ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не хочешь пойти в какое-нибудь менее людное место? – спросил он.

От него исходило манящее тепло. Внезапно ей захотелось остаться с ним в темном и уединенном месте, где никто не сможет им помешать.

– Да, – ответила она. – Да.

Арсобадес с мрачным видом продолжал слушать рассказ Хэма о злодеяниях торговой полиции. Никто в «Крошке Пег» не заметил, как они с Игером вышли из бара и растворились в ночи.

Воздух посерел от тумана. Осветительные лампы, свисавшие с каждого здания, были окружены призрачно-розовыми нимбами. Игер замедлил шаг в тени под аркой, привлек Кейлу к себе и поцеловал ее. Его губы были очень мягкими.

– Ты не представляешь, как давно мне хотелось это сделать, – прошептал он.

Сердце Кейлы громко стучало, когда она подняла голову и еще раз прижалась губами к его губам. Что она делает? Что они делают? А, ладно, пусть будет что будет. Казалось, они простояли целую вечность, обнявшись и осыпая друг друга поцелуями. Но когда Игер начал возиться с завязками ее комбинезона, она остановила его.

– Не здесь, – прошептала она и задумалась. Куда они могут пойти? Вернуться на корабль? Ей не хотелось тратить драгоценное время, изображая из себя совершенно трезвую и спокойную женщину на контрольно-пропускном пункте в порту. Нет. Она хотела Игера немедленно, здесь и сейчас.

Они свернули в крошечную аллею и нашли укрытие за кучей мешков с сеном. Их окружал запах сухой травы – сладковатый, почти наркотический. Кейла погрузилась в мириады ощущений. Она не размышляла. Она не замечала ничего, кроме быстрой пульсации крови в венах, упругой шелковистости его кожи, прикосновений его тела к ее телу. Ей казалось, будто она бежит вверх по склону очень крутого холма. Ее сердце выскакивало из груди, легкие молили о глотке свежего воздуха. Достигнув вершины, она глубоко вздохнула и прыгнула, окунувшись в теплое море, и поплыла по волнам блаженства к неведомым берегам. Она надеялась, что это никогда не кончится.

Потом они долго лежали в темноте и разговаривали, держа друг друга в объятиях.

Кейла нежно провела пальцем по подбородку Игера, восхищаясь шелковистостью его кожи.

– Почему ты оставил дом? – спросила она. – Почему ты улетел с Льяжа? По крайней мере, там у тебя были близкие люди и свое место в обществе.

Он небрежно пожал плечами, словно прошлое его ничуть не интересовало.

– Мне больше не хотелось так жить. Я не мог вынести мысли о том, что всю жизнь, день за днем, буду пасти стада бамбер, пока не превращусь в выгоревшую головешку, как это произошло с моим отцом. Я ненавижу бамбер. Ты не представляешь себе, насколько они тупые. Они умеют только пастись да отращивать шерсть.

– А как насчет далькоя?

– Я нашел его в поле, неподалеку от пастбища.

– Одного?

– Да. Он показался мне каким-то печальным и потерянным. И сразу пошел за мной.

– Что же случилось с его семьей?

– Не знаю. Должно быть, куда-то пропала. Мне приходилось слышать дикие истории о том, будто далькоев похищают и продают богачам для пополнения частных зоопарков. Может быть, это выдумки, а может, и нет.

– Но если кто-то в самом деле крадет далькоев?

– Льяж – большая планета. Мы не контролируем прибытие и убытие людей и животных. Правда, мы строго следим за поголовьем бамбер, но это другое дело. Они важны для торговли.

– Значит, ты нашел Третье Дитя…

– Да, и между нами возникло что-то вроде родственной связи, – улыбаясь, закончил он.

– Это обычный случай?

– Ничего подобного. Далькои сторонятся людей; по крайней мере, раньше так было всегда. Но когда настало время улетать с Льяжа, Третье Дитя последовало за мной, и я не мог не взять его. Видишь, все очень просто.

Просто? Кейла задумалась. Все, что относилось к далькоям, было далеко не так просто. Однако вскоре ей пришла в голову другая мысль. Игер с легкостью отказался от того, чего ей больше всего хотелось: от семьи, дома, родственных связей. Некоторые люди просто не понимают, насколько они богаты на самом деле.

