ЛитМир - Электронная Библиотека

«Не понимаю».

«Энергия, которую она поглотила, ошеломила ее».

«Вы имеете в виду метакристаллы?»

«Ответ положительный. Она испускает эманации из-за психической перегрузки. Она еще слишком молода и не справляется с таким количеством энергии. Мы поможем».

Третье Дитя снова икнуло. Воздух перед ним заблистал и начал распадаться на мозаичные кусочки. Четко очерченное пространство между кусочками вибрировало от черной энергии, словно реальность превратилась в складную головоломку, готовую разлететься вдребезги.

Далькой устало вздохнул и закрыл глаза.

Кусочки головоломки исчезли.

«Теперь она будет спать».

С облегчением и нежностью Кейла взяла на руки спящее существо и сняла с него нелепую корону и радужный передник.

– Пошли, – обратилась она к Игеру. – Надо вернуться к ядерным боеголовкам.

– Ты шутишь! – Игер удивленно уставился на Кейлу.

– И не думаю.

– Кэти, неужели ты все-таки повредилась разумом? Разве ты забыла о далькоях? Нам нужно как можно быстрее попасть в порт и подняться на борт «Коразона», а там решим, что делать.

– Игер, я должна закончить то, что начала.

– В городе, где объявлено чрезвычайное положение, где полно полицейских?

Кейла понимала, что он прав, но она также знала, что время, отпущенное Вардалии, истекает.

О, если бы ее эмпатические способности снова заработали. В отчаянии она повернулась к далькоям:

«Пожалуйста, помогите нам. Городу угрожает опасность».

«Почему мы должны помогать тем, кто держал нас в плену? Мы не собираемся оставаться здесь».

«Неужели вы хотите погибнуть?»

«Мы хотим вернуться на родину».

«У нас есть звездолет, и мы доставим вас туда. Но сначала нужно разобраться с ядерным оружием».

«Давайте вернемся на ваш корабль и обсудим это».

«Коразон» как ни в чем не бывало стоял в доке. Линии снабжения работали, ворота воздушного шлюза были открыты.

Кейла и Игер, несущий спящее Третье Дитя, устремились к кораблю, а за ними вперевалочку двинулись остальные далькои. В этот момент из воздушного шлюза вышла Грир. Когда она увидела прибывших, ее глаза на мгновение расширились, а затем хищно сузились. Неуловимым движением она вытащила бластер из настенной кобуры воздушного шлюза и прицелилась в Кейлу.

– Стой там, где стоишь, – тихо приказала она. – Ни шагу дальше!

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

– Не будь дурой, – сказал Игер.

– Заткнись. – Грир наклонилась вперед и схватила Кейлу за руку, не обращая внимания на далькоев. – Мне следует немедленно убить тебя и покончить с этим. Предательница!

Кейла яростно затрясла головой.

– Грир, ты ничего не знаешь о том, что произошло. Я не собиралась выдавать тебя властям. Я пыталась спасти тебя, остановить близнецов. Именно они хотели предать тебя!

– Почему я должна слушать тебя? Ты пытаешься настроить меня против моих соратников. – Грир прожгла ее взглядом. – Я собиралась дать тебе один, последний шанс, но теперь передумала.

Она приставила бластер к голове Кейлы.

«Я никогда не смогу убедить ее, – подумала Кейла. – Никогда».

Она метнулась в сторону и одновременно сильно ударила Грир по коленной чашечке. Женщина закричала от боли и упала на мостовую, но все же не выронила оружие.

Развернувшись, Кейла выбила бластер ударом ноги.

Грир каким-то образом удалось подняться на колени. Она распрямилась как пружина, нанеся жестокий удар в подбородок Кейлы. Та упала, сильно ударившись головой. У нее помутилось в глазах, но она продолжала бороться, откатившись в сторону от следующего удара Грир.

– Эй! Что здесь творится?

Баррабас и Саломея шли по наклонному спуску, с изумлением глядя вниз.

– Грир сошла с ума, – крикнул Игер. – Осторожно, она сейчас возьмет бластер!

Грир вырвалась из захвата Кейлы, нырнула вбок и подхватила упавшее оружие. Прежде чем Кейла успела остановить ее, она нажала на спусковую кнопку. Раб бросился перед Кейлой, заслонив ее, принял на себя всю энергию выстрела и упал навзничь.

