ЛитМир - Электронная Библиотека

– Разглядываешь нашу картинную галерею? Все трудятся здесь по очереди, когда выдается свободная минутка. Надеюсь, у тебя получится лучше, чем у меня.

Столовая оказалась просторным круглым помещением с несколькими кушетками и длинным столом в центре. Еда подавалась из встроенного в стену пищеблока, который, судя по всему, сочетал в себе качества кухонного комбайна и посудомоечной машины. От восхитительного аромата незнакомых специй рот Кейлы наполнился слюной.

Худощавая женщина, стройная и темноглазая, сидела за столом, склонившись над своей тарелкой. Она оживленно взглянула на вошедших, однако сразу же вернулась к своему занятию, не проявив никакого любопытства. Ее лицо и лысый череп были покрыты многокрасочными спиральными узорами, похожими на татуировку. Она сидела, грациозно выпрямив спину, словно танцовщица на отдыхе.

– А где остальные? – поинтересовалась Грир.

Женщина пожала плечами.

– Она не очень разговорчива, верно? – прошептала Кейла.

– Не обращай внимания, это же Морган. Она любит таинственность и довольно редко раскрывает рот. Это противоречит ее правилам йоги. Она заведует нашей гидропоникой и очистными агрегатами. Удачный выбор, поскольку ей не приходится много разговаривать с растениями или отбросами. Она также исполняет обязанности корабельного врача. Чтобы общаться с ней, тебе придется освоить язык жестов.

Кейла кивнула женщине. Морган улыбнулась, но ничего не сказала, продолжая быстро жевать.

– Так вот как выглядит наш новый стажер? – произнес глубокий мужской голос. Его владелец оказался приземистым мужчиной с шапкой вьющихся темно-рыжих волос на голове.

– Меня зовут Арсобадес, – представился он. – Придворный музыкант. В свободное время работаю инженером на этой посудине. Также ведаю вопросами безопасности, поэтому со мною шутки плохи. – Он вопросительно приподнял кустистую бровь. – Как тебя зовут и играешь ли ты на музыкальных инструментах?

– Меня зовут Кэти, и я боюсь, что не слишком разбираюсь в музыке.

– Это плохо. Но, похоже, ты умеешь петь.

– Я не…

– Э, петь могут все. Они просто думают, что не умеют. – С этими словами Арсобадес взял тарелку, положил туда немного еды и уселся за стол.

Кейла последовала его примеру и наложила себе сочного мяса, тушенного с овощами. Устроившись за столом, она с аппетитом принялась есть.

Мясо протушилось до такой степени, что почти таяло на языке. Овощи были мягкими и нежными. Кейла уже не помнила, когда ей в последний раз довелось поесть как следует. Она упоенно жевала, забыв обо всем остальном.

– Похоже, Саломея вознаграждает нас за последнюю неделю, – проворчал Арсобадес, проглотив очередной кусок мяса. Он улыбнулся Кейле. – Твое счастье, Кэти, что тебе не довелось этого видеть. Это была самая отвратительная еда, которую нам приходилось пробовать на «Фальстафе». От нее воротило всех, даже Пууку. Морган отказалась загрузить эту стряпню в свой очистной контейнер. В конце концов Рабу пришлось выбросить ее через воздушный шлюз, наплевав на закон о загрязнении космического пространства. – Он хохотнул. – Это было последним средством спасения от бунта на борту.

– А я припоминаю, что ты все же смог проглотить несколько кусочков, – язвительно заметила Грир. – В сущности, ты чуть не плакал, когда Раб избавил нас от этой гадости.

– Что ж, – невозмутимо отозвался Арсобадес. – Я вырос во время голода на орбитальных спутниках и не могу видеть, как выбрасывают пищу.

– Голод? – повторила Кейла, изумленная его словами. – Где?

– На Элизии. Это один из орбитальных пригородов Вардалии. И пусть название не обманывает тебя, Кэти. На самом деле это летающий свиной хлев.

Раб ворвался в столовую, сопровождаемый Пуукой и облаком сигарного дыма.

– О да, сияющие небоскребы Вардалии, – нараспев подхватил он. – Над которыми Арсобадес провел свое несчастное детство, глядя вниз и надеясь, что в один прекрасный день ему достанется кусочек земли в этом сказочном городе. Но его мечтам не суждено было сбыться. – Печально качая головой, он наполнил свою тарелку и уселся рядом с Кейлой. – Может быть, это и к лучшему, иначе его бы уже давно арестовали за игру на волынке в общественных местах.