Кейла резко выпрямилась и начала одеваться. Ей не хотелось думать о том, что она потеряла, и о том, от чего отказались другие. Ей не хотелось быть близкой кому-то, не хотелось испытывать сильные чувства. Игер становился для нее слишком близким человеком. Нужно быть осторожнее.

– Давай вернемся на корабль, – сказала она.

Игер расстался с ней у двери каюты после долгого прощального поцелуя.

– Увидимся завтра. – Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение, но Кейла слишком устала, чтобы спорить.

– До завтра.

Ее тело было охвачено приятной истомой. Опустившись на свою койку, она почти сразу же погрузилась в глубокий сон без сновидений.

Посреди ночи Кейлу разбудил шуршащий звук.

– Грир? – сонно спросила она.

– Да.

Кейла повернулась на бок в тот момент, когда ее подруга по комнате включила ночник. Глаза девушки изумленно расширились.

– Что это за чертовщина?

Фигура, стоявшая у соседней койки, имела облик высокой женщины с соблазнительными формами и длинной гривой золотистых волос. Женщина ничуть не напоминала Грир.

– Успокойся. – Голос определенно принадлежал Грир, и, судя по ее тону, она была довольна произведенным впечатлением.

– К чему эти фокусы? Ты была на маскараде?

Грир издала короткий, отрывистый смешок.

– Не совсем. Скорее, на деловой встрече. – Она сняла с головы парик и бросила его на койку. – Если подумать, то это может оказаться интересным для тебя. Пора тебе немножко повзрослеть и узнать, что есть что.

Кейла сонно наблюдала за ней, стараясь разогнать туман в голове.

– Вот как? – спросила она. – Снова какой-нибудь заговор свободных торговцев?

– Давай назовем это просто делом, – предложила Грир.

– Тем самым делом, которым ты занималась сегодня ночью? Но зачем тебе понадобилась маскировка? Мне показалось, что Порт-Уорхейс буквально кишит свободными торговцами. По крайней мере, все в баре…

– …были свободными торговцами? Ты права. Но это еще не означает, что все население симпатизирует нам. Кроме того, повсюду шныряют ищейки Карлсона из Торгового Альянса. Они разыскивают меня и других таких, как я.

Кейла покачала головой, вспомнив предупреждение Раба: «Держись подальше от политических махинаций Грир». Но Грир нравилась ей, и она хотела помочь.

– Что нового я могу узнать о свободных торговцах? – спросила она. – Вы выступаете против тарифов, боретесь с правительством Карлсона и торговой полицией. Вот и весь секрет.

Грир улыбнулась краешком рта.

– Есть кое-что еще, о чем ты не знаешь. Но сейчас не время для разговоров. Поспи немного, а завтра будет видно.

Она выключила свет.

Кейла некоторое время лежала без сна, пытаясь представить, каким тайным ритуалам Грир собирается научить ее. Когда она все же заснула, ей приснилось, что она падает с огромной высоты в голубовато-зеленые глубины бассейна, дно которого терялось в непроглядной темноте.

Проснувшись, Кейла обнаружила кровать Грир пустой и даже непримятой.

«Странно, – подумала она, вспомнив о ночном разговоре. – Грир любит поспать, когда есть возможность. Куда же она делась?»

Кейла вымылась под душем, оделась и открыла свой шкафчик, чтобы достать маникюрные ножницы. Ее немногочисленные пожитки лежали в углу аккуратной стопкой. Но что-то было не так. Чего-то не хватало.

Ее метакристаллы! Мешочек с метакристаллами исчез.

Нет, этого не может быть.

Она лихорадочно перебрала содержимое шкафчика. Безрезультатно. Она обыскала каждый уголок, каждый миллиметр свободного пространства в маленькой каюте. Мешочка нигде не было.

«Что мне делать? – думала она. – Я не могу никого обвинять, не раскрыв, кто я такая на самом деле. Но тот, кто украл кристаллы, должен понимать, что я имею отношение к шахтерам Стикса и, возможно, являюсь эмпатом. Проклятье, ну почему Грир нет на месте?»

34
{"b":"11435","o":1}