ЛитМир - Электронная Библиотека

– О чем ты болтаешь? – спросил Фрейзер.

– Послушай, приятель, мы могли бы провернуть это дело вместе и поделить премию. – Блэкберд ухватился за плечо Фрейзера. – Она беглая эмпатка со Стикса.

Фрейзер закатил глаза.

– Ты чокнулся, что ли? Она – младший медицинский сотрудник на «Сейко Мару».

– В самом деле? А ты видел ее на борту до захода на Стикс?

– Ну, раз уж ты об этом спросил, то должен признать, что…

Сердце Кейлы бешено застучало. Пора было бежать отсюда, но она знала, что не может использовать свои эмпатические силы против Блэкберда. Во всяком случае, напрямую, но если косвенно…

Первым в ее взволнованном воображении возник образ огня, и она без промедления воплотила эту иллюзию в действительность. У подножия сцены внезапно выросла стена огня, ревущего как взбесившееся животное и двигающееся в сторону аудитории. Отовсюду полетели искры. Помещение начало наполняться удушливым дымом.

Казалось, что наступил кромешный ад. Люди бежали, вопили, цеплялись друг за друга в отчаянных попытках убежать от всепожирающего пламени.

Комната поплыла перед глазами у Кейлы; усилие, потребовавшееся для создания массовой галлюцинации, истощило ее силы. Она покачнулась и едва не упала, но вовремя оперлась о крышку стола. Перед ее глазами разворачивался жуткий спектакль.

Увидев приближающееся пламя, Фрейзер выругался. Блэкберд нахмурился, но прежде, чем он успел сказать хоть слово, их с Фрейзером смела взбесившаяся толпа. Казалось, все посетители клуба пытались достичь выхода одновременно.

Борясь с приступами головокружения и тошноты, Кейла тоже поплелась к выходу, но через заднюю дверь. Она заставила себя бежать до тех пор, пока ее легкие не оказались на грани взрыва. Клуб исчез в колышущихся тенях далеко позади.

Тяжело дыша, Кейла прислонилась к задней стене какого-то склада. Уже наступил вечер, и на улицах зажглись ряды желтых ламп. Звезды подмигивали с неба, подернутого легкой дымкой. Кейла подняла голову. «Ночное небо, – подумала она. – Я впервые увидела ночное небо».

Мимо нее проковылял пьяный мужчина. Кейла напряглась, готовая к бегству, но он лишь буркнул «добрый вечер, рыженькая» и двинулся к следующему бару.

«Мне нужно что-то сделать со своими волосами, – подумала она. – Это словно опознавательный знак, указывающий на меня. Блэкберд будет искать меня по цвету волос, и Фрейзер, вероятно, последует за ним».

Ее желудок забурчал, громко напомнив о том, что она не ела со вчерашнего вечера, но Кейла решительно отбросила мысли о еде. Сейчас не время для этого. Блэкберд может в любой момент выскочить из-за угла.

Она побрела по переулкам.

«Надо спрятаться, – думала она. – По крайней мере держаться подальше от порта до отлета «Сейко Мару» с Фрейзером на борту. И не попадаться на глаза Блэкберду».

Кейла ушла далеко от центра города. Здесь часто встречались обветшавшие склады и закрытые магазины – свидетельство бывшего процветания Брайтонз-Рок. За одним из складов она обнаружила кучу картонных ящиков высотой в два своих роста. Она осторожно раздвинула их в стороны и устроила себе импровизированную лежанку в глубине, у самой стены.

Как ни удивительно, она спала крепко, и проснулась лишь один раз. В середине ночи рядом послышался звук шагов. Они приближались, эхом отдаваясь в темноте, и, когда Кейла заворочалась, замерли возле ее укрытия.

«Меня здесь нет, – просигналила она. – Здесь никого и ничего нет. Только тени и призраки».

Секунду спустя шаги возобновились, и вскоре затихли вдали.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На щеках Кейлы заиграл слабый, обманчивый свет. Она выпрямилась, мгновенно проснувшись и пытаясь определить источник странного сияния. Потом она поняла. Солнечный свет! Даже с такого расстояния свет двойного солнца проникал через главный купол Брайтонз-Рок. На мгновение Кейла забыла о том, что находится в незнакомом месте, забыла о своих невзгодах и неудобствах, изумляясь чуду настоящего солнечного света.