– Напомни мне приделать к твоему лазеру шнур с розеткой, остряк. Посмотрим, как тебе понравится получать встряску каждый раз, когда ты потянешься за своей пушкой.

Грир с отвращением наморщила нос.

– Как ты можешь курить эту дрянь, когда мы едим?

– Перестаньте, ребята. – В дверях появилась прекрасная женщина с кожей шоколадного цвета и длинными золотистыми волосами. Ее лицо было копией того, которое Кейла видела на стене по дороге в столовую, однако она носила в носу золотое колечко, соединенное цепочкой с таким же колечком в мочке ее левого уха. Ее глаза имели поразительный янтарный оттенок. Посмотрев на Кейлу, она сверкнула белозубой улыбкой. – Привет, Кэти. Я Саломея, капитан «Фальстафа». Рада видеть тебя на борту. Сейчас на мне лежит двойная нагрузка в штурманской рубке, поэтому я буду счастлива, если ты облегчишь мою участь.

Кейла подумала, что Саломея, судя по ее виду, способна в одиночку управиться со всем кораблем.

Присоединившись к обедающим, Саломея пристально посмотрела на Раба. Он вздохнул и погасил окурок сигары.

– Аллилуйя, – пробормотала Грир.

– Эй, – прочавкал Арсобадес с набитым ртом. – Отличное варево! Саломея, ты искупила былые грехи.

– Пожалуй, я расценю это как комплимент.

– Где Келсо? – осведомился Арсобадес.

– Наблюдает за операционными системами, – отозвалась Саломея. – Кто-то должен присматривать за имуществом, пока остальные едят.

– Он тоже пилот? – спросила Кэти.

Раб рассмеялся.

– Он? Келс не сможет проложить курс до сортира с завязанными глазами. Единственное, в чем он хорошо разбирается, – это состояние его личного счета.

– Тогда как он может следить за приборами?

– Не требуется много ума, чтобы считывать цифровые показания. Если возникнет какая-нибудь проблема, он немедленно свяжется с нами. Кроме того, он остался в компании компьютера. Если мы соберемся врезаться в астероид или в полицейский крейсер, защитные экраны включатся автоматически. По крайней мере, мы на это надеемся, – добавил Арсобадес. – Обычно это срабатывает.

– Что ж, теперь у нас есть Кэти, а значит, вероятность ошибок снижается вдвое, верно? – жизнерадостно заметила Саломея. Изящным движением вытерев рот, она повернулась к Кейле: – Если ты закончила, то я покажу тебе, где ты будешь работать.

– Конечно, – несмотря на усталость, Кейла поднялась на ноги и последовала за Саломеей в путаницу коридоров. Вскоре они оказались в небольшой комнате, стены которой были заняты приборными панелями. Келсо сидел у монитора и делал пометки, глядя на хаотично мигающие красные и синие огоньки.

– Это будет твое рабочее место, – сказала Саломея.

Кейла в ужасе смотрела на навигационную панель, покрытую кнопками и сдвоенными мониторами, на которых вспыхивали непонятные сообщения.

– Эта панель сильно отличается от той, к которой я привыкла, – пробормотала она.

– Вряд ли. – Саломея пристально глядела на нее. – Все панели сделаны по стандартному принципу, не так ли?

– Ну… в общем-то да.

– Тогда ты быстро наверстаешь упущенное. – Саломея кивнула. – Садись здесь, рядом со мной. Сперва я хочу, чтобы ты просто привыкла к оборудованию. Я покажу тебе основные операции. Копируй мои действия и запоминай их. Когда я увижу, что ты готова, то позволю тебе выполнять легкие маневры. Но не раньше, чем ты будешь готова.

«Меня это устраивает», – подумала Кейла. Должно быть, на ее лице отразилось облегчение, поскольку Саломея рассмеялась и похлопала ее по плечу.

– Не волнуйся, тебе не придется запоминать все это сегодня же. Иди поспи немного; похоже, ты в этом нуждаешься. Но завтра я жду тебя здесь ровно в восемь утра.

Кейла кивнула. Ее глаза горели, словно под веки насыпали песку. Ей казалось, будто она не спала уже целый месяц.

21
{"b":"11435","o":1}