ЛитМир - Электронная Библиотека

«Уверена ли я в том, что хорошо знаю вас всех?» – подумала Кейла.

– Я не верю, что Игер мог забрать кристаллы, – сказала она вслух. – Он даже не знал о них. Ты всерьез предлагаешь мне прозондировать его? Ты же ненавидишь подобные вещи.

– Возможно, я изменила мнение о твоих способностях. – Грир потянула ее за руку. – Пошли, нам нужно поговорить.

– Куда мы идем?

– Пошли, – нетерпеливо повторила Грир. – Тебе следует переодеться. Мы собираемся в порт.

– Но…

– Я помогу тебе найти твои метакристаллы, обещаю. Однако ты тоже должна мне помочь. Нужно торопиться.

– О'кей, – пробормотала Кейла. «Бедный Игер, – подумала она. – Теперь он совсем перестанет доверять мне».

Войдя в комнату, Грир плотно закрыла дверь и вручила Кейле чистый зеленый комбинезон со знаками различия станции Уорхейс.

– Надень его.

– Зачем?

– Не теряй времени и делай то, что я говорю.

Кейла облачилась в комбинезон. Униформа довольно хорошо сидела на ней, хотя немного оттопыривалась сзади и на коленях.

– Возьми, – Грир протянула ей парик с короткими кудрявыми рыжеватыми волосами.

Кейла скептически посмотрела на парик.

– Ты уверена, что это действительно необходимо?

– Не задавай глупых вопросов. – Грир надела парик ей на голову и одобрительно похлопала ее по плечу. – Знаешь, Кэти, этот цвет тебе к лицу.

– Я в восторге.

– Теперь слушай. Я хочу, чтобы ты все время носила с собой эту сумку. Не выпускай ее из рук, даже если тебе придется зайти в туалет.

– А что там?

– Хлеб.

– Послушай, перестань. Не принимай меня за последнюю дуру.

– Я абсолютно откровенна с тобой.

Кейла знала, что всегда может снова прозондировать Грир, но на этот раз результат был ей безразличен. Если ее подруга по комнате не хочет говорить правду, то пусть так и будет. Она пожала плечами:

– Как скажешь. Хлеб так хлеб.

– Молодец. – Грир снова похлопала ее по плечу. – А теперь ты должна сесть на монорельс до Уорхейс-Сити.

– Уорхейс-Сити? Но это же практически на другой стороне станции.

– Совершенно верно. Я не могу показать там носа, не опасаясь оказаться арестованной или еще хуже.

– Вот здорово! Там случайно не логово хлебных грабителей?

Грир проигнорировала ее слова.

– Обязательно дай мне знать, когда вернешься. Я буду ждать на «Фальстафе».

– А если у меня будут неприятности?

– Ничего с тобой не случится. Не смотри на меня так, Кэти. Свободные торговцы доверяют друг другу.

– Грир!

– Ну хорошо, раз уж ты так беспокоишься. Если что-нибудь случится, оставь для меня словечко в «Крошке Пег».

Мысль о Хэме и его жене успокоила Кейлу.

– Это поможет мне вернуть метакристаллы? – спросила она.

– Давай скажем так: это твой первый шаг к встрече с людьми, которые смогут помочь тебе сейчас и сделать так, чтобы ты не боялась за судьбу своего имущества в будущем.

Это звучало заманчиво. Кейле внезапно захотелось как можно скорее выполнить возложенное на нее поручение. Вор должен понести наказание, кем бы он ни был!

Монорельсовое депо располагалось неподалеку от нуль-гравитационной аллеи. Внутри было полно торгующего люда в мехах и домотканой одежде, в шелках и набедренных повязках. Торговцы шумели, болтали, ели разнообразные лакомства, поглощали невообразимое количество напитков – словом, вели себя так, словно находились на каком-то великом празднестве. Крича и смеясь, они покупали билеты в станционном киоске и расходились по перронам.

В расписании были указаны цены на билеты до нескольких населенных пунктов, разбросанных по территории огромной космической станции. Кейла протолкалась к кассе и отсчитала кредитки, купив билет до Уорхейс-Сити и обратно.

Полупустой поезд напоминал сверкающую серебряную трубу с мягкими розовыми сиденьями.

Скользя по изгибающимся тоннелям, монорельс издавал высокий блеющий звук. Одни станции сменялись другими. Мандалай. Хитгарз. Нуова-Менса. Уорхейс-Сити.

