ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть ее существа застыла в нетерпеливом ожидании, в то время как другая часть хотела остаться на месте. Сможет ли она сделать это?

«Третье Дитя, держись ближе ко мне!»

Ощутила ли она подтверждающее мысленное прикосновение или у нее разыгралась фантазия? На размышления не оставалось времени. Кейла дала команду приступить к прыжку.

Мир перевернулся вверх ногами. Цвета смешались. Воздух стал густым, почти вязким. Она могла слышать свет, видеть звук.

Время остановилось…

Она замерзала. Сгорала. Она не могла двигаться и дышать. Сейчас все умрут. Ее мозг отказывался работать, руки застыли над панелью. Но что это за тепло, вливающееся в ее тело? Она снова ощущала свои конечности, могла сгибать пальцы. Она проснулась, готовая к действию.

…И тронулось снова.

Кейла облегченно вздохнула. Первый прыжок остался позади.

Она ввела второй набор координат и затаила дыхание, когда двигатели снова взревели, переходя на стартовый режим.

Она находилась одновременно в двух местах, потом в трех, в четырех. Какой Кейлой она была? Ее желудок проваливался в пустоту. Огромные красные цилиндры скатывались на нее со стен, стремясь раздавить ее. Кейла увернулась от одного, перепрыгнула через другой. Она падала в белом пространстве.

Что-то смягчило ее посадку.

Она пришла в себя в своем кресле, под стихающий грохот джамп-двигателей.

«Бог троицу любит, – подумала Кейла. – Ну пожалуйста!»

И набрала координаты системы Кавинаса.

Реальное время растворилось. В течение бесконечно долгого момента Кейла зависла над пропастью. На дне она видела ледяные отблески от тысяч осколков битого стекла, нацеленных на нее. Если она упадет, то умрет.

Она начала скользить вниз. Но что-то тянуло ее рывками, возвращая вверх, вверх, вверх по стеклянно-гладкому склону и обратно, на твердую почву. Что-то встало между нею и парализующими эффектами прыжка.

Киберпространство исчезло, и вселенная возникла вокруг нее – знакомые звезды, складывающиеся в созвездия, которые Кейла изучала в школе по видеокубам. Ночное небо системы Кавинаса, небо ее детства.

При виде этого зрелища к горлу Кейлы подступил теплый комок, глаза защипало. «Коразон» вышел в космическое пространство неподалеку от Ксенобуса, хотя и не так близко, чтобы вызвать нарушения в гравитационном поле газового гиганта. Из-за дальнего края Ксенобуса выглядывала бледно-зеленая крапинка, звезда-крошка, сиявшая в свете двойных солнц. Сент-Альбан.

Все-таки они сделали это!

Кейла все еще оставалась подключенной к навигационной панели, когда пространство вокруг них искривилось, и поблизости материализовалась «Кебиза».

Защитная аура, окружавшая девушку, начала блекнуть и рассеиваться. Третье Дитя в изнеможении растянулось на полу у ее ног.

«Спасибо тебе». – Кейла надеялась, что далькой понял ее.

– Самый гладкий прыжок на моей памяти, – одобрительно произнес Раб. – Ты далеко пойдешь, Кэти.

– Великолепно! – Саломея лучезарно улыбалась.

Игер ворвался в штурманскую рубку.

– Кэти! – воскликнул он. – Я забыл о Третьем Дитяти! С тобой все в порядке? – Он замолчал, и его лицо залилось краской, когда остальные повернулись к нему.

– Привет, Ромео, – сказал Раб.

Кейла протянула руку Игеру.

– Со мной все в порядке. Правда, не волнуйся.

Он наклонился ближе и понизил голос:

– Я пришел, как только смог… – Видимо, он собирался сказать еще что-то, но как будто лишился дара речи, увидев шерстяную вязь, наброшенную на ее плечи.

– В чем дело? – спросила Кейла. – На что ты уставился?

– Откуда ты это взяла?

– Этот шарф? – Кейла попыталась придать накидке более или менее приличную форму. – Третье Дитя дало его мне. Оно настаивало, чтобы я носила эту штуку.

– Третье Дитя сделало тебе ойо? – Голос Игера прервался от волнения. – Не могу поверить!

– Отчего же? – поинтересовалась Кейла. – Что особенного в этой безобразной накидке из липких волокон и шерсти, которая когда-то была хорошим свитером?

