ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда они отпрянули в панике, Кейла выбросила сразу несколько зондов и обнаружила один разум, более податливый и менее защищенный, чем остальные. Так вот где изъян в цепочке. Расти Турлей.

Она мертвой хваткой вцепилась в него своим ближнечувством. Толчок, еще толчок!

Расти ахнул и попытался позвать на помощь.

«Извини, Расти».

Кейла всей мощью обрушилась на своего старого друга.

Внезапно она оказалась в темном, зловещем месте. Это было подсознание Расти, мусорная свалка его разума. Она увидела шрамы и ужасный ущерб, причиненный аппаратами Йейтса Келлера. Но у нее не было времени думать об этом. Кейла скользила по разбросанным в беспорядке образам и ассоциациям, невыраженным побуждениям и инфантильным страхам. Уцепившись за этот последний сегмент, она копнула глубже, отбросила один образ, слишком смутный, потом другой, слишком эксцентричный. Но здесь, именно здесь, находился первичный страх, достаточно сильный, чтобы разбить душу человека или его жизнь. Ее жизнь однажды уже была разбита таким страхом.

Кейла ухватила нужный образ и изо всех оставшихся у нее сил втолкнула его в разумы шахтеров, впрыснув им дозу знакомого с детства кошмара, обратив их наихудшие опасения в живое, чудовищное оружие.

Что могло быть более ужасным для группы шахтеров, чем подземное землетрясение?

Кейла послала им образ такого землетрясения, какого никогда не случалось ни в одной шахте, ни на одной планете. Стены обрушились на них, все их тщательно возведенные защитные системы развалились, оказавшись бесполезными. Нет воздуха, нет света, нет надежды. Тонны породы раздавили их, и страх, жарко-белый и смрадный, окутал все удушливым облаком, уничтожая последние проблески сознания.

Групповой разум издал жуткий вопль и распался. Кейлу подхватило могучей волной и начало затягивать в водоворот паники. Она почувствовала, как ее собственный разум слабеет перед сокрушительной атакой. Ее тянуло во всех направлениях одновременно, она попадала в разум каждого из шахтеров группы. Напряжение становилось невыносимым.

«Выбирайся! Выбирайся немедленно!»

Кейла вырвалась на свободу и обернулась, чтобы посмотреть ослабевшим мысленным взором на бойню, которую она устроила. Эмпаты попадали с кресел, хватаясь руками за горло. Лишь одна фигура осталась абсолютно неподвижной. Голова откинута назад, глаза опустели. Лицо Расти выглядело необычно безмятежным, а губы изогнулись в улыбке, которая могла означать лишь облегчение и освобождение от всех страхов.

Расти…

Кейла не могла позволить себе думать о нем. Она сделала то, что нужно было сделать: одолела групповой разум и развалила его на неработоспособные компоненты. Теперь она снова находилась в личных апартаментах Пеллеаса Карлсона.

Шатаясь, Кейла привалилась к стене, восстановила равновесие и побрела к двери, перебирая руками. За дверью кишели охранники.

Она почти обессилела, однако потратила огромную часть своего потенциала, показав им языки ледяного пламени, зубастых птиц и кошмары, рожденные их собственным подсознанием.Она горела и кричала вместе с ними, но когда они упали, она собрала последние силы и проковыляла мимо них.

У Кейлы подкашивались ноги. Она могла рухнуть в любой момент. Голова разламывалась от боли, а глаза почти ничего не видели.

«Нужно остановиться, – подумала она. – Это уже слишком. Мне нужно отдохнуть».

Оказавшись в тускло освещенном коридоре, она прислонилась к стене и наполнила воздухом пылающие легкие. Крики и топот бегущих людей настигали ее. Она понимала, что нужно бежать дальше. Вперед по коридору и в сторону, но в какую сторону? Несмотря на пронзительную боль, она послала зонд, чтобы найти ближайший выход.

«Туда. Толкай дверь. Наружу. Продолжай бежать».

Предрассветные сумерки уступали место розово-золотистым краскам рассвета. Легкий, прохладный ветерок обдувал ее лицо. Кейла торопливо пересекла огромную площадь, не обращая внимания на торговцев, которые уже выкатывали автоматические тележки с закусками и различными украшениями, готовясь к очередному торговому дню.

