ЛитМир - Электронная Библиотека

Кроме того, она увидела, что Карлсон надеется овладеть правами на стиксианские шахты посредством Йейтса Келлера и таким образом получить в свое распоряжение источник метакристаллов и метакристаллической соли. Карлсон считал Йейтса высокомерным слабаком, которого легко можно было купить или продать, пообещав власть. Кейла целиком и полностью согласилась с ним.

«Почему ты не уходишь? – мысленно прошептала она. – Разве ты не собираешься встретиться с каким-нибудь подвластным тебе торговцем или посетить Стикс?»

Но разум премьер-министра оставался непроницаемым и не реагировал на ее зондирование. Кейла понимала, что от нее требуется только терпение. И в конце концов она получила награду за свое терпение.

Она обнаружила, что Карлсон действительно покидает свои апартаменты между четырьмя и пятью часами утра. Он предпочитал тишину, пустынные улицы и свое собственное общество послеполуденной городской сутолоке.

Кейла воспряла духом. Гораздо лучше пробираться по безмолвному, полному теней дворцу, чем пытаться экранировать свое сознание от полного набора охранников, служащих и назойливых посетителей.

Она запустила мысленный зонд в систему служб безопасности. Двое охранников дремали у входа в апартаменты Карлсона. Шеф службы безопасности был занят в другой части дворца. Она помедлила, когда ее вопрошающий сигнал мимолетно коснулся знакомого образа. Она знала это лицо, но откуда? Кейла проникла глубже и чуть не вскрикнула от удивления. Значит, вот оно как. Ее кристаллы появились во дворце при посредничестве Келсо, ответственного за связь на «Фальстафе». Келсо украл и спрятал их, а затем решил дождаться посадки на Сент-Альбане. Его связником был один из охранников дворца, лейтенант с большими амбициями.

«Келсо, неужели это сделал ты?»

На короткое время Кейлу охватила необъяснимая печаль, но она быстро взяла себя в руки. Если ей когда-нибудь суждено вернуться на корабль, она разберется с Келсо. Но сейчас у нее были другие, более важные дела.

Со знаниями и навыками, полученными от Баррабаса, открыть замок комнаты не составило труда. Оказавшись за дверью, Кейла сразу же окутала себя теневым чувством. Каждый, с кем она встретится, заметит лишь легкое движение воздуха, странную дифракцию света.

Кейла кралась через свет и тени, мимо помещений, где отдыхали ее собратья эмпаты, по направлению к портику, ведущему в главные помещения дворца. Попав в переплетение коридоров и тоннелей, она остановилась. Куда же теперь идти? По небрежности или из экономии боковые коридоры почти не освещались: лампы еле горели. «Доверься своему мысленному зрению», – решила она. Путь в апартаменты премьер-министра лежал по крайнему левому коридору. Мысленное зрение безошибочно вело ее в полумраке.

Вскоре она оставила позади сумрак коридоров и ступила на толстые красные ковры приемной дворца. Мягкий золотистый свет наполнял пространство холла. Она прошла мимо охранников, расставленных через одинаковые интервалы. Все они глядели прямо перед собой, ничего не замечая, хотя она проходила не более чем в двух футах от них. Подавив озорное желание дернуть кого-нибудь за нос, Кейла продолжила свой путь. Чуть дальше бригада жучков-пылесосов деловито занималась уборкой. За столом сидел лысый служащий, подперев рукой подбородок и уставившись в видеокуб, по которому проплывали оранжевые цифры.

Кейла незаметно вступила в особое крыло дворца. Драпировка на стенах стала еще более изысканной, ковры – еще более мягкими и роскошными. Ряды настенных осветительных шаров уступили место изящным лампам из резного хрусталя.

Она прошла под аркой, покрытой хрустальной филигранью и поддерживаемой колоннами из черного мрамора, на гладкой поверхности которых играли красно-зеленые отблески. Затем мимо панели, оснащенной лазерно-диодными глазками. Кейла вышла в коридор, обитый нежно-зелеными и серебристыми гобеленами.

Она направилась к массивной двери с фальшивым порталом на аметистовых колоннах. Кейла осторожно прозондировала апартаменты за порталом. Пусто. Поблизости не было другого разума. Если Карлсон твердо придерживается своих привычек, то его не будет в течение часа. Таким образом, у нее в запасе масса времени.

