ЛитМир - Электронная Библиотека

Меррик издал смешок.

– Нет, Карлсон, но цена возросла.

– Что?

– Становится все труднее ходить в такие рейсы, – жестким, бесстрастным тоном произнес контрабандист. – Если я больше рискую, то вы больше платите.

Карлсон помедлил, обдумывая свое решение. Если он даст Меррику отрицательный ответ и откажется от груза, ему понадобятся время и деньги, чтобы найти другой груз контрабандных метакристаллов.

– Хорошо, – сказал Карлсон. – Сколько ты хочешь?

– Двести тысяч кредиток.

– Должно быть, ты шутишь.

– Нет, сэр.

– Ты пират, Меррик. Это же настоящий грабеж!

– Как скажете, сэр.

– Лучше не шути со мной. Ты прекрасно знаешь, что я в любой момент могу тебя арестовать.

– Ну и что? Посадите меня в клетку, и, может быть, я стану петь.

Голос премьер-министра угрожающе смягчился:

– Тем, кто поет, нужен язык, не правда ли?

Карлсону не нравилось прибегать к прямым угрозам, но этого бандита следовало поставить на место.

– Тебя можно заменить, Меррик, и ты знаешь об этом. У меня в очереди стоят по меньшей мере пять человек, готовых выполнять твою работу. Не забывай о них! Я заплачу тебе сто восемьдесят тысяч кредиток и ни медяком больше.

Наступило продолжительное молчание.

– По рукам, – наконец буркнул Меррик.

– Хорошо, – не пускаясь в дальнейшие объяснения, Карлсон передал на экран координаты места посадки и отключился.

Он медленно раскачивался в своем кресле, поднимаясь и опускаясь перед огромным окном, занимавшим всю стену от пола до потолка. Внизу Вардалия развернула свое ежедневное шоу красок и огней, но Карлсон мог бы с таким же успехом смотреть на каменную стену.

Значит, стиксианцы экспериментируют с толчеными метакристаллами? Как же действует на людей это необычное блюдо? Если сами кристаллы, как считалось, улучшали интеллектуальные, сексуальные и физические способности того, кто их носит, то почему бы им не улучшать способности того, кто их ест?

Употреблять в пищу метакристаллы? На секунду Карлсона охватило отвращение. Он был очень разборчив в вопросах пищи, и переваривание размолотой в порошок породы казалось ему, мягко говоря, малопривлекательным занятием. Тем не менее он был заинтригован. На что это похоже? Появятся ли галлюцинации, сказочные сны? Сможет ли он обнаружить в себе скрытые умственные способности?

Но что, если случится беда, и он превратится в слюнявого идиота? Нет, нет. Он не может рисковать собой, это было бы безумием. Но он с удовольствием посмотрит, какое воздействие окажет метакристаллическая соль на другого человека. Да, он получит истинное наслаждение.

Аппарат офисной линии связи Карлсона издал две мелодичные ноты, и из динамика зазвучал голос его секретаря Норриса:

– Торговая делегация на Стикс готова к брифингу, господин премьер-министр.

– Впустите их.

Дверь скользнула в сторону, и Карлсон увидел своего главного торгового представителя, крепко сложенную блондинку по имени Корал Рейнтри, в сопровождении холеного красавца Робарда Фишу – ее помощника и заместителя, а по слухам, и главного любовника. Они носили официальную серую униформу с золотыми щитками на плечах. Оба были довольно высокими, по меньшей мере на голову выше премьер-министра. Это заставило его приподнять свое кресло на пять дюймов, в результате чего его колени оказались на уровне их талий.

– Садитесь, пожалуйста, – предложил он. – Я хочу вам кое-что показать.

Не пускаясь в объяснения, он активировал видеокуб, и оба посредника принялись увлеченно наблюдать за картиной. Каждый, независимо от своей искушенности, попадал под очарование метакристаллов.

– Какую максимальную партию метакристаллов может собрать Стикс в любое конкретное время? – спросил он, когда запись закончилась.

Рейнтри и Фишу обменялись изумленными взглядами.

– Я не эксперт, – осторожно ответила Рейнтри. – Но думаю, они смогут собрать несколько килограммов.

– Скажем, три килограмма?

