ЛитМир - Электронная Библиотека

Быстро, как только могла, Кейла ввела нужные координаты и произнесла про себя молитву.

Переборки застонали под вой и грохот двигателей, переключившихся на реверсионный режим. «Фальстаф» неохотно повиновался, сбросив скорость и раскачиваясь по горизонтальной оси.

«Давай же!»

Кейла отвела дополнительную мощность от систем жизнеобеспечения, контроля за климатом и гравитацией.

Двигатели снова взревели. Корабль неожиданно проснулся и устремился вбок, промчавшись совсем рядом со звездолетом. В считанные секунды мертвый корабль превратился в черную точку на экране и исчез.

«Близко. Черт побери, как близко!» Кейла с силой выдохнула из легких застоявшийся воздух и выключила двигатели, выводя корабль из джамп-пространства. Вселенная вернулась к существованию, вынырнув из ниоткуда. Маяки бесчисленных звезд сияли ровным, холодным светом.

Вой двигателей стих. «Фальстаф» повис в вакууме. Уровень энергии во всех системах опустился до минимума.

В шлеме Кейлы зазвучал голос Саломеи:

– Кэти, что за чертовщина у тебя происходит?

«Силовой скачок, – ответил компьютер. – Дефективный прыжок, инициированный неисправностью в системе навигационной панели».

– Но почему ты не вытащила нас быстрее?

– Я не могла пошевелиться, – ответила Кейла. – Меня словно заморозило.

Воспоминание обдало ее холодком. Ее спасло лишь одно: странное сияние, образовавшее защитный барьер между нею и джамп-пространством.

– Что?!

– Я никогда не испытывала ничего подобного, – быстро сказала Кейла.

Станет ли Саломея добиваться более подробного отчета? Выгонят ли ее из штурманской рубки? Кейла затаила дыхание, ожидая ответа, но внимание капитана «Фальстафа» уже отвлеклось на другие проблемы.

– Где мы? – осведомилась Саломея.

– Не знаю. – Кейла включила картографическую систему.

– Система Мемнона, – сообщил компьютер.

– Великолепно! – фыркнула Саломея. – В самой глубокой заднице, какую только можно придумать.

Она опустилась в свое кресло, и ее пальцы запорхали над панелью. Красные огоньки замигали по всей длине, от левого до правого края.

– Проклятье! – воскликнула она. – Дважды и трижды проклятье!

Раб выглянул из-за ее плеча.

– Насколько плохи наши дела?

– Способность к прыжку утеряна полностью. Мы едва можем держаться на плаву.

– А системы жизнеобеспечения?

Кейла взглянула на свой монитор.

– Уровень мощности минимальный, но все еще функционирует.

– Мы можем выбросить груз и избавиться от проклятого ядерного оружия? – поинтересовался Раб.

– Нет, у нас недостаточно мощности, – ответила Саломея. – Кроме того, вся эта куча будет плавать снаружи вокруг корабля, а я, например, не хочу наслаждаться подобным зрелищем.

Краем глаза Кейла заметила какую-то фигуру, стоящую поблизости. Обернувшись, она обнаружила позади себя Третье Дитя. Как далькой попал в штурманскую рубку?

Третье Дитя тихо чирикнуло и потерлось шеей о ее бедро. Кейла ощутила знакомое эмпатическое присутствие, и внезапно ее пронзила дикая догадка. Возможно ли это? Кто знает? Может быть, у нее помутился рассудок, но она неожиданно поняла, что Третье Дитя каким-то непостижимым образом спасло ее. Оно ощутило нависшую над ней угрозу, проникло в джамп-интерфейс и защитило ее.

Кейла погладила далькоя по голове с благоговейным страхом, к которому примешивалось недоверие. Саломея, сидевшая рядом с ней, тихо выругалась, изучая информацию на своем мониторе.

– Все хуже и хуже. Черт возьми, Раб, нам нужен буксир.

Он печально покачал головой.

– Найдется ли в этом звездном квадрате кто-нибудь, кому мы можем доверять?

– Откуда мне знать? Келсо, посылай сигнал бедствия на частоте свободных торговцев. Будем надеяться, что нас услышат, прежде чем торговая полиция заявится в гости.

«Или прежде, чем у нас иссякнут запасы энергии», – подумала Кейла.

«Фальстаф» дрейфовал, лениво поворачиваясь то в одну, то в другую сторону под воздействием сверхслабых сил межзвездной гравитации. Минуты казались часами.

