ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы как-то связаны между собой.

«И ты тоже, – мысленно добавила она, – должно быть, ты обладаешь скрытыми эмпатическими способностями, поэтому Третье Дитя остается с тобой. И, кстати, поэтому ты так быстро стал хорошим пилотом».

– Значит, ты вызвала Третье Дитя, – продолжал Игер. – А оно вытащило меня из постели и притащило в незнакомый район Вардалии.

Он перерезал веревки на ее запястьях.

– Они хорошо связали тебя, словно бамберу для продажи на рынке. – Выключив нож, Игер положил его в карман. – Как ты попала сюда?

– Это длинная история. Давай просто скажем, что я вела себя очень глупо. Все остальное может подождать, но вот то, чем нам нужно заняться сейчас, ждать не может! – Кейла помедлила, обводя взглядом комнату, набитую боеприпасами. – Нам нужно убрать отсюда этот товар до прихода владельцев.

Игер впервые посмотрел на ящики, и его глаза расширились от удивления.

– Эй! – воскликнул он. – Это похоже на старые ядерные боеголовки, которые мы сторговали на станции Маммот.

– Совершенно верно. Но здесь только часть груза.

– Зачем он здесь находится?

– Грир продала боеголовки двум мерзавцам, которые привезли их сюда. Помнишь, я пыталась рассказать тебе раньше? Теперь они хотят использовать ядерное оружие, чтобы шантажировать Пеллеаса Карлсона, – по крайней мере, так они утверждают.

Игер пожал плечами.

– Ну и что с того? Это их дело, не так ли?

– Игер, они настолько безумны, что могут все взорвать. Думаю, они уже заминировали центр города.

– Никто не может быть настолько безумным.

У Кейлы истощилось терпение.

– Не будь наивным! Я это видела, Игер, прочитала в их сознании.

– А кто назначил тебя всеобщей спасительницей?

– Я сама. – Кейла яростно взглянула на него. – Мне не хотелось вмешиваться, я собиралась лишь спасти Грир. Но теперь я увязла уже слишком глубоко. Ты собираешься помочь мне? Если нет, то – большое спасибо за мое спасение и можешь катиться ко всем чертям.

Какое-то мгновенье они стояли, пожирая друг друга глазами. Потом Игер заулыбался.

– Что ты хочешь сделать прежде всего? Убрать отсюда оружие?

– Мы не сможем вытащить все. Кроме того, мы обязательно привлечем внимание полиции. Нельзя ли как-нибудь демонтировать боеголовки?

– Такое старье? Ты случайно не археоинженер? Я – нет. – Игер взглянул на плотно упакованные цилиндры и покачал головой. – Последнее, чему жизнь учит человека на Льяже, – это умение обращаться с древним ядерным оружием.

Третье Дитя с явным подозрением обнюхивало ящики. Оно остановилось, издало странный взволнованный щебет и широко разинуло рот. По его телу пробежала судорога, и на ближайший цилиндр выплеснулась пригоршня клейкой пурпурной массы, которая почти сразу же потемнела и затвердела.

– Боже, что происходит? – спросила Кейла. – Оно заболело?

– Не знаю. – Игер вгляделся пристальнее. – Нет, не думаю. Я видел такое лишь однажды, когда умер новорожденный теленок бамберы. Третье Дитя покрыло его этой субстанцией.

– Великолепно!

– Может быть, далькой пытается помочь тебе.

– Не понимаю, каким образом.

– Когда эта масса высыхает, она становится твердой, как феррокерамический сплав. Ее нельзя пробурить даже лазером.

– Ты думаешь, Третье Дитя сможет покрыть все ящики этим веществом?

– Не знаю. Здесь полно боеголовок и лишь один далькой.

В течение часа они смотрели, как Третье Дитя покрывает ящик за ящиком. Наконец оно остановилось и в изнеможении опустилось на пол.

– Только половина, – заметила Кейла. – Осталось еще достаточно, чтобы разрушить весь город.

Игер сурово посмотрел на нее.

– Ему нужно отдохнуть. Если ты хочешь, чтобы Третье Дитя сделало что-то еще, тебе придется покормить его.

– Чем? – Кейла протянула пустые руки. – Нам придется выйти в город.

– И принести еду обратно?

