ЛитМир - Электронная Библиотека

Гнездо пропало. Она брела по полям лавандовой травы под зеленым небом. Красное сердитое солнце обжигало кожу, которая постепенно становилась темной и задубевшей. Ее волосы выцвели добела. Весь день она брела по вельду, высматривая случайных бамбер.

Космос был глубоким и вельветово-черным, освещенным тысячами холодных огоньков. Космос был загадкой, в которую ей предстояло проникнуть. Она ходила по палубе своего нового корабля – жизнерадостная, загорелая, прекрасно владеющая своим телом – ожидая встречи с помощником капитана. Он подошел к ней, возвышаясь как гора, и широко улыбнулся.

– Меня зовут Баррабас, – сказал он. В его улыбке было что-то лукавое и вызывающее немедленную симпатию.

– Ты нанят.

Ночь. Пустые коридоры, тихие каюты. Быстрые шаги от двери к двери. Каждый замок поддается легко, но добыча всегда незначительна и сводится к мелким безделушкам… Однако подожди, что это там в вещах у новенькой девчонки? Мешочек с… не может быть! Прекрасные метакристаллы, наилучшего качества. Такие могут принести на рынке целое состояние. Спасибо, Кэти. Огромное спасибо.

По мере того как «Фальстаф» продолжал тащиться на буксире, совершая свое долгое путешествие к станции Маммот, сознание Кейлы соскользнуло в более глубокий сон, прервав контакт с разумами ее товарищей по команде.

Станция Маммот оказалась типичным корабельным доком – шумным, грязным и дорогим. Очень дорогим.

Саломея надолго уединилась с начальником ремонтного дока. Когда она вернулась, Кейле стоило лишь взглянуть на выражение ее лица, чтобы понять: новости будут не из приятных.

Капитан «Фальстафа» собрала команду вокруг себя.

– То попадание, которое мы получили по пути на Уорхейс, причинило больший ущерб, чем мы думали, – начала она. – Два двигателя нуждаются в капитальном ремонте, один придется полностью заменить. Защитные экраны разлетелись в клочья.

Саломея прикрыла глаза, словно надеялась, что это дурной сон и она вот-вот проснется.

– Это означает, что мы выведены из строя, дорогие мои. По меньшей мере на месяц, а может быть, и на два.

При этой новости послышался приглушенный ропот.

– Как мы расплатимся за ремонт? – спросил Келсо. Его длинное лицо вытянулось еще больше обычного.

– У нас практически не осталось денег.

Все застонали.

– Зато есть хорошая новость. Начальник ремонтного дока согласился продолжить работу над «Фальстафом».

– Очень великодушно с его стороны, – заметил Раб. – Что от нас требуется?

– Мы можем отработать стоимость ремонта, если наймемся всей командой для сопровождения коммерческого рейса.

– Что? – Раб уставился на Саломею так, словно никогда не видел ее раньше.

– Мы полетим на «Коразоне», корабле эскорта, сопровождающем «Кебизу», космический танкер класса «А».

– И бросим тут «Фальстаф»? – поинтересовался Раб. – Так вот просто?

– Один из нас может остаться… нет, не ты, Раб. – Саломея нахмурилась. – Морган, ты, наверное, не будешь возражать? Кроме того, Иван Вердер некоторое время пробудет в доке. Он любезно согласился присмотреть за ходом ремонта в наше отсутствие.

– Как долго продлится перелет? – поинтересовался Арсобадес. – И куда мы отправляемся?

– Около месяца. Летим в систему Кавинаса.

При упоминании о ее родной звездной системе сердце Кейлы учащенно забилось. Что, если они отправятся на Стикс? Что ей делать тогда?

Лицо Раба выражало озабоченность: его явно не удовлетворила полученная информация.

– Не будешь ли ты так добра сказать, зачем им понадобился корабль сопровождения? – хмуро спросил он.

– Об этом мне не говорили.

– А ты не спрашивала, хотя на карту поставлено наше будущее. Дорогая, где были твои мозги?

Саломея резко повернулась к своему любовнику:

– Когда человеку предлагают то, что граничит с благотворительностью, он старается проявлять благодарность, – отчеканила она.

– Когда мы отправляемся? – спросила Грир.

– Завтра.