Сумка с метакристаллами колотилась о ее бедро на бегу. Стоила ли цель того, чтобы снова стать изгнанницей? Без сомнения, ради всего того, что связывало ее с родителями и со всем, что она потеряла, она не могла позволить Карлсону использовать лучшие кристаллы Редмонда Рида для своих сатанинских экспериментов.

Кейла стояла на боковой улочке, выходившей на главную площадь. Люди проходили мимо, не обращая на нее внимания. Она заметила, что все признаки двери, послужившей ей для побега, исчезли. На том месте находилась гладкая каменная стена.

Она вдохнула городской воздух, наполненный кисловато-садкими ароматами. Ей очень хотелось найти безопасное укрытие, лечь и проспать до тех пор, пока не восстановятся силы. Но она понимала, что не может этого сделать, пока не выполнит все до конца.

Она должна была как-то найти Онзериба и Дозериба, остановить этот маниакальный дуэт, прежде чем загремят взрывы. Или, если у нее не получится, хотя бы предупредить Грир.

Кейла попробовала выпустить ближнечувственный зонд. Ничего хорошего из этого не вышло. Острая боль, пронзившая мозг, заставила ее вскрикнуть. Она тяжело вздохнула. Даже если она найдет близнецов, придется обойтись без помощи эмпатических сил. Совсем расстроенная, Кейла присела на корточки.

«Подожди, – подумала она. – На «Коразоне» есть сканеры ближнего и дальнего действия. Можно воспользоваться ими, чтобы найти близнецов».

Кейла бросилась в порт, на ходу расталкивая мелких лавочников и чиновников.

На корабле никого не было. Поблагодарив свою счастливую звезду, Кейла поднялась в штурманскую рубку и включила сканеры. Ей понадобилось довольно много времени, чтобы разобраться в символах и размерах, доступных для сканирования, и еще больше – на детализацию образа до такой степени, при которой аппаратура не будет автоматически отслеживать всех усатых брюнетов в Вардалии. Когда Кейла вводила в память сканера заключительные штрихи, знакомый звук заставил ее вскинуть голову и обернуться.

Третье Дитя вошло в рубку, вопросительно щебеча и переваливаясь на ходу. Увидев Кейлу, оно сразу же направилось к ней с явным желанием подставить шею для почесывания.

– Не сейчас, Третье Дитя. Сядь и веди себя потише.

Но Третье Дитя не хотело успокаиваться. В конце концов Кейле пришлось прибегнуть к жесткому мысленному приказу; после этого далькой замолчал.

Сканер приступил к поиску, время от времени подавая звуковые сигналы и включая желтые и зеленые огоньки на мозаичном дисплее. Кейла откинулась на спинку кресла, ожидая, наблюдая и от всей души надеясь не опоздать.

Прозвенел звонок, и сканер вывел на экран сегмент карты города. Очертания одной из улиц были обведены красным цветом. Кейла знала, что это самая точная фокусировка, которой можно добиться при дальнем сканировании.

Она скопировала адрес и приготовилась к отходу. В последний момент она вынула бластер из стенной кобуры и зарядила оружие. Не имело смысла идти на неоправданный риск.

Она уже подходила к выходу, когда далькой поравнялся с ней.

– Нет, – сказала она. – Извини, но ты не можешь идти со мной. Подожди Игера, он скоро вернется.

Третье Дитя раздраженно чирикнуло.

Кейла закрыла боковой люк и быстро пошла по направлению к городу. Место, определенное сканером, находилось в районе фешенебельных особняков на юго-западной окраине. Дома здесь были дорогими, хорошо ухоженными, и каждый из них оставался таким же закрытым для Кейлы, как хорошо защищенный разум.

«Может, попробовать ментальное сканирование?» – подумала она.

Кейла послала узконаправленный зонд, прощупывая нижние этажи зданий. Она ощущала слабое головокружение и дрожь в коленях, но сканирование шло своим чередом. Она прикоснулась к пьяному разуму, потом к дремлющему, а затем наткнулась на два разума, вовлеченных в столь неистовое совокупление, что у нее вспыхнули щеки.

53
{"b":"11435","o":1}