ЛитМир - Электронная Библиотека

– Всего хорошего, – с улыбкой сказала Кейла.

– Всего хорошего и успешной поездки.

Не мелькнуло ли в глазах пожилой женщины какое-то странное выражение, что-то темное и жестокое, на мгновение выглянувшее из-под безмятежной голубизны и так же быстро исчезнувшее? Кейла не могла утверждать с уверенностью. Внезапно ей очень сильно захотелось выбраться из роскошного дома и оказаться подальше от этих вежливых, слишком вежливых людей – там, где происходящее имеет какой-то смысл.

Она заставила себя медленно встать и с достоинством пройти к выходу. Лишь оказавшись на улице и миновав большой отрезок пути по главному бульвару, она смогла облегченно вздохнуть.

Что все это означало? Кто такие эти люди?

Монорельсовый поезд до Порт-Уорхейс подошел через минуту. Кейла с радостью вошла в вагон. Массивные герметичные двери отделили ее от чистенькой пустынной станции и широкого бульвара с его казенным великолепием.

Приехав в Порт-Уорхейс, Кейла с радостью вдохнула затхлый воздух. Люди толпились вокруг нее. Пол был усеян газетами и упаковками из-под продуктов, вывалившимися из мусорных бачков. Ну и что? По крайней мере, здесь было живое, дышащее место, а не какой-то тщательно мумифицированный рай.

Она позвонила на «Фальстаф» из киоска на станции.

– Мать? Я передала хлеб. Они благодарят тебя.

– Хорошая девочка, – сказала Грир. – Возвращайся поскорее.

Связь прервалась. «Да, мэм, – подумала Кейла. – Я послушный маленький курьер. Делай, что тебе сказано. Не задавай вопросов. Ешь свой хлеб. Но лишь до тех пор, пока я не верну обратно свои метакристаллы».

Проходя мимо зеркальной панели, она внезапно застыла, в ужасе уставившись на свое отражение, на знакомое и вместе с тем незнакомое лицо. Перед ней стояла Кейла Джон Рид, эмпатка, дочь Редмонда и Терезы, разыскиваемая торговой полицией. Парик! Она забыла о парике! Сама того не осознавая, Грир замаскировала ее под ее истинную внешность.

«Хорошо, что мы находимся за много световых лет от системы Кавинаса и охотников за беглыми эмпатами, – подумала Кейла. – Но мне нужно немедленно избавиться от этого парика».

Она огляделась. Ага, вон там есть туалет. Закрыв за собой дверь и убедившись, что внутри никого нет, она сняла парик и запихнула его в сумку. Вот так гораздо лучше. Она снова превратилась в Кэти, пилота-навигатора с «Фальстафа». В женщину без прошлого.

Она шла по улице легкой походкой, радуясь выполнению своего странного задания. Даже мысль об украденных метакристаллах больше не угнетала ее. «Может быть, попробовать порезвиться на нуль-гравитационном катке?» – подумала она. С десяток людей уже парили над катком, сталкиваясь друг с другом и хохоча во все горло.

– Не хочешь попробовать? – спросил знакомый голос.

Арсобадес наблюдал за происходящим, прислонившись к металлическому барьеру. Он широко улыбнулся.

– Пошли, Кэти. Давай посмотрим, как поведут себя двое закаленных космолетчиков.

Они купили билеты и пристегнули к поясам взятые напрокат антигравы. Восьмиугольные приборчики издавали низкий, жужжащий звук. Какое-то мгновение ничего не происходило, а затем гравитация испарилась.

Кейла с трудом сдерживала рвотные позывы, цепляясь за поручень. Мало-помалу чувство равновесия вернулось к ней, тошнота улеглась, и она начала наслаждаться чувством свободного полета. Арсобадес поманил ее за собой. Она ухватилась за буксировочный конец и поплыла следом, болтая ногами.

Они воспаряли вверх, спускались вниз и облетали каток по кругу, смеясь и перешучиваясь. Массивный Арсобадес даже умудрился сделать заднее сальто, едва не опрокинув мужчину с тремя детьми.

– Эй! – крикнул тот. – Поосторожнее!

Кейла ухватила Арсобадеса за плечо, и они сбежали, словно нашкодившие дети.

– Спускаемся, – сказал он. – Приглашаю тебя на стаканчик-другой. Игер не рассердится, верно?

– Я ему не принадлежу, – ответила Кейла. Она ощутила укол совести, вспомнив о своем обещании встретиться с Игером. Что ж, теперь уже слишком поздно. Может, он поймет и не будет ругаться?