– Я согласен, – сказал Арсобадес. – Нечего просиживать задницу в этой помойке.

Келсо пожал плечами.

– Платить не будут и так и этак. Считайте, что я согласился.

– И я, – поддержал Игер.

– О'кей, о'кей. – Раб махнул рукой. – Если вы все идете, то, пожалуй, я тоже иду. Кто-то должен присматривать за вами, чтобы вы не наломали дров.

Саломея улыбнулась и взяла его за руку.

– Эй, – всполошился Арсобадес – А мы не сможем сторговать наш груз твоим приятелям? Вдруг им пригодится старое ядерное оружие?

– Не говори глупостей, – бросила Грир. – Они конфискуют груз и выдадут нас властям или начнут шантажировать нас. Ты же знаешь «Маммот энтерпрайзез». Они почти так же коррумпированы, как правительство Карлсона.

Раб мрачно посмотрел на нее.

– У тебя есть идея получше?

– Да. Посмотрим, что я смогу сделать в городе. Возможно, найду кое-каких покупателей.

– Ты? – Саломея удивленно вскинула брови. Грир пожала плечами.

– У меня здесь есть контакты, которые могут оказаться полезными.

– Ну хорошо, – заключила Саломея. – Смотри, будь поосторожнее.

– Слушаюсь, мэм. – Грир отдала насмешливый салют и встала. Раб преградил ей дорогу.

– Помни, Грир: это нейтральная территория.

Ее глаза расширились, изображая детскую невинность.

– Разумеется, всенепременно. Я просто хочу избавиться от нашего груза согласно указаниям капитана.

– И, может быть, провернуть небольшую акцию свободных торговцев в придачу?

Грир сухо усмехнулась.

– Лишь в том случае, если этого нельзя будет избежать.

– Знаешь, начальники станций не любят агитаторов в доках. Стоит прослыть агитатором, и тебе остается рассчитывать только на себя. Если попадешься им в лапы, то сгниешь в тюрьме.

– Большое спасибо, Раб. Вижу, что мои усилия по избавлению от опасного груза не слишком волнуют тебя, зато ты озабочен вопросом об ответственности. Тебе следовало бы стать адвокатом.

Его темные глаза вспыхнули.

– Я говорю серьезно, Грир! Мы хотим починить корабль и нуждаемся в хорошем отношении со стороны здешних властей. Не нарывайся на неприятности.

Грир невозмутимо ответила на его взгляд.

– Уйди с моей дороги.

– Обещай мне, Грир.

– О'кей, обещаю. – Она обогнула бородатого великана. – Кэти, почему бы тебе не присоединиться ко мне? Ты можешь узнать кое-что новое для себя. – Это прозвучало как требование, а не как просьба.

– Дай мне пять минут, – попросила Кейла.

– Встречаемся у воздушного шлюза. – Грир упорхнула.

Раб покачал головой.

– Проклятая интриганка. Ей не терпится втянуть нас в торговый бунт.

Кейла помедлила в дверях. Ей не нравились ни его слова, ни тон его голоса. В конце концов, что плохого в принципах свободных торговцев?

– Мне казалось, что все вы поддерживаете ее движение, – заметила она.

– Ты похожа на маленького послушного пехотинца, – съязвил Келсо.

– Заткнись, Келсо. – Раб смерил Кейлу тяжелым, серьезным взглядом. – Послушай, Кэти: лишь слабоумный может полагать, что тарифная система премьер-министра Карлсона отлично работает, и лишь полный идиот может любить эту систему. Но есть разница между несогласием и во оружейным конфликтом. Я не люблю напрашиваться на неприятности, а Грир – любит.

– Но она действительно хочет видеть более справедливую систему торговли, – возразила Кейла. – Я знаю, вы считаете ее сумасшедшей, но в чем-то я с ней согласна.

Раб закатил глаза.

– Не порывайся исполнять все ее команды о'кей? Ей нравится заваривать кашу, а расхлебывать приходится другим.

Саломея мрачно кивнула.

– Она обладает странной способностью нагнетать страсти. Будь осторожна, Кэти.

– Разве Игер не будет скучать по тебе? – спросил Арсобадес, поддразнивая Кейлу.

Она пожала плечами и пошла к выходу.

42
{"b":"11435","o":1}