ЛитМир - Электронная Библиотека

Она быстро послала дальнечувственный зонд, просканировав полицейский крейсер, и обнаружила необычайно восприимчивый, податливый разум. Отлично. Теперь нужно немного поработать с ним и убедить его, что он только что получил важное сообщение.

«Рядом орудуют контрабандисты. Отзовите оперативную группу. Возьмите на буксир „Удачу Магеллана“. Торопитесь, нельзя терять времени».

Кейла вложила в мысленное послание всю свою энергию, передав ощущение срочности, потребности немедленно отозвать полицейских с «Фальстафа». Это оказалось труднее, чем она думала. Она как будто пробивалась через невидимое препятствие. Она нажала сильнее, потом еще сильнее.

На браслете, охватывавшем запястье седого полисмена, замигал желтый огонек.

– Желтая тревога, – обеспокоено произнес он. Двое других переглянулись.

– Нужно немедленно возвращаться, – сказала блондинка. Она прожгла взглядом натхианцев. – Вы трое пойдете с нами.

Поскольку они не отреагировали, она включила разрядник и взмахнула дубинкой.

– Шевелись, кому сказано!

Трое натхианцев понуро вышли из рубки в сопровождении полицейских. В дверях блондинка обернулась к команде «Фальстафа».

– Постарайтесь не ввязываться в неприятности, – холодно сказала она. – Вы у нас на заметке.

Кейла продолжала удерживать слабеющий мысленный контакт. Головокружение втягивало ее в водоворот из обрывков чувств и эмоций. Она казалась себе легкой, почти невесомой. Странное ощущение, будто кто-то глушит ее мысленный сигнал, еще усилилось. Несмотря на пульсирующую боль в висках, она заставила себя держаться, повторяя снова и снова:

«Срочно. Торопитесь. Контрабандисты. Перехватите их. Вперед!»

Полицейский крейсер сверкнул, входя в джамп-пространство, и исчез, увлекая за собой «Удачу Магеллана».

Кейла осела в кресле, надеясь, что никто не заметил ее состояния.

– Смотри-ка, удирают, словно им пятки скипидаром намазали, – проворчала Грир, глядя на экран. Раб подошел к ней сбоку с видом человека, которому вонзили нож в сердце.

– Это случилось по твоей вине, – рявкнул он. – Не могу понять, почему мы с самого начала послушались тебя.

– Я говорила тебе, что держу ситуацию под контролем, – возразила Грир. – Но ты ударился в панику.

– Ах, значит, вот как? Ты сразу же начала пожимать им руки, словно старым друзьям. Почему ты не обменялась с ними вашим тайным паролем, раз уж считаешь себя умнее всех?

Грир отмахнулась от сердитого великана:

– Отвяжись, Раб. Ты просто дуешься из-за того, что их капитан дал Саломее пощечину.

– А ты полагаешь, это было смешно? – Раб повысил голос. – Ты полагаешь, что если кто-то ударит Саломею, то это можно воспринимать как шутку? А если бы они выстрелили в нее? Это было бы даже забавнее, не так ли?

– Раб, перестань, – тихо сказал Арсобадес.

Раб не обратил на него внимания. Он наступал на Грир, в то время как она пятилась от него.

– Это все ты и твои проклятые политические игры, – продолжал он. – Ты так рвалась поприветствовать своих незнакомых приятелей, что едва не свела нас в могилу… или в тюрьму.

– Большой храбрый Баррабас. – Грир презрительно скривилась. – Знаешь, кто ты такой? Дилетант. Ты можешь болтать сколько угодно, но на самом деле тебя беспокоит лишь собственная задница да еще Саломея. Ты и полушки не дашь за то, что станет с Торговым Альянсом.

– Полушку дам. – Губы Раба изогнулись в полуулыбке, но Грир не смягчилась.

– Ты видел этих полицейских, – сказала она. – Они ведут себя все наглее, и Карлсон поощряет их. Тем временем вся система торговли катится в преисподнюю. Мелкие торговцы бедствуют и разоряются, но никому нет до этого дела. Один Карлсон становится богаче. Но ты можешь только смаковать слухи да рассказывать байки. Браво, герой! Я, по крайней мере, стараюсь хоть что-нибудь сделать.

Кейла ожидала, что Раб сорвется и ударит Грир, но, как ни странно, он выглядел совершенно успокоившимся, словно вся его ярость исчерпалась в последней вспышке.

