ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Думай как математик. Как решать любые задачи быстрее и эффективнее
Почтовый голубь мертв (сборник)
Врата Победы: Ленинград-43. Сумерки богов. Врата Победы
Замуж за три дня (СИ)
Платье невесты
Минет. 10 правил, которые ты должна знать
Дерзкая советница властелина
Авиатор
О вещах действительно важных. Моральные вызовы двадцать первого века

Заполнение официальных бумаг заняло несколько часов. Усталые и измученные, члены команды вернулись на «Фальстаф».

Келсо подал на обед невыразительный овощной бифштекс, напоминавший на вкус сырые опилки. Грир добавила несколько бутылок красного вина, мутного и кислого. После второго стакана кислятины Кейла почувствовала, что внутри у нее все кипит. Что за день! Расскажешь кому-нибудь – не поверят. После третьего стакана она уже не могла терпеть.

– Отличный способ отпраздновать свой день рождения! – провозгласила она, обращаясь ко всем и ни к кому в отдельности. – Да, именно сегодня. Мой день рождения! И что же я делаю в этот день? То же, что и любая нормальная девушка: убиваю человека.

Она напряженно рассмеялась. Выждав паузу, Грир отложила свою вилку и с насмешливым участием оглядела Кейлу с ног до головы.

– Сколько ты уже выпила? – осведомилась она.

Лицо Арсобадеса осталось серьезным.

– Сегодня в самом деле твой день рождения, Кэти?

Кейла кивнула несколько раз подряд, прежде чем одернула себя и остановилась.

– Почему, во имя Девяти Небес, ты ничего нам не сказала? – недовольно спросил Раб.

– Не знаю. – Кейла пожала плечами, начиная жалеть о том, что вообще открыла рот. – Это выглядело… как-то по-детски.

– А теперь нет? – буркнул Келсо.

– Помолчи, – перебил Арсобадес. – Каждый заслуживает праздника в свой день рождения. День рождения Кэти начнется через десять минут. А теперь живо – расходимся и готовимся.

На глазах у Кейлы ее товарищи по команде один за другим покинули столовую, оставив ее в обществе далькоя. Он вопросительно чирикнул и потерся о ее бедро. Она потрепала его по голове:

– Хороший далькой. Нет, я не знаю, куда они пошли. Да и какая разница?

Она налила себе еще один бокал вина и взглянула на Третье Дитя.

– За тебя и за твои прекрасные глаза!

Вино казалось уже не таким мерзким, как раньше. В сущности, его вкус стал даже приятным. Кейла почти осушила бокал, когда все вернулись и окружили ее, смеясь и похлопывая по плечам.

Арсобадес величественно вплыл в комнату со своей лютней и сумкой с музыкальными инструментами, свисающей с его плеча.

– О'кей, – сказал он. – Праздник начинается. Музыканты, за дело! Каждый берет по одному инструменту, и никаких отговорок. Поскольку я гений, то сочинил импровизированную хвалебную песнь с простым припевом. Подпевают все!

Он извлек из лютни громкий аккорд и запел:

Глаза у Кэт подобны изумрудам,

Зеленые, зеленые глаза,

А губы Кэт подобны двум рубинам,

Рубинам, пламенеющим в ночи.

О Кэти, мой алмаз, моя отрада,

Я пью твое здоровье и успех,

Ведь праздник твой стал праздником для всех,

А большего, признаться, и не надо!

Недостаток гармонии поющие возмещали силой голоса, отбивая ритм на маленьких барабанчиках, тамбуринах и цимбалах. Арсобадес заставил их пропеть припев пять раз подряд, пока Кейла не начала умолять о пощаде.

– А теперь подарки, – объявил он. – Разумеется, с соответствующим музыкальным сопровождением.

Наигрывая жизнерадостную мелодию, он яростно закивал Саломее. Она встала, присела в жеманном реверансе под хихиканье остальных, вручила Кейле маленькую сумочку и нежно коснулась губами ее щеки.

– В следующий раз предупреждай заранее, – улыбаясь, прошептала она. – Мы можем даже состряпать пирог.

В сумочке лежала пара зеленых берилловых серег, давно вызывавших восхищение Кейлы.

– Не может быть! – воскликнула она. – Саломея, твои сережки! Тебе не следовало этого делать.

– Теперь тебе нужно будет проколоть уши, – весело сказала Саломея. – Приходи ко мне завтра, и мы перво-наперво займемся этим. Безболезненность гарантирую.