Они сдали свои антигравы. Арсобадес насмешливо взглянул на нее.

– Извини, я неправильно выразился. Что ты будешь пить?

– Коктейль-дигли.

Он передернул плечами.

– На мой вкус, это слишком сладко. Но я по чистой случайности знаю местечко, где подаются двойные порции. Если от пары порций у тебя не закружится голова, то значит, тебя ничем не проймешь.

В кафе «Облако Оорта» царила приятная прохлада. Помещение было освещено стайками мерцавших голубых шаров, отчего у Кейлы возникло ощущение, будто она находится под водой. Она откинулась на спинку мягкого кресла и с довольным видом отхлебнула глоток пенистой алкогольной смеси.

Арсобадес, сидевший рядом, потягивал пиво.

– Не могу смотреть, как ты пьешь это, – сказал он. – Прямо в дрожь бросает.

– Тогда не смотри, – посоветовала Кейла.

– Бр-pp! – Он сделал большой глоток. – Железная леди! Ну, как тебе нравится жизнь среди свободных торговцев?

– Очень даже нравится. – Кейла допила остатки своего коктейля. – Жалованье нормальное, да и общество неплохое.

– Рад слышать. А как вы с Грир ладите друг с другом?

По спине Кейлы пробежал холодок подозрения.

– С Грир? – с наигранной небрежностью переспросила она. – Неплохо ладим, а что?

– Просто любопытствую. У нее довольно странные взгляды.

– Думаю, ей довелось увидеть много гнусностей, – возразила Кейла. – И не только увидеть, но и испытать на своей шкуре. Ты ведь знаешь, что она родом с Сент-Альбана. Ей даже приходилось бывать на Торговом Конгрессе.

– Да. Это было худшим из того, что могло с ней случиться. В результате она и повредилась умом.

– Ты тоже считаешь Грир сумасшедшей?

– Давай скажем так: я не стал бы полагаться на ее чувство ответственности, и я надеюсь, что ты не позволишь ей втянуть себя в какую-нибудь темную политическую интригу.

У Кейлы вдруг пересохло в горле.

– Что ты имеешь в виду?

– Все очень просто. У Грир вошло в привычку пытаться вовлекать окружающих в свои личные дела. До какой-то степени это нормально, но мне бы очень не хотелось видеть, как кто-нибудь пострадает вместо нее, если дело дойдет до драки.

– Ты хочешь сказать, что она может бросить своих друзей в беде?

– Я лишь хочу сказать, что она готова пожертвовать чем угодно и кем угодно, если сочтет это необходимым для достижения целей свободных торговцев – так, как она их понимает. Даже если на карту поставлена жизнь ее друзей. – Он помолчал, многозначительно глядя на нее, а затем вернулся к своему пиву.

Кейла знала, что Арсобадесу в самом деле не безразлична ее судьба, но вместе с тем ей хотелось, чтобы он перестал относиться к ней как к ребенку. Ей также хотелось узнать его мнение о том, кто мог украсть ее метакристаллы, но об этом не могло быть и речи. «Не послать ли слабый мысленный зонд? – подумала она. – Просто заглянуть – а вдруг он сможет дать мне полезный намек. Он знает членов команды гораздо лучше, чем я».

Она подождала, пока Арсобадес не подозвал бармена для расплаты по счету, и запустила в его сознание крошечный зонд.

К ее удивлению, разум музыканта оказался довольно хорошо защищенным, словно в нем сохранились какие-то постгипнотические блоки. Кейла осторожно коснулась тем метакристаллов и ощутила, как пришел в действие тонкий механизм внутренней тревоги.

Значит, метакристаллы украл Арсобадес и теперь его разум инстинктивно блокирует чувство вины?

Слишком поздно Кейла вспомнила, что жена Арсобадеса умерла от пристрастия к наркотикам. Любой наркотик – все, что обладало потенциальной способностью порождать болезненное пристрастие, было запретной темой для него. Это относилось и к метакристаллам.

Арсобадес защищался не потому, что был виноват: он защищался от страданий, заключенных в глубине его памяти. Ее неосторожное зондирование могло привести к ужасным последствиям.

Кейла торопливо покинула разум музыканта. Ее мутило от стыда и от коктейля-дигли. Внешний мир обрел знакомые очертания, и она ощутила мягкую спинку кресла. В воздухе стоял кисловатый запах пива. Арсобадес хмурился и беспокойно оглядывался по сторонам.

37
{"b":"11435","o":1}