– Послушай, Карлсон мне не более симпатичен, чем тебе, – сказал он. – Но главное различие между нами заключается в том, что я не позволяю своим чувствам доводить меня до сумасшествия.

Грир окинула его саркастическим взглядом.

– Так ты считаешь меня чокнутой?

Он скрестил руки на груди и прислонился к стене.

– Ты меня поняла.

– Хорошо. Какое мне дело до твоего мнения? Я открою тебе один маленький секрет, Раб. Вся чертова Галактика может считать меня сумасшедшей, но это не будет означать, что я ошиблась.

Не сказав больше ни слова, она повернулась и вышла из штурманской рубки.

Кейла посмотрела ей вслед. Пожалуй, Раб прав: Грир действительно не в своем уме.

Келсо закатил глаза и присвистнул.

– Пора убираться отсюда, – хрипло сказала Саломея. – Всем занять свои рабочие места.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Путь до Уорхейса прошел без осложнений. Никто не разговаривал попусту; все занимались своей работой, сосредоточившись на том, чтобы оставить как можно больше пространства между собой и местом, где они недавно были.

Поскольку полет проходил на субпрыжковых скоростях, Кейла с небрежной уверенностью прыгала по горам и каньонам киберпространства, пока на обзорном экране не вырос первый спутник станции Уорхейс, охраняющий космопорт.

Она совершила легкую посадку на причал, указанный начальником станции. Когда «Фальстаф» надежно встал на своем месте, а портовая команда подвела к нему линии снабжения, Кейла отключила питание от своей панели и заперла ее. На мониторе ее ожидало личное сообщение от Итера с предложением прогуляться по порту в его компании.

«Встретимся через пятнадцать минут», – набрала она на клавиатуре и прошла в свою каюту, чтобы переодеться. Она вошла как раз в тот момент, когда что-то упало на ее подушку и покатилось вниз.

Чирп!

Сердце Кейлы гулко забилось в груди. Мешочек с драгоценными метакристаллами, который она так тщательно спрятала!

Испуг Кейлы сменился раздражением, когда Третье Дитя, появившееся из глубин ее шкафчика, забралось на койку. Далькой дважды подпрыгнул и протянул свою кожистую шею к мешочку с метакристаллами.

Кейла быстро выхватила мешочек.

– Что ты делаешь? Разве Игер не учил тебя не трогать чужие вещи?

Далькой снова чирикнул, мигнул и вытянул шею, явно ожидая ласки.

– Нет, я не буду гладить тебя. Это моя комната. Уходи отсюда, ройся в вещах у кого-нибудь еще.

Третье Дитя еще раз чирикнуло.

– Не делай вид, будто ты меня не понимаешь. Я знаю, что это не так.

«Проклятье, – подумала Кейла. – Если бы я только могла вступить с ним в прямой мысленный контакт!» Но она уже обнаружила, что зондирование разума далькоя – пустая трата времени. Странное создание настолько отличалось от человека, что любые образы, которые удавалось воспринять, оказывались безнадежно запутанными.

Она размахивала руками до тех пор, пока далькой с укоризненным щебетом не убрался из комнаты.

Кейла проверила содержимое мешочка. К ее облегчению, все ограненные рубиново-синие кристаллы остались на месте. Они мелодично позвякивали, соприкасаясь друг с другом. Возможно, этот звук и привлек Третье Дитя, или же метакристаллы испускали особую ауру, заметную только далькою. Но почему он вообще оказался в этой комнате?

– Кейла, где ты там? – послышался нетерпеливый голос Игера из интеркома. – Я жду тебя у воздушного шлюза. Приходи поскорее.

Кейла пожала плечами, убрала мешочек подальше вместе со своими вопросами и вышла из комнаты.

Городок Порт-Уорхейс славился как своей торговлей, так и обилием разных торговцев. Вместо обычной самодвижущейся магнитной дорожки по центру главного бульвара тянулась нуль-гравитационная аллея, огороженная старомодными буксирными линиями. Дома напоминали ульи – округлые и золотисто-коричневые, с куполообразной крышей, покрытой затейливой черепицей: желтыми многоугольниками, красными трапециями, зелеными эллипсами. Внутри располагались магазины, бары, спортивные клубы и всевозможные притоны.

32
{"b":"11435","o":1}