ЛитМир - Электронная Библиотека

Во время посадки на Уэстерби, второй планете Салабрийской системы, Кейле довелось увидеть первого в ее жизни инопланетянина.

Это был синкс, местный абориген, – ярко-оранжевый, с тремя ротовыми отверстиями вокруг морщинистой шеи. Кейла старалась не смотреть на него, но зрелище зачаровывало ее.

Существо передвигалось с помощью волнообразных мышечных сокращений, это не было похоже на движения змеи, поскольку имелись крохотные ножки. Оно больше напоминало бочкообразное четвероногое, чьи конечности двигались как поршни.

Проследив за взглядом Кейлы, Раб шутливо пихнул ее в бок.

– Ты уже не на Брайтонз-Рок, детка.

– Да, – согласилась Кейла. – Я далеко оттуда. «И от дома», – мысленно добавила она.

– Лучше привыкнуть, – заметил Раб. – Тебе предстоит увидеть гораздо более странные вещи.

Но его слова повисли в воздухе. Кейла внимательно рассматривала угловой видеокиоск – точнее, лицо, изображенное на главном экране. Волевой подбородок. Рыжие волосы. Изумрудно-зеленые глаза. Лишь секунду спустя она осознала, что смотрит на себя.

«Разыскивается! – кричали красные голографические буквы. – Разыскивается! Разыскивается! Награда за поимку».

Кейла глядела на свое лицо, чувствуя себя так, словно встретилась с призраком. «Я не Кейла, – подумала она. – Меня зовут Кэти. Кэт Н. Шадоу. Эта девушка – не я, а другой человек».

Раб похлопал ее по плечу.

– Эй, спишь на ходу?

Он взглянул на киоск, но на экране уже появилось изображение другого преступника, числящегося в розыске.

– Увидела знакомое лицо?

– Мне показалось. – Кейла отвернулась и взяла его под руку. – Пошли. Давай где-нибудь поедим.

С течением времени Кейла становилась все более довольна своей жизнью. Окружающие ее люди относились к ней доброжелательно и охотно принимали в свое общество. Она начала чувствовать себя членом большой семьи.

Однажды вечером Кейла, Саломея, Баррабас, Грир, Морган и Арсобадес отдыхали вместе после обеда на задней наблюдательной палубе. Арсобадес исполнил сатирическую балладу о стиксианских шпионах – «слухачах, паразитах-нюхачах, дайте им скорей под зад ногою» – и все с энтузиазмом подхватили припев. Все, кроме Кейлы.

Она недоумевающе смотрела на своих товарищей.

– Почему вы так не любите эмпатов? – поинтересовалась она.

– Они – проклятые шпионы Пеллеаса Карлсона, вот почему, – ответил Раб с гримасой отвращения. – Один из них чуть не поджарил Саломее мозги в баре, во время последней посадки на Сент-Альбане. Я едва не прикончил этого мерзавца.

Он обнял Саломею за плечи и привлек ее к себе, готовый стереть в порошок любого эмпата, который осмелится оказаться поблизости. Саломея прижалась к широкому плечу своего любовника и улыбнулась.

– Возможно, он был разведчиком, – спокойно заметила она. – Такие толкаются в толпе, выискивая лакомые кусочки информации, которые можно подороже продать.

– Или контрабандистов, которых они могут выдать властям за вознаграждение, – добавила Грир.

– Большинство людей не замечает их, – сказала Саломея. – Но я обладаю повышенной эмпатической чувствительностью.

– Разве эмпаты работают на премьер-министра? – Кейла была ошарашена. – Я этому не верю.

Раб кивнул с серьезным видом.

– Можешь быть совершенно уверена. Их используют для допросов. Карлсон предложил оплатить их перелет на Сент-Альбан, и они уцепились за эту идею. Да и кому захочется жить на Стиксе, особенно если появляется шанс сменить его на славную Вардалию?

– Думаю, эти шахтеры становятся лунатиками в своих тоннелях, – внезапно произнесла Морган. При звуке ее голоса все изумленно уставились на нее. Морган пожала плечами и вернулась к просмотру своего видеокубика.

– Не знаю, – осторожно заметила Кейла. – Может быть, там не так уж и плохо.

– Еще как плохо, – уверенно заявил Арсобадес. – Только представь себе житье под землей: ни неба, ни солнца. Словно крысы в норах.

