ЛитМир - Электронная Библиотека

В группе, собравшейся в часовне, мелькали лица старых друзей и коллег. Беатриса Келлер выглядела необычно – бледная, притихшая, с плотно сжатыми губами. Из-под полуприкрытых век Кейла украдкой поглядывала на внушительную фигуру с длинными светлыми волосами и ледяными голубыми глазами. Беатриса Келлер выглядела моложавой, хотя на самом деле, пожалуй, ей следовало добавить лет двадцать. Ее стройное тело и матовая кожа без намека на морщины не позволяли определить ее настоящий возраст. Ее можно было принять за сестру Йейтса.

Кейла смотрела, как Беатриса прокладывает путь через толпу и повелительным жестом кладет руку на плечо своему сыну. Почему она пришла? Беатриса Келлер никогда не состояла в дружеских отношениях с ее родителями. Фактически они с Редмондом часто расходились во мнениях на собраниях Гильдии. С уходом Редмонда Рида Келлеры получали свободу действий. Наиболее громкий голос, звучавший против них в зале Гильдии, умолк навсегда.

Беатриса улыбнулась Кейле, смерив ее взглядом.

– Моя дорогая, – произнесла она. – Прими наши глубочайшие соболезнования. Прошу тебя поскорее навестить нас – наш дом всегда останется открытым для тебя.

Ее голос звучал сдавленно и напряженно. Кейла опустила глаза и ничего не ответила. Яростный взгляд Беатрисы Келлер беспокоил ее, а картина эмоций пожилой женщины, полученная при мимолетном контакте, была пугающей и неприятной – смесь алчности, гнева и страха. Кейла не решилась зондировать дальше.

– Собрание шахтерской Гильдии состоится завтра после полудня, – сказала Беатриса. – Дела остаются делами. Но разумеется, при этом будет решен вопрос о вакантном месте.

– Вы имеете в виду кресло моего отца? – Кейла встретила ее взгляд, уже не пытаясь скрыть свою неприязнь. – Что тут решать?

Беатриса казалась удивленной.

– Но кто-то же должен занять свободное место, дорогая! Ты должна это понимать.

– Тут нечего понимать. Я приду заявить свое право на место моего отца.

– Твое право? – Беатриса нахмурилась. – Ты? Не глупи, девочка. Ты еще слишком мала.

– Наш юрист говорит, что любой суд признает меня совершеннолетней, и я уже сообщила ему о своем намерении продолжать семейное дело. А если так, то почему бы мне не занять место своего отца в Гильдии Стикса?

Кейла почувствовала, как Беатриса пытается эмпатически прозондировать ее сознание, нарушая все правила вежливости, принятые в обществе эмпатов. Она крепко держала свои защитные блоки, как учил ее отец. Беатриса Келлер была не особенно сильным эмпатом, и Кейла знала, что может с ней справиться. Тем не менее сам поступок был явным признаком враждебности, способом сообщить, что невзирая на юридические формальности Беатриса все еще считает Кейлу ребенком, не заслуживающим соблюдения правил этикета, принятых среди взрослых эмпатов.

– Да, сложная ситуация, – заметила Беатриса, с лица которой исчезли последние следы дружелюбия. – Завтра мы постараемся все тебе объяснить. Здесь не место для подобных разговоров.

– Значит, увидимся завтра, – вызывающе ответила Кейла, глядя Беатрисе в глаза.

Йейтс предложил проводить Кейлу домой, заслужив откровенно недоумевающий взгляд со стороны своей матери, но она отказалась. У нее не было настроения. Особенно ей не хотелось быть в компании человека, носившего фамилию Келлер. Кроме того, ей хотелось побыть одной, познакомиться с записями своего отца и вникнуть в подробности его отношений с Гильдией. Итак, Беатриса Келлер считает ее ребенком, не заслуживающим даже элементарной вежливости? Хорошо, в таком случае на завтрашнем собрании кого-то может ждать неприятный сюрприз!

На следующее утро Беатриса Келлер встретилась с представителями Торгового Альянса из Вардалии – Корал Рейнтри и Робардом Фишу.

Сидя за своим массивным каменным столом, она разглядывала гостей с плохо скрываемым презрением. Двое агентов Пеллеаса Карлсона, Фишу и Рейнтри, сидели в ее кабинете и улыбались как последние идиоты. Они изо всех сил старались понравиться ей, хотя фактически постоянно оскорбляли ее. Понять их цель не составляло труда: они хотели вынудить Келлеров поступиться своим семейным бизнесом ради партнерства с Карлсоном. Это могло бы выглядеть забавным, если бы не так сильно действовало на нервы. Беатриса Келлер уже привыкла к периодическим набегам этих наемников премьер-министра и не придавала им большого значения. Раздражало лишь то, что они отнимали у нее слишком много времени.