Кейла с легкостью проникла в комнаты премьер-министра и на мгновение замерла, оглядываясь по сторонам. Пеллеас Карлсон в самом деле жил как король.

Пол из полированного зеленого камня, пронизанного золотыми прожилками. Яркие светильники в виде ограненных самоцветов на стенах из вишневого мрамора. Воздух был слегка ароматизирован, а звук нежных аккордов, исходящий из скрытых динамиков, создавал впечатление покоя и безмятежности.

Ряд кресел, выстроившихся возле огромного окна. А за окном – Вардалия, сверкающая, словно раскрытая шкатулка с драгоценностями, содержимое которой было небрежно высыпано на землю и оставлено лежать до утра.

Огромный голографический портрет Карлсона доминировал над дальней стеной комнаты. Премьер-министр проницательно смотрел на Кейлу из-под сдвинутых бровей. Лысина Карлсона блестела, губы были изогнуты в легкой усмешке. Но его темные глаза не улыбались. Казалось, они следили за каждым ее движением. Кейла показала изображению язык. «Мне безразлично, кто ты такой, – подумала она. – У тебя есть кое-что принадлежащее мне, и я хочу забрать это!»

К главной гостиной примыкало несколько комнат, но ни в одной из них не было научного оборудования. Несмотря на все усилия, Кейла не могла обнаружить секретную геммологическую лабораторию премьер-министра. Может быть, лаборатория расположена в другой части дворца? Неужели она ошиблась?

Нет, ошибки быть не могло. Ее метакристаллы находятся где-то поблизости.

В кабинете, где находилось множество древних книг, ее внимание привлекла мозаичная стенная панель – схематическое изображение системы Кавинаса с двумя солнцами в центре – изумрудным и бриллиантовым. Кабошон из дымчатого топаза символизировал Льяж, а огненный опал за ним – гигант Ксенобус с его сапфировой луной, Сент-Альбаном. А дальше рубиновой капелькой светился Стикс. Кейла погладила сияющий рубин. «Мой дом», – подумала она.

Вдруг что-то щелкнуло.

Секция мраморной стены откинулась назад, открыв потайную комнату. Вдоль стен высились полки, нагруженные видеокубами. В центре полированного черного пола стоял золотой стол, сверкающий линзами приборов и самоцветами.

Метакристаллы, вываленные из коробок и ящиков, были небрежно разбросаны на столе, словно красная, бронзовая и зеленая галька с синими проблесками.

Кслла сделала два шага вперед и погрузила руки в кучу кристаллов. Как же их много! Сможет ли она когда-нибудь найти свои? Но вскоре ее пальцы нащупали краешек мягкой ткани. Потянув на себя, она вытащила мешочек с метакристаллами, на котором еще виднелись инициалы ее отца: «Р. Р.»

В горле Кейлы вырос сухой комок, но она подавила рыдание. В тот момент, когда она положила мешочек в карман, включился сигнал тревоги.

Групповой разум обрушился на нее, отскочил от ее защитного экрана и сделал новый заход. Она знала, что не сможет долго сдерживать его, а тем более – нанести ответный удар.

Но у них наверняка должна быть слабина, какое-то уязвимое место. Неужели в группе из многих разумов нет ни одной аномалии? Должна быть. Но чтобы найти ее, Кейле придется рискнуть всем, что она имеет.

Она услышала топот шагов в коридоре. На размышления не оставалось времени. Кейла приняла решение, и в то мгновение, когда ментальная сеть накрыла ее, она убрала свою защиту и погрузилась в глубины группового разума.

Она оказалась в пространстве, окруженном слабо светящимися разумами, которые легко поддавались определению. Групповой разум был пугающей сущностью – могучей, почти неуязвимой. Но его составные части оказались не столь надежно защищенными.

Кейла выхватила случайную фантазию из подсознания Мириам Кроун, вдохнула в него призрачную жизнь и метнула в группу чудовищную птицу со свирепыми глазами и игольчатыми зубами в разинутом клюве. Птица атаковала их, пытаясь вырвать глаза.

52
{"b":"11435","o":1}