– Нет! – Горе и ярость бушевали в Кейле. У нее было достаточно сил, чтобы нанести сокрушительный удар своей бывшей подруге по комнате. В ее сознании как будто открылся тайник, полный эмпатической энергии, готовой выплеснуться наружу.

«Подожди. Это риск…»

Она проигнорировала предупреждение далькоя и обрушила всю силу своего бешенства на незащищенный разум Грир. Женщина ахнула и упала на колени. Потом она свалилась на бок и осталась лежать неподвижно.

Саломея склонилась над Рабом.

– Раб, – ломающимся голосом позвала она. – Раб, ответь мне.

Длинные золотистые волосы закрыли ее лицо и окружили вуалью лицо ее любовника.

Раб лежал на спине с закрытыми глазами. Его кожа приобрела мертвенно-серый оттенок, грудь быстро вздымалась и опускалась. С первого же взгляда Кейла поняла, что он смертельно ранен. И она никак не может ему помочь.

У нее не осталось эмпатических сил, она исчерпала их полностью в одной неистовой атаке на Грир. Но даже если бы она не опустошила себя, исцеление никогда не принадлежало к числу ее талантов. О, если бы только…

«Тебя предупредили».

Кейла повернулась к далькоям:

«Помогите ему, пожалуйста!»

«Ты имела великий дар и неправильно воспользовалась им. Теперь он отнят у тебя. Мы ничего не можем поделать».

«Я прошу не за себя, а за своего друга».

«Цена слишком высока. Твой друг умирает».

«Но вы могли бы исцелить его?»

«Ему причинен слишком большой ущерб. У нас не хватит сил».

«Пожалуйста!»

«Мы сожалеем…»

«А что, если я смогу увеличить ваши силы?»

«Каким образом?»

«С помощью вот этого. – Кейла протянула мешочек с самоцветами своего отца. – Самые лучшие метакристаллы на Сент-Алъбане».

«Возможно. Покажи их нам».

Дрожащими руками она раскрыла застежку и высыпала на ладонь сверкающие кристаллы; иссиня-красные и зольные грани заиграли в свете двойных солнц.

Далькои собрались вокруг нее и склонили головы над сверкающими камнями.

«Может быть, этого будет достаточно. Но нам понадобится медиум».

«Я могу сделать это за него».

«Положи одну руку на голову своего друга, а другуюна его легкие».

Кейла мягко отодвинула Саломею в сторону и сделала, как ей было сказано.

– Кэти, что ты делаешь?

«Открой нам свой разум».

– Кэти! – Голос Игера раздался очень близко.

– Ш-шш! – Кейла не могла отвлекаться. Она сфокусировала всю силу своего разума на раненом товарище. Закрыв глаза, она позволила далькоям овладеть собой. Она плыла в пространстве перемежающейся светотени, наполненном странными гулкими шепотами – групповой разум далькоев? – а затем оказалась в сознании Раба, словно нырнув в стоячую воду глубоководного пруда.

Молчание. Тело Раба застыло в жуткой неподвижности, кровь скапливалась в его сердце. Смерть приближалась.

Кейла продолжала стоять на пороге сознания Раба. Она не могла, не имела права отпустить его.

«Живи, черт бы тебя побрал! Ты не можешь спасти мою жизнь, а потом умереть. Ты не можешь оставить меня, оставить всех нас. Я этого не вынесу».

Она вливала в Раба свою энергию, жизнь и любовь. Окружающий мир пропал для нее, задернутый красной пеленой, колышущейся и накатывающей волнами, словно прилив.

«Выздоравливай».

Она находилась внутри и снаружи одновременно, включая нейронные цепочки, увеличивая поступление эндорфина в кровь Раба.

«Дыши, – думала она. – Дыши и живи».

Красная дымка истончилась до бледно-розового оттенка и исчезла. Кто-то держал ее за плечо и тряс. Кейла не обращала на это внимания.

«Давай же, Раб, давай!»

Вот: слабое содрогание. Еще одно. Сердце спазматически сжалось и остановилось. Слабое биение. Быстрее! Раз, два, три, четыре…

62
{"b":"11435","o":1}