Выйдя на перрон, Кейла остановилась и огляделась по сторонам. Ее правая рука, лежавшая в кармане, нащупала вибронож, прихваченный на всякий случай.

Станция в Уорхейс-Сити оказалась на удивление чистой, гораздо чище, чем Дорт-Уорхейс. И практически безлюдной, что заставило Кейлу удвоить бдительность. Она быстро миновала сияющие коридоры и вышла к началу широкого бульвара, обсаженного рядами зеленого кустарника. Подойдя ближе, она с изумлением заметила, что растения не искусственные, а настоящие. Более того, здесь и не пахло гидропоникой. Неужели кусты растут прямо в почве? Как странно!

«Не глазей», – приказала она себе и ступила на движущуюся дорожку. Она ехала мимо красиво оформленных витрин магазинов и кафе, переливающихся яркими огнями. Все прохожие казались сытыми, хорошо одетыми и безмятежными. Седовласые мужчины и пожилые женщины гуляли рука об руку. Матери везли младенцев, лежащих в нуль-гравитационных колясках. На углу одной из улиц торговец продавал светящиеся палочки, мелодично звеневшие и менявшие цвет, когда он махал ими в воздухе. Куда подевались все преступники и отбросы общества?

Место, указанное Грир, находилось в конце боковой улицы, справа от главного бульвара. Дом стоял в тупике, отгороженный от пешеходной зоны клумбами голубых и желтых цветов. Дорожки были вымощены радужной плиткой. Кейла остановилась у белой свежевыкрашенной двери и осторожно нажала на входную панель.

Дверь открыла приятного вида женщина средних лет, чьи темные волосы были зачесаны назад и уложены двумя тугими косами на затылке.

– Добрый день, – приветливо сказала она. Кейла повторила слова, отрепетированные вместе с Грир:

– Меня зовут Кэти. Мать послала меня со свежим хлебом для семьи.

На лице брюнетки заиграла улыбка.

– Как прекрасно! Будь добра, заходи в дом.

Кейла помедлила. Должна ли она войти? Женщина выглядела безобидной, но Грир ничего не говорила о том, что ее попросят войти в дом. Что ж, придется импровизировать на ходу. Кроме того, отказ может вызвать лишь недоумение.

Кейла вошла в дом и оказалась в небольшом, ярко освещенном помещении, наполненном цветами и журчащей музыкой.

– Подождите, пожалуйста, – сказала женщина и исчезла в дверном проеме, задернув за собой портьеру.

Кто может заподозрить в тайном антиправительственном заговоре людей, живущих в таком очаровательном месте? Кейла задумалась о том, какой наживкой могло воспользоваться движение свободных торговцев для соблазнения процветающих обитателей здешних мест.

Дом буквально ломился от удобств цивилизованного существования: видеокубы и голографические экраны, толстые ковры и атласные кушетки. Стены были затянуты гобеленовой тканью, узоры которой загадочно мерцали и изменялись в свете неоновых шаров, свисавших с потолка.

Седая голубоглазая женщина, вошедшая в комнату вместе с брюнеткой, окинула Кейлу пристальным взглядом.

– Хлеб от Матери? – Она произносила слова медленно и раздельно. – Что ж, давайте попробуем его.

Кейла протянула сумку и изумилась, когда увидела ее содержимое: буханку хлеба. Что происходит, в конце концов?

Женщина отломила горбушку и откусила кусочек. Задумчиво пожевав, она предложила остатки горбушки Кейле.

Корка была светло-коричневой и хрустящей, сам хлеб – белым и мягким, с вяжущим сладковатым привкусом. Это был настоящий хлеб, какой торговцы обычно едят за завтраком.

Кейла тщательно жевала, не зная, чего ей следует ждать. Наконец она с трудом сглотнула. Две женщины, стоявшие напротив, улыбнулись.

– Как поживает Мать? – спросила старшая.

– Прекрасно. Она посылает вам свои наилучшие пожелания.

– Что ж, это замечательно. – Некоторое время седая женщина разглядывала Кейлу, потом кивнула, словно соглашаясь с чем-то. – Пожалуйста, передай ей то же самое. И обязательно поблагодари Мать за хлеб.

Она снова кивнула, явно отпуская Кейлу.

Что это было? Тайный сигнал? Проверка сообразительности? Плод больного воображения? Судя по всему, нет. Но как могут эти люди помочь ей вернуть украденные драгоценности? Грир придется многое объяснить.

36
{"b":"11435","o":1}