– Пожалуй, нам не следует рисковать, оставляя Третье Дитя в одиночестве, – сказала она. – Ты можешь понести его? Набрось на него свою куртку, чтобы никто не увидел. Поблизости должно быть какое-нибудь кафе или закусочная.

– Как скажешь. – Игер взял на руки спящего далькоя и последовал за Кейлой к выходу.

Они провели около часа в бесплодных поисках кафе или бара, но квартал казался вымершим и безмолвным. Далькой лежал на руках Игера с плотно закрытыми глазами. Его голова болталась, словно у тряпичной куклы.

– Ничего нет, – простонала Кейла. – Проклятье, придется поискать где-нибудь еще.

– Но как мы отыщем обратный путь?

– Это уже не моя забота. Пошли.

Они углубились в соседний квартал, поворачивая то налево, то направо. Проход между двумя высокими серебристыми башнями вывел их на маленькую площадь, где ярко светились витрины магазинов и закусочных.

– Две порции овощного рагу, – обратилась Кейла к продавцу за прилавком. – И побыстрее, пожалуйста.

Порывшись в кармане, она вытащила свои последние кредитки.

Они нашли скамейку, стоявшую в тени высокого кустарника с красными листьями. Почуяв запах пищи, далькой проснулся, погрузил нос в тарелку и начал поглощать рагу с такой скоростью, что Кейла испугалась, как бы он не задохнулся.

Ее опасения оказались напрасными. Далькой съел все до последней крошки. Когда тарелка опустела, Третье Дитя выпрямилось, посмотрело на нее огромными яркими глазами и вопросительно чирикнуло, словно спрашивая: «Это все?»

– Извини, – сказала Кейла. – Десерта не будет.

Третье Дитя мигнуло, быстро обернулось и принялось обкусывать красные листья с живой изгороди.

– Эй! – крикнула Кейла. – Не делай этого!

Игер схватил далькоя за рудиментарное плечо.

– Прекрати немедленно!

Но тот лишь чирикнул, продолжая обрывать листья. В окне над ними показалось рассерженное женское лицо.

– Мой сад! Что он делает с моим садом?

Кейла вскочила на ноги.

– Пора убираться отсюда.

– Остановите их! – вопила женщина. – Полиция! Заберите это дикое животное и посадите его в клетку!

– Действительно, пора идти. – Игер подхватил далькоя, перекинул через плечо, не обращая внимания на рассерженный щебет, и побежал по улице следом за Кейлой. Они промчались по маленькому пешеходному мостику и зашагали по темному бульвару. Потом они свернули в парк, огороженный живой изгородью с распускавшимися желтыми цветами. В центре парка стояла оркестровая раковина, выполненная в форме причудливых лепестков бронзового цвета. Шел концерт, и публика, сидевшая на резных скамьях под теплым ветерком, наслаждалась музыкой. Мужчины носили облегающие костюмы с богатой вышивкой, а женщины соревновались между собой великолепием пышных причесок, в которых посверкивали ограненные метакристаллы.

Третье Дитя подняло голову, радостно защебетало и спрыгнуло с плеча Игера. Приземлившись на колени тучной женщины в серебряной тунике, оно прижалось головой к огромному метакристаллическому кулону, свисавшему с ее шеи. Женщина завопила и сделала безуспешную попытку избавиться от далькоя, в то время как ее соседка, худая темнокожая девушка с жемчужно-белыми волосами, отчаянно махала программкой, стараясь прогнать неожиданного пришельца.

– Снимите его с меня! – визжала женщина срывающимся от страха голосом. – Какой ужас!

По ее щекам струились слезы.

– Третье Дитя! – крикнула Кейла. – Какого дьявола ты там делаешь? А ну давай сюда!

Далькой в последний раз нежно потерся головой о грудь матроны и спрыгнул вниз. Женщина положила руку на свой кулон и прикрыла глаза другой рукой.

Кейла метнулась вперед, чтобы схватить далькоя, но тот поднырнул под ее руками и врезался в плотную группу любителей музыки, увешанных метакристаллами.

По мере того как далькой терся головой об один ограненный камень за другим, происходило нечто странное. Рубиново-синие огни тускнели, выцветали и гасли. Самоцветы приобретали пепельно-серый оттенок, как будто их внутренний огонь задуло порывом ветра.

57
{"b":"11435","o":1}