ЛитМир - Электронная Библиотека

Пространство растянулось, расползлось в разные стороны. Не было ни верха, ни низа. Кейла дрейфовала в бесконечности, распавшись на множество отдельных личностей, охваченных внезапным параличом. Желудок ухнул куда-то вниз, голова раскалывалась. Она не могла смотреть ни вперед, ни назад, ни наружу, ни внутрь. Ее пригвоздило к настоящему моменту – беспомощную, застывшую и бесконечно одинокую.

«На помощь, – подумала она. – Помогите, помогите. Игер, сделай что-нибудь. Ты слышишь меня? Неужели никто меня не слышит?»

Она попыталась пробиться к кому-нибудь через ближнечувство, но ее эмпатические силы тоже оказались парализованными.

Кейла не знала, сколько ей пришлось висеть в киберпространстве. Годы? Века? Время проглотило само себя и исчезло, секунды растянулись на тысячелетия. Наконец внезапный прилив энергии достиг джамп-интерфейса и взорвался словно шаровая молния, освободив ее. Она падала, кружась и порхая, пока не опустилась на твердое дно каньона.

Кейла заморгала. Она находилась в штурманской рубке, в реальном времени и пространстве. Хронометр показывал, что после ее входа в кибер-пространство прошло лишь несколько секунд. Прыжок закончился. Красное салабрийское солнце ярким пятнышком мерцало на экране.

Саломея кивнула.

– Прекрасный прыжок, Кэти.

Кейла заставила себя улыбнуться. «Беда, – подумала она. – У меня большие неприятности. Похоже на аллергию к джамп-пространству. Как я смогу пилотировать корабль, если меня парализует при каждом прыжке?»

Когда они вышли на стационарную орбиту вокруг красного карлика, она отсоединила электроды и увидела, что Игер все еще поглощен происходящим на мониторах – он даже не заметил ее состояния. Это хорошо.

– Ты можешь еще немного понаблюдать, – обратилась она к нему. – Моя смена закончилась.

Кейла посетила корабельную библиотеку, предприняв небольшое расследование. То, что ей удалось узнать, повергло ее в отчаяние.

«ДЖАМП-БОЛЕЗНЬ: Недомогание неопределенного происхождения. Возможно, имеет психологическую природу. Наиболее часто поражает эмпатически одаренных людей. Может до некоторой степени облегчаться соматическими средствами, транквилизаторами, анабиозом. См. также РАВНОВЕСИЕ, ДВИГАТЕЛЬНЫЕ РАССТРОЙСТВА».

Кейла с отвращением погасила видеоэкран. Как она сможет управлять кораблем, будучи напичканной транквилизаторами? Придется проконсультироваться с Морган по поводу природных лекарств.

Но что, если врач начнет слишком подробно расспрашивать ее? Ведь джамп-болезнь характерна для эмпатов.

Кейла решила, что найдет какой-нибудь способ скрыть правду, и с мрачным видом направилась в гидропонический отсек.

Немного не дойдя до места, она заметила свое отражение на полированной поверхности переборки. Ей не понравилось то, что она увидела: ее волосы снова начали отрастать. Кейла красила их раз в два месяца, чтобы скрыть ярко-рыжие корешки, но запас краски для волос был уже практически исчерпан.

В пустой лаборатории слышалось только несмолкаемое «кап-кап-кап» текущей воды да шорох листьев ползучей сальвии. Морган куда-то исчезла.

– Эй! Здесь кто-нибудь есть?

Тишина.

Кейла оставила записку на лабораторном мониторе. Возможно, она просканирует несколько разумов за обедом и узнает, что им известно о джамп-болезни. Но до обеда оставалось еще несколько часов. Она снова заметила свое отражение. Рыжие корешки пегих волос отчетливо выглядывали снизу. Что ж, можно покрасить волосы прямо сейчас: это отвлечет ее от неприятных размышлений.

В уборной неподалеку от ее комнаты никого не было. Кейла вылила остатки краски в пластиковый стаканчик и начала раздеваться. Насвистывая, она нанесла темно-зеленую жидкость на волосы с помощью расчески и устроилась сохнуть на табурете с видеокубиком, одолженным у Арсобадеса.

Внезапно дверь распахнулась, и вошла Грир.

– Привет, – сказала она.