Она мрачно перечислила в уме события прошедшей недели. Сначала землетрясение, едва не поставившее под угрозу имущество ее собственной семьи. Потом смерть Ридов и похороны, на которых она заставила себя присутствовать. Беатриса ненавидела похоронные церемонии и при любой возможности старалась избегать их. Она не могла забыть о том, что Редмонд Рид много лет назад помог ей обмануть смерть, вытащив ее из пыльной ямы, где погиб ее муж. С тех пор она воспринимала каждые последующие похороны как свои собственные. Смерть на мгновение прикоснулась к ней, и она навсегда сохранила эту отметину, несмотря на курсы релаксации и омоложения.

Со смертью Редмонда Рида ей было трудно свыкнуться. Она недолюбливала Рида, считая его прямолинейным и узколобым человеком. Он всегда вставал на пути любых ее предложений, вынесенных на рассмотрение Гильдии Стикса. Но она была обязана ему жизнью, и поэтому пришла на его похороны, поборов неприязнь. Ритуалы и приличия должны соблюдаться независимо от личных чувств.

Разговор с этой девчонкой, дочерью Редмонда, отнюдь не улучшил ее настроение. Малышке следовало бы держаться повежливее. Разве Редмонд не говорил ей о том, как много их семья задолжала Келлерам? Лишь глупая сентиментальность удерживала Беатрису от предъявления счетов, оплата которых пустила бы Ридов по миру с сумой, и эта же сентиментальность побудила ее расплатиться по больничным счетам Кейлы. Но всему рано или поздно приходит конец. Теперь, когда Редмонд умер, пришло время получить долг и получить собственность Ридов в свое распоряжение. Кейла, глупое дитя, не сможет управиться в шахтах в одиночку.

Беатриса вспомнила узкое лицо девушки, ее большие зеленые глаза, так похожие на отцовские, копну вьющихся рыжих волос. Возможно, из нее со временем получится красавица, но это не имеет значения. Пока что Кейла была угловатым подростком, резким и неуклюжим. Йейтс же, с другой стороны, был милосерден, даже слишком добр, предложив девчонке сопровождать ее на похороны, хотя он отлично знал отношение своей матери к подобным выходкам.

А теперь, словно не хватало других забот, непрошеные визитеры от Пеллеаса Карлсона снизошли до нее, спустившись из своих уютных апартаментов в небоскребах Вардалии. Мягкие, изнеженные пришельцы из внешнего космоса, привыкшие к ласковому ветерку и двум солнцам, сияющим в небе. Они притащили с собой кучу угроз, предусмотрительно обернутых мягким вельветом. В шахтах они не протянут и недели. Пять минут в темноте и одиночестве – и они начнут хныкать. Как, впрочем, и их властелин, жирный Пеллеас Карлсон.

– Миссис Келлер, – вкрадчиво говорил Фишу, худощавый мужчина с холеной бородкой. – Мы располагаем весьма значительными средствами для поддержки ваших деловых начинаний…

Она заставила его замолчать, раздраженно махнув рукой.

– Мистер Фишу, я прекрасно осведомлена о средствах, находящихся в распоряжении премьер-министра. Но как вам известно, наша система управления является замкнутой, ограничиваясь чисто семейным бизнесом.

«И мы хотим, чтобы так было всегда», – подумала она.

– Но это ничуть не противоречит нашей точке зрения, – заметила Корал Рейнтри – высокая, внушительного вида блондинка. – Мы уполномочены предложить вам помощь в расширении вашего бизнеса, чтобы обеспечить его доминирующее положение на рынке.

Беатриса холодно улыбнулась.

– Зачем нам ваша помощь? Чтобы поддерживать то, что мы уже имеем?

Рейнтри ничуть не смутилась.

– Но это в самом деле так, – убежденно заявила она. – Да, сегодня вы доминируете на рынке. Возможно, такое положение сохранится и завтра. Но что случится через неделю, когда будут синтезированы искусственные метакристаллы, или какой-нибудь ренегат из шахтеров найдет себе спонсора из внешних миров? Опасно не иметь могущественных друзей.

8
{"b":"11435","o":1}