Грохочущий рев заглушил все остальные звуки. Земля вздрогнула. Пыль и грязь полетели на землю с крыш, стекла задребезжали.

Землетрясение? Здесь?

Кейла приготовилась ничком броситься на землю, но грохот становился все тише, исчезая вдали, пока не наступила неестественная тишина.

Она подняла голову. Огромный светлячок уменьшался, двигаясь вверх, вверх, вверх, в светлеющее небо над куполами. Белая вспышка – и вот он исчез совсем. Его больше не было, как будто Кейле все померещилось.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы разобраться в случившемся.

Все ясно: это был «Сейко Мару». Огромный космический корабль ушел в пространственный прыжок к Андаманской системе, унеся с собой груз неисправных андроидов и несчастных колонистов, страдающих от джамп-болезни.

«Надеюсь, они не забыли принять таблетки», – подумала Кейла. Несмотря на облегчение при мысли о том, что по крайней мере один потенциальный преследователь – Фрейзер – больше не будет докучать ей, она внезапно почувствовала себя преданной и покинутой. К ее глазам подступили слезы.

«Не дури, – сказала она себе. – Твое место не там, как, впрочем, и не здесь. У тебя больше нет дома. Ты – призрак, ты – женщина, не отбрасывающая тени. А теперь перестань хныкать и подумай о том, что делать дальше».

Кейла встала, потянулась и облегчилась возле дальнего угла склада, где, по ее наблюдениям, уже побывало много других посетителей с теми же намерениями.

Мысль о теплом душе и завтраке была соблазнительной, но она боялась привлечь к себе излишнее внимание. Она медленно шла по широкой, пыльной улице, рассеянно поглядывая по сторонам.

Завернув за угол, она лицом к лицу столкнулась с собой. Ее изображение красовалось на витрине видеокиоска в списке беженцев, разыскиваемых полицией. Она узнала, что Келлеры объявили за нее награду в сто тысяч кредиток.

Кейла попятилась и свернула на другую аллею.

Облачко розового света искрилось перед нуль-гравитационным дисплеем, гласившим: «Красота – 24 часа в сутки! Волосы, глаза, импланты и многое другое».

Кейла шагнула к магазину. Последние деньги позвякивали в ее кармане. Если она сделает это, то не сможет заплатить ни за еду, ни за что-либо другое. Она начала было поворачиваться, но слова Блэкберда, ее неутомимого преследователя, громким эхом отозвались в ее сознании: «Эмпатка. Очень опасна».

«Сделай это, – подумала она. – Сейчас же».

Кейла распахнула дверь и вошла внутрь. У человека, сидевшего за конторкой, была самая необычная прическа, которую ей когда-либо приходилось видеть, – трехъярусное разноцветное диво из завитых локонов, сверкающих огоньков и ниток с крошечными бусинками драгоценных камней. Он увлеченно уставился в видеокуб и даже не взглянул на посетительницу, когда она вошла.

– Прошу прощения, – пробормотала Кейла.

– Чего желаете? – поинтересовался он, широко зевнув.

Кейла улыбнулась.

– Короткую стрижку. И покрасить волосы.

Мужчина снова повернулся к видеокубу.

– Какой цвет? Оранжевый с рыжими прядями? Морозно-белый? Зеленый с лиловой челкой?

– Пегий.

Изумившись, мужчина моментально оторвался от видеокуба и посмотрел на Кейлу. Он покачал головой и неодобрительно нахмурился.

– Цвет воронова крыла будет вам больше к лицу.

– Пегий, – решительно повторила Кейла. – Добрый, старый, незаметный цвет.

– Как вам угодно. Но на вас не будут обращать внимания.

Когда он закончил свою работу, было уже далеко за полдень. Кейла удивленно рассматривала незнакомку в зеркале. На нее глядела женщина с аккуратной шапочкой тусклых, пегих волос. Она встряхнула головой ради эксперимента. Что за странное, неудобное ощущение! Ее голова стала слишком легкой. Черты ее лица казались менее заостренными, изумрудно-зеленые глаза приобрели неприметный светло-карий оттенок. Она была похожа на мышку. Великолепно! Теперь никто не удостоит ее второго взгляда, а возможно, и первого.

17
{"b":"11435","o":1}