то странно посмотрел на нее.

– Ну и что?

– Ведь… ведь она закрыта из-за радиации.

– Ты в самом деле новенькая, не так ли? Откуда ты взялась, с темной стороны Стикса, что ли? Малания уже несколько лет открыта для посадки. Андроиды терраформируют ее для общей колонизации.

Кейла вспыхнула. Врач прав: она действительно ничего не знает.

– Так вот, – продолжал Мак-Эндрюс. – Некоторые из этих андроидов неисправны, и их нужно держать дезактивированными. У меня не хватает свободного места, поэтому я положил их на холод.

– На холод? – Кейле начало казаться, что ее собеседник говорит на незнакомом языке.

– Да, в холодильник. Если температура их тела поднимается слишком высоко, они идут вразнос и им требуется полная перенастройка. Недавно капитану чуть не пришлось выбросить всю кучу за борт.

– Груз неисправных андроидов… – Кейла пыталась скрыть свое изумление. Ей приходилось слышать об андроидах, но она ни разу не видела их воочию.

Мак-Эндрюс фыркнул, словно устав от разговоров с неоперившейся молодежью, и повел ее в комнату меньших размеров. Всю дальнюю стену занимала гладкая белая дверь с замковой панелью и индикаторами температурного режима.

Врач быстро набрал на панели несколько цифр, и дверь скользнула в сторону. Изнутри выползли языки холодного зеленоватого тумана.

Холодильная камера была залита мягким светом и выглядела непривычно мирной. При дыхании изо рта Кейлы вырывались облачка зеленовато-серого фосфоресцирующего тумана. Десятка полтора безволосых, бесполых, инертных тел вытянулось на металлических столах, словно туши, приготовленные для разделки. Кейла просканировала их, но обнаружила лишь минимальные признаки ментальной активности.

Она облегченно вздохнула. Какая чудесная тишина! Бесконечная мысленная болтовня пассажиров корабля и членов команды превратилась в едва слышный шепот. Кейла на мгновение прикрыла глаза, наслаждаясь тишиной. Ей хотелось снять свою защиту и немного расслабиться.

– Я не мешаю тебе спать?

Кейла поспешно открыла глаза. Мак-Эндрюс насмешливо смотрел на нее.

– Тебе нравятся холодные места? – поинтересовался он.

– Да… пожалуй, что да. Здесь так приятно.

– У тебя странное представление о приятном. – Он размотал длинную ленту с прикрепленными к ней клейкими полосками. – Начинай. Бери пластырь и лепи по одной полоске каждому за правым ухом. Это поддерживает их метаболизм, пока они находятся в холодном сне.

Кейла прикоснулась к коже ближайшего андроида, упруго спружинившей под ее пальцами. «Они не настоящие люди, – подумала она. – Но с другой стороны, и не автоматы. Биологические системы». Она была рада, что андроиды дезактивированы.

Не сказав ни слова, Мак-Эндрюс оставил ее одну с неподвижными пациентами.

Кейла отлепила первую полоску и прижала ее к указанному месту. Андроид не пошевелился, но Кейле почудилось, что по его лицу скользнуло слабое подобие улыбки. Нет, он казался мертвой, набальзамированной мумией. Кейла передохнула плечами и наклеила следующую полоску пластыря. Лучше бы врач остался здесь! Холодильник больше не казался ей приятным местом. Он напоминал морг.

Закончив работу, она торопливо вышла наружу и едва не столкнулась с Мак-Эндрюсом.

– Готово? – Его голос смягчился, и он даже улыбнулся уголком рта. – Прекрасно. Теперь можешь отдохнуть, детка. Комнаты отдыха прямо по коридору и налево.

– Спасибо. – Кейла подождала, пока он не повернулся к ней спиной, а потом, не скрывая своей радости, быстро пошла к выходу.

14
{"b":"11435","o":1}