«Только представь себе», – подумала Кейла.

Позже, когда они с Грир готовились ко сну, Кейла решила спросить свою подругу по комнате, какого мнения она придерживается об эмпатах.

– Я не так уж много знаю, – с непроницаемым видом ответила Грир. – Мне приходилось видеть одного-двух, но это было довольно давно. Странный народец. Возможно, сами по себе они не такие уж плохие люди, но меня от них дрожь пробирает. Кому в здравом уме может понравиться, когда его мысли подслушивают?

– Где ты встречалась с ними?

– На Сент-Альбане. Я была в составе делегации на Торговом Конгрессе.

– Ты? – изумленно спросила Кейла. – Но ты же ненавидишь правительственных торговцев. Ты сама мне рассказывала…

– Да, я. – Грир улыбнулась, что случалось с ней нечасто. – Трудно поверить, но это так. Я была общественной служащей на Сент-Альбане – молодая, полная идеалов и надежд. Нам хотелось все изменить, устранить любую несправедливость. Ха! Как только мы начали говорить о том, что мелкие торговые компании эксплуатируются более крупными, Карлсон стал давить на нас. Вся система коррумпирована, и позволь мне сказать тебе, что с тех пор положение не улучшилось. Поэтому мы создали организацию свободных торговцев. Наша цель – свободный рынок, без тарифов и ограничений. И может быть, мы когда-нибудь добьемся своего. А пока мы коротаем время за контрабандой и показываем кукиш торговой полиции.

Она внезапно замолчала, легла в постель и выключила свой ночник.

Кейла долго не могла заснуть. В ее сознании эхом отзывались слова издевательской баллады Арсобадеса.

Да, искушение расслабиться и почувствовать себя как дома на борту «Фальстафа» было очень сильным. Но как бы Кейле ни нравились эти люди, она напоминала себе о том, что ей следует соблюдать осторожность. Они никогда, ни при каких обстоятельствах не должны узнать, кто она такая на самом деле.

– Иди сюда, – проворковала Кейла нежнейшим тоном. Она присела на корточки в коридоре, и ее глаза оказались почти на уровне глаз кошки. – Хорошая Пуука. Иди сюда, кисонька. Посмотри, что у меня есть для тебя. – Она послала дружелюбную ближнечувственную пульсацию в направлении зверька. – Не бойся, я не причиню тебе вреда.

Бело-рыжая кошка с подозрением посмотрела на нее и передернула усами.

– М-ммм, – промычала Кейла. – Вкусная рыбка для Пууки.

Она протянула ладонь, где находилось рыбное пюре, взятое на кухне после ленча, надеясь, что соблазнительный аромат заставит кошку подойти ближе.

Пуука понюхала воздух.

– Ну давай же, иди сюда.

Пуука подошла на шаг ближе.

– Вот умница, вот хорошо.

Пуука снова потянула воздух носом, зашипела и горделиво удалилась прочь, подергивая хвостом.

«Проклятье, – подумала Кейла. – Опять не сработало. А ведь прошло уже несколько месяцев. Когда же эта кошка изменит свое отношение ко мне? Ведь я больше не чужая». Вздохнув, она стряхнула с ладони остатки пищи и побрела на свой пост.

Саломея взяла на борт груз оружия, снятого с отправленного на переплавку звездного крейсера. Пунктом назначения служил Долмек, пятая планета Салабрийской системы. Там у Саломеи планировалась встреча с покупателем. Но перелет был связан с определенным риском, ибо курс проходил неподалеку от правительственного радара и контрольных пунктов. Когда Кейла поднялась в штурманскую рубку, она была неприятно удивлена тем, что Саломея уже сидит перед навигационной панелью, подключившись к управлению.

– Не обижайся, – попросила Саломея. – Я хочу провести нас через полицейский пост.

– Но я уже почти год занимаюсь этим, и у меня ни разу не возникало проблем, – возразила Кейла.

– Я знаю, Кэти. Постарайся не принимать это близко к сердцу. Не имеет значения, как долго ты выполняла свою работу. Просто у меня такой пунктик; можешь назвать это суеверием. Когда обстановка накаляется, я чувствую себя уверенно лишь в том случае, если сама сижу за рулем.

24
{"b":"11435","o":1}