ЛитМир - Электронная Библиотека

За ее спиной послышались шаги.

– Эй, Кейла!

Это был Игер.

– Что тебе нужно? – бросила она через плечо.

– То есть как это? Тебя же могли убить? Как ты думаешь, чем ты там занималась?

– А как это выглядело со стороны? – Кейла продолжала идти, внезапно возненавидев все свои недавние восторги. Наслаждение схваткой? О Господи!

– Знаешь что, Кэти? Ты настоящая сука.

Она остановилась и медленно повернулась навстречу гневному взгляду его голубых глаз.

– Да, – тихо сказала она. – Наверное, так оно и есть. Во всяком случае, так это должно выглядеть.

Она сделала неопределенный жест, словно извиняясь за свое поведение.

– Что ж, хорошо, что ты это понимаешь. – На лице Игера промелькнула быстрая улыбка, такая знакомая и чарующая. – Боже мой, с тобой совершенно невозможно поладить.

Он подошел ближе.

– Почему ты таишься от меня, Кэти? Я хочу быть ближе к тебе, но ты не разрешаешь. Ты все время отталкиваешь меня.

Его слова пронзили ей душу. «О Игер, – подумала она. – Я хочу быть ближе к тебе. Но я не могу. Я просто не могу».

– Извини, но это не мой стиль, – сказала она вслух.

– А драка – это твой стиль?

– Нет.

Кейле хотелось сказать ему, что она уже не знает, кто она такая или в кого она превращается. Кто она? Тренированный боец? Убийца? Пилот-навигатор? Изгнанница, скрывающаяся от властей? Участница движения свободных торговцев? Ненормальная эмпатка?

– Послушай, – дрожащим голосом обратилась она к Игеру. – Я числюсь в розыске. За мою голову назначена награда, понимаешь? Вот почему я бежала со Стикса.

Игер ничего не сказал, продолжая глядеть на нее. Это почему-то взбесило Кейлу.

– У меня нет ни папы, ни мамы, которые хотели бы, чтобы я осталась с ними, ясно? У меня никого нет. Мои родители умерли, а враги нашей семьи хотели забрать то малое, что у меня осталось. Я совершила ошибку, запаниковала, и у них появилась возможность упрятать меня в тюрьму до конца моих дней. Поэтому Галактика для меня – не место для развлечений. Это не место, куда можно отправиться на увеселительную прогулку, потому что дома было слишком скучно, а бамберы оказались слишком тупыми. Я здесь потому, что мне некуда больше идти. Я не знаю, что я еще могу сделать. А люди, приютившие меня, убьют меня на месте, если узнают, кто я такая на самом деле.

К ее глазам подступили слезы. Она отвернулась от Игера, не желая, чтобы он видел ее плачущей.

– Убьют тебя? – Голос Игера звучал так ласково, что у нее перехватило дыхание. – Кэти, о чем ты говоришь?

– Ты идиот! Я же эмпатка, а на «Фальстафе» все ненавидят эмпатов.

Его ошарашенный вид был красноречивее любых слов.

– И ты тоже, не так ли? – с достоинством произнесла Кейла и отошла в сторону. – Извини меня.

– Подожди минутку. Проклятье, я же сказал, подожди! Ты всегда так торопишься, Кэти, но на этот раз я не дам тебе убежать.

Он схватил ее за руку и грубо развернул к себе. Она размахнулась и попыталась ударить его, потом лягнула воздух и внезапно оказалась лежащей на земле. Игер уселся ей на спину.

– Теперь ты выслушаешь меня? – сердито спросил он.

Кейла повернула голову и выплюнула грязь, попавшую в рот.

– Что тут слушать?

– Я не знаю, верить тебе или нет. Но я не отпущу тебя, пока ты не пообещаешь, что не станешь убегать.

Ей не хотелось давать обещаний. Ей вообще не хотелось говорить с Игером, но она даже пошевелиться не могла.

– Хорошо, – пробормотала она.

– Обещаешь?

– Честное слово. А теперь слезь с меня, дубина стоеросовая!

– Извини. – Он откатился в сторону. – Тогда давай поговорим.

Кейла села и отдышалась, а потом начала рассказывать свою историю. Когда она замолчала, руки Игера обвились вокруг ее плеч. Вздохнув, она вытерла слезы с лица.

– Ничего себе история. – Он еще крепче обнял ее.

– Подожди, – прошептала она, шмыгая носом. – Это еще не все.

– Не все?

– Дело в том, что я страдаю джамп-болезнью.

– А что это такое?