– Никакого толку, – наконец сказала Саломея.

Раб энергично кивнул:

– Полностью согласен. Что же мы будем делать?

– Пошлем сигнал бедствия по всем каналам.

– Великолепно. Первыми заявятся офицеры торговой полиции. Что произойдет, когда они обнаружат на борту нелегальный груз ядерного оружия?

– Это лучше, чем болтаться в вакууме до тех пор, пока у нас не иссякнут запасы энергии и воздуха.

Раб фыркнул.

– Грир могла бы сказать, что предпочитает смерть бесчестью. Что касается меня, то мне хотелось бы избежать смерти от глупости.

– Ладно. Давай подождем еще часок, а там посмотрим.

В микрофоне коммуникатора послышалось потрескивание.

– «Фальстаф»? Это «Седона». Никак не ожидал обнаружить вас в этой адской дыре. Что случилось? Судя по показаниям наших сенсоров, у вас такой низкий уровень мощности, что мы едва можем определить ваше местонахождение. Вы можете хотя бы немного усилить сигнал?

– Это корабль Ивана Вендера, – воскликнула Саломея. – Благодарение всем богам и демонам! Раб, у нас есть еще какая-нибудь возможность увеличить мощность сигнала?

– Мы можем убрать гравитацию. Тебе это не понравится и мне тоже, но поскольку мы пристегнуты, большого вреда не будет.

– Сделай это.

У Кейлы засосало под ложечкой. Отключить гравитацию?

Раб наклонился над интеркомом:

– Всем срочно пристегнуться. Потеря веса через десять секунд.

– Компьютер, начинай обратный отсчет, – скомандовала Саломея.

«Девять, восемь, семь…»

Кейла пристегнула поясные ремни на своем кресле и закрепила их с обеих сторон. Саломея и Раб сделали то же самое.

«Четыре, три, два…»

Кейла запоздало вспомнила про Третье Дитя.

– Подождите! – крикнула она. – Далькой…

– Нет времени, – отрезала Саломея.

Кейла послала мысленное предупреждение, надеясь, что Третье Дитя сможет понять ее: «Держись! Мы теряем гравитацию».

– Перевожу мощность с гравитационного контроля в сигнал. Нулевая гравитация. Повторяю: нуль-гравитационный эффект.

Кейла ощутила, как ее ноги отрываются от палубы. Ее волосы лениво заколыхались в воздухе, словно она находилась под водой. Руки и ноги непривычно онемели. Чувство равновесия исчезло, сменившись смутной тошнотой, накатывающей волнами.

Длинные золотистые волосы Саломеи плавали высоко над ее головой, делая ее похожей на таинственную живую свечу.

– Проклятье! – Борода Раба облепила его лицо, закрывая глаза. Кейла прикусила губу, чтобы удержаться от смеха.

– Джи-иип! – с громким щебетом, граничащим с визгом, далькой начал подниматься к потолку. В последний момент он вытянул правую лапу и зацепился за стенную обивку когтем одного из своих многочисленных пальцев. Там он и остался, свисая вниз головой, словно летучая мышь.

Отдаленный механический лязг возвестил о прибытии «Седоны». Кейлу начало раскачивать взад-вперед, когда второй корабль включил буксировочный луч и повлек «Фальстаф» за собой.

– Двенадцать часов до станции Маммот, – сказала Саломея.

У Кейлы отяжелели веки. Все ее тело стонало от последствий джамп-болезни. Двенадцать часов подобной тряски? Ей безумно хотелось расслабиться, принять мышечный релаксант и лечь в нормальную постель, но сейчас это было невозможно. Она испытывала острое желание поговорить с Игером, обсудить с ним, каким образом далькой мог войти в телепатический контакт с ней. Так много нужно сделать… но она устала, слишком устала. Откинувшись назад, Кейла попыталась убедить себя, что ей удобно, и постепенно задремала под негромкий щебет далькоя. Ей снились сны.

Она сидела в гнезде, сплетенном из пурпурного пуха и мягкой травы. Ее сородичи щебетали и насвистывали вокруг, создавая ощущение уюта. Некоторые из них уже потеряли свою младенческую окраску, становясь рыжевато-коричневыми и золотистыми. Здесь было тепло и безопасно. Скоро всем дадут поесть.

41
{"b":"11435","o":1}