Кейла вздрогнула от неожиданности. Как она забыла запереть дверь? Прежде чем она успела прикрыться, Грир увидела треугольную татуировку эмпата между ее лопатками.

– Это что еще за чертовщина? – Грир схватила ее за руку и резко развернула к себе. – Почему на тебе значок эмпата? Ты что, проклятая шпионка премьер-министра?

– Нет! – Кейла высвободилась из болезненного захвата Грир и приготовилась к защите. «Что делать? – размышляла она. – Попробовать мысленную атаку? Смогу ли я заблокировать память Грир теневым чувством? А что, если Грир так же чувствительна, как и Саломея? Что, если я убью ее? Нет, не будь дурой. Просто сделай это… Нет, не могу. Это же Грир, моя подруга по комнате. Мы знакомы уже больше года. Она заслуживает того, чтобы знать правду».

– Нет, – повторила Кейла. – Я действительно эмпатка, но я не шпионю.

– Тогда какого черта ты делаешь на нашем корабле?

– Прячусь. Я в бегах.

– От кого ты прячешься?

– Ну… в общем, это долгая история.

Кейла рассказала Грир о землетрясении, о смерти своих родителей, рассказала о Беатрисе Келлер, о заложенном имуществе и о своей атаке на Йейт-са. И наконец, она рассказала о цене, назначенной за ее голову.

Грир хмурила брови, но слушала не перебивая.

– С какой стати я должна верить тебе? – спросила она, когда Кейла закончила свою историю.

– Потому что это правда. Потому что у тебя нет оснований не верить мне.

– Ты лгала мне и всем остальным с тех пор, как появилась здесь.

– Но не потому, что мне так хотелось. Я была вынуждена скрывать правду. Разве ты не понимаешь? Вы так сильно ненавидите эмпатов, что я не могла сказать, кто я такая на самом деле. Наверное, вы выбросили бы меня из воздушного шлюза или выдали бы властям.

– А почему ты думаешь, что я не сделаю этого теперь?

– Потому что ты не такая. Ты понимаешь, что я не представляю для вас угрозы. Послушай, Грир, если я шпионка, то почему я не выдала вас, когда торговая полиция пыталась задержать «Фальстаф»?

Грир прислонилась к стене, скрестив руки на груди. Ее взгляд был жестким, губы сжались в прямую линию.

– Похоже, ты считаешь меня полной идиоткой, – процедила она.

– Тогда почему бы мне просто не стереть все твои воспоминания об этом происшествии? Почему я трачу время на объяснения, если в моем распоряжении имеется целый арсенал темных эмпатических приемов, с помощью которых я могу заставить тебя замолчать?

– Потому что ты еще молода и глупа.

– Но…

Грир вскинула руку.

– Помолчи немного и дай мне подумать. – Она принялась сердито расхаживать взад-вперед. – Откуда мне знать, что это не хитроумная ловушка? Может быть, ты обменивалась информацией с эмпатом на полицейском крейсере, а может, там вообще не было никакого эмпата. Может быть, ты напрямую передавала им сведения.

– Ты ведешь себя как параноик, – сказала Кейла. Она бы рассмеялась, если бы не была так испугана. – Что я могла им сообщить? Что корабль перевозит контрабанду? Они и так об этом знали. Как ты думаешь, что я почувствовала, обнаружив эмпата, работающего на торговую полицию? А на их крейсере был эмпат, можешь мне поверить. Или ты думаешь, это я парализовала Саломею?

– Кто-то ведь это сделал.

– Да, но только не я. Хотя теперь я могу понять, почему вы ненавидите эмпатов. Если они могут сотворить то, что сотворили с Саломеей, и если они используют свои способности для допросов противников Карлсона, то я не виню вас за ваши чувства. Мой отец пришел бы в ужас от этого. Это одна из тех вещей, которых он больше всего опасался: что правительство перетянет эмпатов на свою сторону и будет использовать их как секретное оружие против своих соперников в Торговом Альянсе.

Видимо, что-то в выражении лица Кейлы или в голосе оказало воздействие на ее подругу по комнате. Грир перестала расхаживать и прищурившись взглянула на девушку.

– Ты в самом деле так думаешь?

– Разве ты не слышала моих слов? – взволнованно произнесла Кейла, думая о том, как же преодолеть эту параноидальную подозрительность. – Если ты собираешься выдать меня Саломее, то почему бы не сделать это прямо сейчас?

27
{"b":"11435","o":1}