ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если тебя отправят на Стикс, тебе придется отбывать пожизненное заключение?

– Скорее всего.

– Бог ты мой, я не знаю, что делать, – пробормотала Грир. – Я доверяю своим инстинктам, а они говорят, что ты мне нравишься. Но я не люблю эмпатов и не доверяю им.

– А я не виню тебя, поскольку ты знаешь их лишь как правительственных шпионов. Но есть и другие эмпаты. Поверь мне, Грир: это люди, похожие на моего отца, Редмонда Рида.

– Постой-постой, как ты сказала?

– Редмонд…

– Рид! – Глаза Грир расширились. – Я встречалась с Редмондом Ридом несколько лет назад, на Сент-Альбане. Он был в составе торговой делегации со Стикса. Достойный человек, честный, говорил по существу дела. Было бы замечательно, если бы он стал представителем Стикса по торговле с внешними мирами. Но вместо него нам пришлось иметь дело с этой сукой, Беатрисой Келлер. Если ее сын похож на мать, то не удивительно, что ты дала ему по башке. Так значит, Редмонд Рид был твоим отцом?

– Да.

– И после смерти родителей тебе пришлось бежать от Келлеров? У тебя крепкие нервы, не так ли? Да, теперь я начинаю понимать…

К глазам Кейлы подступили слезы облегчения.

– Спасибо тебе, – пробормотала она.

Грир криво усмехнулась.

– Оставайся здесь, – распорядилась она. – Никуда не выходи. Я буду через минуту.

Она вернулась с небольшим металлическим ящиком для медицинских инструментов и бутылочкой из непрозрачного стекла.

– Запри дверь. Потом подойди ко мне и нагнись над раковиной.

– Что ты собираешься делать?

– Скрыть твою татуировку.

– Нет! – Кейла попятилась.

– Не будь дурочкой, – тихо сказала Грир. – Кто-нибудь другой может войти в туалет так же, как я.

– Я буду осторожнее.

– Чепуха. Будь умницей и слушайся меня, Кэти, или как там тебя зовут на самом деле.

– Кейла. Кейла Джон Рид.

– Вот и хорошо. Но тебе лучше пока оставаться Кэти, чтобы избежать путаницы.

Пальцы Грир были ловкими и сильными. Антисептический раствор приятно холодил спину, но жалящая боль от иглы заставила Кейлу зажмуриться. Краска, введенная в прокол, жгла еще сильнее.

– Ох!

– Извини. Может быть, сделать местную анестезию?

– Да, пожалуйста.

Кейла скривилась от укола другой иглы, но боль быстро исчезла, сменившись онемением. Она вспомнила, как проходила процедуру нанесения первой татуировки – нежные материнские руки, осторожные движения отца, умиротворяющие мысленные прикосновения, снимавшие все следы боли. Теперь, закрыв глаза, она могла представить себе, что ее мать делает аккуратные надрезы, мягкими движениями втирая краску, образующую знак эмпата.

– О'кей, – сказала Грир. – Так сойдет.

Кейла посмотрела на свою спину в зеркале. Черная звезда полностью скрыла ее прежнюю татуировку.

– Что означает этот символ?

– Это знак свободных торговцев.

– Того движения, которое выступает за отмену тарифов?

– Совершенно верно.

– Должно быть, вы прекрасно организованы, если имеете секретные татуировки. А что еще у вас есть – особые рукопожатия или пароли?

Грир хмыкнула.

– Неплохая идея. Надо будет попробовать. – Она закатала рукав. На ее предплечье красовалась черная звезда. – У каждого на «Фальстафе» есть такой знак. Саломея захотела иметь звезду между грудей. Раб сперва жаловался, зато теперь привык. – Она одобрительно похлопала Кейлу по плечу. – Так что, Кэти, теперь ты одна из нас – нравится тебе это или нет.

Кейла ощущала одновременно радость и смятение. Она наконец-то нашла свой дом, убежище среди людей, бывших заклятыми врагами всех эмпатов. Но как ни странно, она чувствовала себя на своем месте и не могла представить себе лучшего убежища во всей Галактике.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кейла проснулась рано, потянулась под одеялом и вдруг вспомнила, какой сегодня день. День ее рождения. Сегодня, в эти самые минуты, ей исполнялось восемнадцать лет. Она еще немного поблаженствовала, прежде чем открыть глаза. В день рождения мать всегда разрешала ей поспать подольше, а отец готовил специальный праздничный завтрак с ванильными пирожными. Кейла почти ощутила их запах…

Она открыла глаза и увидела спящую Грир, смешно свернувшуюся на своей койке. Никаких пирожных. Никаких родителей. Доброе утро.