Она пожала плечами:

– Возможно. Мне бы не хотелось, чтобы на меня ссылались в этом вопросе.

– Никто не собирается этого делать. Теперь давайте предположим, что цена такой партии метакристаллов составляет триста тысяч кредиток. Что, если мы удвоим объем метакристаллической руды, поступающей на рынок? Утроим его?

Торговые агенты непонимающе смотрели на Карлсона.

– Рынок переполнится, – наконец сказал Фишу. – В сущности, торговля будет парализована.

– Но этого никогда не случится, – запротестовала Рейнтри. – У них просто недостаточно метакристаллов, чтобы заполнить рынок.

– А если бы кристаллов оказалось достаточно?

– Не понимаю.

– Предположим, что шахтные разработки на Стиксе велись бы с помощью современной технологии, а не тех примитивных ручных методов, которыми сейчас пользуются эти телепатические тоннельные крысы.

– Мы должны объяснить стиксианцам, как им следует делать свою работу? – Вежливый тон Рейнтри убеждал ее босса вернуться к реальности. – Они яростно сопротивляются любому внешнему вмешательству в свои дела, не говоря уж об их одержимой клановости.

– А если такое предложение будет внесено изнутри?

– Каким образом?

– От лица Беатрисы Келлер. Она кажется мне амбициозной и прогрессивно мыслящей женщиной. Я уверен, что она оценит поддержку своих операций по добыче руды.

– Нет, если это будет означать для нее ослабление контроля над производством.

– В таком случае ее нужно убедить.

– Но как?..

Негативное мышление всегда бесило Карлсона.

– В высших интересах правительства поддерживать определенный контроль на рынке метакристаллов, – резко сказал он. – Если стиксианцы не позволяют нам прямо покупать права на разработки, значит, мы должны это делать через третью сторону. Беатриса Келлер кажется мне нашим главным козырем. Но если она не захочет сотрудничать с нами, то нам придется захватить контроль, и мы это сделаем.

Робард Фишу заерзал в своем кресле.

– Захват этих шахт может оказаться не таким простым делом, как вы думаете, – пробормотал он. – Не забывайте об эмпатических способностях стиксианцев. Жутковатое отродье: живут как крысы в своих тоннелях и читают мысли друг друга. Кто знает, что они могут сотворить с нормальными людьми?

Рейнтри наклонилась к премьер-министру.

– Вы в самом деле предлагаете захватить контроль? Непосредственно вмешаться в шахтерские операции?

– Да нет же, – с усталой брезгливостью отозвался Карлсон. – Пока что нет. Мы должны помогать, направлять, убеждать. Можно осторожно распустить слухи о том, что усилия по искусственному синтезу метакристаллов вот-вот приведут к успеху. Это встряхнет их.

– Вы хотите, чтобы мы лгали на переговорах?

– Но это же будет не впервые, не так ли?

– А если они не поверят нам? – спросила Рейнтри. – У нас нет доказательств.

– Вы – талантливейшие посредники, одни из моих лучших агентов. Я уверен, что вы найдете способ. – В его голосе звучали ласкающие, почти непристойные, шелковистые интонации. – Попытайтесь выяснить, не припрятывают ли они часть товара.

– «Ищите да обрящете»? – с сардонической улыбкой спросила Рейнтри.

– Думаю, вы хорошо меня поняли, – бросил Карлсон, пригвоздив ее к месту своим взглядом.

Фишу и Рейнтри кивнули. Они знали, что если не смогут добиться желаемых результатов, то премьер-министр найдет других, кто сможет это сделать. В этом случае они быстро окажутся там, откуда пришли: среди рядовых сотрудников службы безопасности Карлсона.

– При всем уважении к вам, премьер-министр, – осторожно начал Фишу, – я не понимаю, каким образом мы можем убедить стиксианцев добывать больше метакристаллов. Они знают, что это понизит рыночную цену. За всю мою службу в торговом представительстве мне ни разу не приходилось иметь дело с такой несговорчивой шайкой.

– Разумеется, с шахтерами трудно иметь дело. Я и не утверждал обратного. Но вы – люди закаленные, лучшие из тех, кто у меня есть. Я не представляю себе, кто мог бы лучше вас справиться с этой работой. И я рассчитываю на вас – более того, верю в вас.

5
{"b":"11435","o":1}