– Когда мы совершаем прыжок, я становлюсь беспомощной. Не могу двигаться. Если Саломея узнает об этом, то она скорее всего выкинет меня с корабля. И в сущности, я не могу ее винить. Но «Фальстаф» – это все, что у меня есть.

У Кейлы сорвался голос. Рука Игера нежно гладила ее волосы.

– Мы этого не допустим, – заверил он, целуя ее в щеку. – Должен быть способ победить болезнь, и мы найдем его.

Мы.

Это было хорошее слово. В последнее время Кейле редко приходилось слышать его. Оно нашло трещину в ее защитной броне и загорелось маленьким теплым огоньком. Мы. Она выпрямилась и набрала в грудь свежего воздуха.

– О'кей, – со слабой улыбкой прошептала она. – Хорошо, мы сделаем это.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

По решению Саломеи «Фальстаф» под покровом ночи принял на борт контрабандный груз ядерных боеголовок. На следующее утро Кейла проложила курс на Оссей IX.

Она находилась в глубинах киберпространства, когда неожиданно включились джамп-двигатели, разгонявшие корабль для прыжка.

Сначала они запечатлелись в ее сознании как группа странных оранжевых мотыльков, летевших стайкой по широкому каньону впереди нее. Но затем они разделились, разлетелись в разные стороны и принялись порхать вокруг нее, образуя гипнотические узоры, трепеща радужными крылышками.

Желудок Кейлы скользнул куда-то вбок и начал переворачиваться. Ее легкие горели, в голове стучали гулкие молоты. Она не могла дышать. Было так, словно ее грудь зажали в тиски и начали сдавливать.

Двигатели разгоняли судно, зациклившись на автоматическом выполнении джамп-последовательности. «Фальстаф» устремился в искривление между двумя точками, расположенными на разных концах Галактики.

Бортовой компьютер подавал откуда-то истошные сигналы: «Предупреждение! Прервать прыжок! Предупреждение! Остановитесь!»

«Если бы я могла, – подумала она. – Если бы Игер сидел за навигационной панелью, а не за вспомогательным монитором!»

Она отчаянно пыталась выключить двигатели, но не могла пошевелиться. Она как будто оказалась вмороженной в глыбу льда. Корабль вышел из-под контроля. Но что еще хуже – куда бы они ни попали, там находился еще кто-то.

Огромное черное пятно увеличивалось в размерах на радарном экране. Темная масса выглядела как небольшой астероид, но компьютер идентифицировал ее как мертвый, давно покинутый звездолет. И «Фальстаф», находящийся в стадии прыжка, мчался прямо к этой развалине. Его грузовые отсеки были забиты устаревшим, но по-прежнему смертоносным ядерным оружием.

«Столкновение через тридцать восемь секунд, – бесстрастно сообщил компьютер. – Рекомендуется немедленный маневр уклонения».

Они столкнутся с кораблем-призраком, последует взрыв, и все, кто находится на борту, мгновенно умрут. Детонация ядерных боеголовок может привести к цепной реакции в недрах ближайшей звезды или к разрушению одной-двух планет. Кто знает, сколько миллионов живых существ погибнет при этом?

Кейла ничего не могла поделать. Тиски, сдавившие грудь, душили ее. Она не могла двигаться, не могла дышать, а тем более – предупредить кого-нибудь о своем состоянии.

«Столкновение через тридцать секунд».

«Ближнечувство, – в отчаянии подумала она. – Игер, ты меня слышишь?»

«Тридцать секунд».

Джамп-двигатели, продолжавшие работать, перегружали системы жизнеобеспечения «Фальстафа». Вспыхнули красные огоньки, предупредительные сигналы сменились воем сирены.

Кейла лихорадочно искала разум Игера, но ее ближнечувство не работало. Он находился в нескольких дюймах за ее спиной, подключенный к той же самой навигационной панели, но он мог с таким же успехом находиться и на другом корабле.

«Двадцать пять секунд».

Из последних сил борясь с приступом тошноты и головокружения, Кейла внезапно почувствовала, как что-то мягко прокралось в ее сознание и обволокло ее – странно знакомое, успокаивающее присутствие, бессловесное, но явно дружественное. Ровное сияние окружало ее по мере того, как она мало-помалу перемещалась в нейтральную область киберпространства, защищенная и изолированная от внешнего воздействия. Давление на ее грудную клетку ослабело и исчезло. Она снова могла дышать и двигаться. Навигационная панель оказалась в пределах досягаемости.

40
{"b":"11435","o":1}