«Фальстаф» приземлился в Порт-Буффало на Салабрии III, третьей планете Салабрийской системы. Кейла сегодня дежурила в штурманской рубке, следовательно, ей предстояло тихое, спокойное утро. Она проверит навигационные ретрансляторы, помоет палубу, надраит переборки… С днем рождения, дорогая.

Она пробыла в рубке не более десяти минут, когда шипение коммуникатора вывело ее из блаженной полудремы.

– Раб? Саломея? У нас неприятности. – Голос Келсо звучал пронзительно и испуганно. Кейла вспомнила, что они с Арсобадесом ушли в порт сразу же после завтрака. – Нас зажала в угол шайка чокнутых пиратов, считающих, будто у нас на борту находится груз метакристаллической соли. Они не хотят ничего слушать, а портовая полиция, должно быть, спит. У нас один бластер на двоих. Кто-нибудь слушает нас? Алло?

Кейла нажала кнопку передатчика.

– Келс, где вы находитесь?

– Примерно в двух метрах от большого портала, возле дальнего конца дока.

– Я начинаю сканировать, – сказала Кейла.

Где же он? Что, если она не сможет засечь его? Нет, подожди. Бот: красная точка на экране.

– Я определила ваше местонахождение. Держитесь, помощь уже в пути.

Произнося последние слова, она включила корабельный интерком, подав сигнал тревоги: всем членам команды собраться в штурманской рубке.

Через минуту в небольшом помещении стало тесно. Товарищи Кейлы, моментально осознавшие опасность, надевали бронежилеты и разбирали оружие.

– Игер, Кэти, вы пойдете со мной, – скомандовал Раб. Он вручил Кейле тяжелый бластер. – Грир и Саломея прикроют нас из корабельных орудий. Вперед!

Они быстро вышли наружу.

– Пригнитесь, – прошептал Раб. – И не стреляйте без крайней необходимости. Кэти и Игер, расходитесь по разным концам палубы и прикрывайте меня.

Игер нырнул вправо, Кейла побежала влево. Сердце бешено колотилось у нее в груди. Каждый вдох отдавался грохотом в ушах.

Луч лазера прорезал воздух. Раздались крики, потом все стихло. Затем снова закричали, и вслед за тем наступила тишина.

Секунду спустя послышался звук приближающихся шагов. Сердце Кейлы забилось еще сильнее. Она крепко стиснула свое оружие.

Арсобадес поравнялся с ней на бегу. Промчавшись мимо, он выдохнул:

– Прямо за мной!

Кейла увидела мужчину в тяжелом бронежилете. Он держал в руке огромный длинноствольный пистолет и целился в Арсобадеса. Выстрел должен был прозвучать через доли секунды.

Кейла подняла бластер и посмотрела в перекрестье прицела. Задержав дыхание, она нажала спусковую кнопку.

Выстрел не причинил вреда незнакомцу, тогда она снова нажала на кнопку. Послышался резкий жужжащий звук. Человек пошатнулся, упал и остался лежать неподвижно.

Ощущение точного попадания в цель доставило Кейле невыразимое удовольствие. Кейла какое-то время смаковала это чувство, и та часть ее существа, которая подсознательно могла испытывать наслаждение, впиваясь зубами в трепещущую плоть и чувствуя вкус крови на своем языке, вышла на первый план. «Нужно выстрелить еще раз, – возбужденно подумала она. – Только один раз». Она прицелилась, и…

Большая мужская рука стиснула ее предплечье.

Она повернулась, готовая сопротивляться до последнего, и увидела Раба, сурово глядящего на нее.

– Не имеет смысла стрелять по мертвой мишени, – жестко сказал он. – Мы победили.

Игер вырос за его спиной, задыхаясь от быстрого бега.

– Что нам делать теперь? – спросил он. – Убираться прочь из порта?

– Это худшее из того, что мы можем сделать, – ответил Раб. – Если мы сбежим, это будет означать, что мы не правы. Нет, мы останемся и займемся проклятой, бесконечной бумажной работой. Смотрите, а вот и портовая полиция! Это бесподобно! Ну что ж, привет, ребята! Приятно видеть вас сейчас, когда стрельба уже закончилась.

28
{"b":"11435","o":1}