– Теперь моя очередь, – заявил Раб. К восхищению Кейлы, он передал ей свой видеокуб по астрономии. – Не беспокойся, я сделал для себя копию.

Морган принесла срезанные побеги огнистого плюща, любимого растения Кейлы, и обернула ярко-красную плеть вокруг ее шеи, пропустив через волосы.

– Красный цвет хорошо сочетается с твоими глазами. – Она сделала замысловатый пируэт, подмигнула и опустилась на свое место.

– Что ж, – промямлил Келсо, засунув руки в карманы. – Полагаю, теперь моя очередь. Обед, надо думать, не в счет?

– Только не этот обед, – проворчал Раб.

– Тогда, Кэти, как тебе понравится, если я расплачусь по твоим долгам?

Кейла с сомнением посмотрела на него.

– Но у меня нет долгов, – сказала она.

– Вот как? – Его длинное лицо вытянулось еще больше. – Хм-мм. Что за чертовщина! Тогда я научу тебя показывать фокусы, ладно?

– Фокусы? – переспросила Кейла. – Да, конечно.

К общему веселью присутствующих, Келсо неловко потряс ей руку, кивнул и с видимым облегчением отступил назад.

Грир вручила ей рукописное обязательство на стирку одежды в течение месяца.

– Но только если это будет не ручная стирка, – добавила она, улыбнувшись своей жесткой улыбкой. – А в качестве дополнительного приза я готова в любой момент помочь тебе с прической – разумеется, по твоему требованию.

Кейла кивнула.

– Не думай, что я упущу такую возможность.

Игер наблюдал за вручением подарков, смущаясь все сильнее и сильнее. Судя по всему, он не нашел ничего подходящего, и ему это не нравилось. Внезапно он просиял и выбежал из столовой. Минуту спустя он вернулся, держа в руках пурпурно-фиолетовый сверток.

– Вот, – сказал он. – Поздравляю, будь счастлива, и так далее. Я чуть не забыл, что это лежало у меня в рюкзаке.

Сверток оказался маленьким ковриком из бамберовой шерсти, удобно устроившимся на коленях у Кейлы. Она посмотрела на изящное переплетение лавандовых узоров и ощутила, как к глазам подступают слезы. Коврик был очень похож на те, которые остались на Стиксе, в доме ее родителей.

– Какая красота, – прошептала она. – Игер, я не могу взять такую вещь. Это невозможно.

– Пожалуйста. – Игер покраснел. – Я хочу, чтобы он стал твоим. Ты не можешь отказаться, ведь сегодня твой день рождения.

Он пожал ей руку и, наклонившись ближе, расцеловал в обе щеки.

– Так будет более официально.

Последовали новые тосты, новые песни. Кейла смутно осознавала, как отплясывает джигу с Арсобадесом под аплодисменты остальных, как Игер снова целует ее и, наконец, как Грир и Саломея тащат ее в каюту и укладывают на койку. Последней мыслью, промелькнувшей в ее сознании, было то, что, несмотря на отсутствие пирожных, этот день рождения все-таки удался на славу.

Через две недели после дня рождения Кейлы, когда последние остатки похмелья давно уже выветрились, «Фальстаф» взял курс на Уорхейс в системе Нова-Габела. Они преодолели около половины пути, когда на панели коммуникатора замигал ярко-красный огонек.

– Принимаю сигнал бедствия, – доложил Келсо.

Саломея повернулась к нему, приподняв брови:

– Кто это?

– Торговец. Судно называется «Удача Магеллана».

– Я их не знаю. А ты, Раб?

– Нет.

Она подалась вперед и включила интерком.

– Грир, ты знаешь кого-нибудь с «Удачи Магеллана»?

– Я совершенно уверена, что они свободные торговцы, – отозвалась Грир. – Не знаю их лично, но думаю, что с ними все в порядке.

– Свободные торговцы тоже бывают разные, – буркнул Раб.

– Судно зарегистрировано на Салабрии IX, – доложил Келш. – Правда, то же самое можно сказать о половине звездолетов в известной нам части Галактики.

– Это ни о чем не говорит, – угрюмо произнесла Саломея. – Что у них там стряслось?

– Общий сигнал бедствия, без уточнений. Запрашивают немедленную помощь от любого корабля, находящегося в этом квадранте.

Из интеркома донесся голос Арсобадеса:

– Саломея, у них что-то не так с уровнем мощности. Флуктуации вверх и вниз практически по всей шкале.

– Не думаю, что мы сможем помочь им, – пробормотала Саломея.

29
{"b":"11435","o":1}