Игер посмотрел на нее как на сумасшедшую.

– Боже, разве ты не знаешь? Они встречаются крайне редко и поистине бесценны. Мне приходилось видеть их только в музеях. На Льяже далькои плетут их из травы эрфани. Считается, что ойо обладает странной магической силой. Далькой выделяет волокно из своего тела и вплетает его в вязание.

– Трава! – Кейла сверкнула глазами. – Он испортил мой лучший свитер!

Игер кивнул.

– Конечно, – сказал он. – Теперь я понял. Третье Дитя не смогло найти здесь траву эрфани, поэтому воспользовалось в качестве замены вещью, принадлежащей тебе. Ты этого не осознаешь, Кэти, но тебе только что оказали невероятную честь. Я знаю на Льяже людей, готовых продать своих родителей за ойо, связанное далькоями.

Раб подошел поближе.

– Волшебный шарф, вот как? Ну, Кэти, как насчет магических сил? Ты не чувствуешь ничего особенного? Никаких таинственных голосов, демонов из космической тьмы?

Кейла открыла рот для саркастического замечания, но остановилась, пораженная внезапной догадкой. Разве она не чувствовала себя защищенной, даже неуязвимой для ужасных эффектов прыжка? Как она может это объяснить? Она загадочно улыбнулась и погладила грубую шерстяную накидку.

– Не скажу, Раб. Но я очень благодарна далькою за его подарок и всегда буду носить его с гордостью.

«Особенно во время прыжка», – мысленно добавила она. Третье Дитя одобрительно чирикнуло.

– Мне приходилось слышать о хороших манерах, но это просто нелепо, – заметила Саломея. – Ты не боишься подцепить от этой штуки какую-нибудь инопланетную болезнь?

– Ш-шш, – одернул ее Раб. – Ты просто ревнуешь.

– Кто, я?

– Эй, – вмешался Келсо. – Все это здорово, но нас вызывают портовые власти Сент-Альбана. Кто-нибудь собирается им ответить или черт с ними, пусть открывают по нас огонь из всех орудий?

Казалось, никто на Сент-Альбане не ожидал ни их прибытия, ни груза метакристаллов, который они охраняли. По крайней мере, официального подтверждения не последовало.

Они вышли на стационарную орбиту вокруг Сент-Альбана, слушая все более накалявшиеся переговоры между «Кебизой» и портовыми властями Вардалии.

– Говорю вам, «Кебиза», у нас нет разрешения на вашу посадку, – повторил начальник порта. – Кто покупатель груза?

Цезарь Вера, капитан танкера, предпочел уклониться от прямого ответа.

– Не могли бы вы еще раз свериться с вашими записями, – попросил он. – Там должны быть указания относительно нас. Мы проделали длинный путь.

– Вам придется проделать такой же путь обратно, если вы не скажете мне, кто собирается расписаться в получении вашего груза.

– Все, что у меня есть, это номер счета, – ответил Вера. Его голос звучал раздраженно, даже немного истерично. – Я вывожу этот номер на ваш экран. Вы его видите?

Секунду спустя начальник порта вышел на связь. Его тон изменился: теперь он выглядел немного скованным, даже смущенным.

– Э-э-э, подтверждаю прием. Почему же вы сразу не сообщили? Мы даем приоритетный пропуск по таким счетам. Можете двигаться вперед, я освобождаю для вас двадцать седьмой причал. Координаты сейчас будут. Вам нужен буксир?

– Да. С нами летит корабль сопровождения.

– Двадцать девятый причал свободен.

Саломея взглянула на свой экран.

– Должно быть, какая-то важная шишка покупает эти кристаллы. Все готовы расшибиться в лепешку, чтобы угодить этому человеку, но полагаю, мы никогда не узнаем, кто он такой. Да и какая разница? Кто хочет сходить со мной в Вардалию и заняться покупками?

– Я пойду, – заявил Раб. – Только в моей компании ты можешь купить себе что-нибудь приличное.

– Я тоже, – присоединился Арсобадес. – Здесь самые лучшие музыкальные магазины в этом звездном секторе.

Даже Келсо выразил желание присоединиться к группе.

Кейла переключила свое внимание на Грир. Ее подруга по комнате явно собиралась в город, и столь же очевидным было ее желание уйти одной и тайком. Но Кейла не собиралась упускать ее из виду.

46
{"b":"11435","o":1}