ЛитМир - Электронная Библиотека

– Иметь их не менее опасно, – возразила Беатриса. – Иногда защищают вас, преследуя собственные интересы.

Она выждала паузу и с подчеркнутым вниманием посмотрела на часы.

– Сожалею, но я должна присутствовать на собрании Гильдии Стикса.

– Мы с радостью подождем, – заверил Фишу, улыбаясь чуточку жизнерадостнее, чем следовало бы.

– Боюсь, это не имеет смысла, – ответила Беатриса. – Пожалуйста, передайте премьер-министру, что я по достоинству оцениваю его интерес, однако ответ остается отрицательным.

– Но…

– Прошу меня извинить.

Беатриса взглядом выгнала их из кабинета. «Присосались как пиявки», – подумала она. – Ладно, пусть доложат Карлсону о ее упрямстве. Может быть, премьер-министр почтит своим вниманием другого кандидата, избрав его мишенью для своих дурацких политических игр, и оставит ее в покое.

Дверь, ведущая во внутреннюю комнату, открылась, и вошел Йейтс Келлер.

– Ты все слышал?

– Да.

– Хорошо. Каково твое мнение?

– Возможно, нам следовало бы принять предложение Карлсона, – с непроницаемым лицом ответил Йейтс.

– Что? – Беатриса недоверчиво взглянула на своего сына.

– Пойми, мама, если он когда-нибудь понадобится нам, мы сможем обнаружить, что цена его покровительства окажется слишком высокой. Если же мы объединимся с ним теперь, то станем неуязвимыми.

– Мы и так достаточно сильны.

Он покачал головой.

– Я не согласен. Мы никогда не были достаточно сильны. Высокомерие – опасная вещь, мама. Отказывая Карлсону и оскорбляя его, ты тем самым ослабляешь наши позиции.

Беатриса с изумлением и гневом повернулась к своему первенцу.

– Я разрешила тебе слушать мои деловые переговоры, чтобы ты учился, а не критиковал меня.

Он ответил на ее гнев своим собственным:

– Если ты хочешь, чтобы я учился, то не верти мною как куклой! Ты имеешь дело только с настоящим, мама, а я забочусь о будущем.

– Вот как? Но если ты заботишься о будущем, то почему ты без толку тратишь время, увиваясь за малюткой Кейлой Рид?

Йейтс выглядел скорее удивленным, чем рассерженным.

– Мама, неужели ты и впрямь ослепла? – Он хотел было что-то добавить, но остановился на полуслове и пожал плечами. – Пойдем, а то опоздаем на собрание Гильдии.

Беатрисе пришлось проглотить свой сердитый ответ. Ей не хотелось ссориться с Йейтсом, особенно перед началом важного собрания. Ее сын еще молод. Со временем он наберется опыта и убедится в ее правоте. Она может себе позволить проявить терпение и понимание.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

С каждым шагом, приближавшим ее ко входу в зал Совета, возбуждение Кейлы становилось все сильнее. «Это должен был делать мой отец, а не я», – думала она.

Она нажала на входную панель, расположенную сбоку от массивных высоких дверей, и стала ждать. Выйдет ли кто-нибудь ей навстречу?

Двери скользнули в стороны; очевидно, они были запрограммированы на общий допуск. С бьющимся сердцем Кейла вошла внутрь.

Сверкающий стол с полированной золотистой крышкой, резные кресла, мерцающие полупрозрачные стены высеченного в скале чертога – она уже видела все это, когда была ребенком. Войти и занять место за столом в качестве единственного представителя семьи Рид казалось немыслимым делом. Однако Кейла сделала это. Двигаясь медленно, словно во сне, она подошла к креслу с надписью «Рид».

На секунду комната поплыла перед глазами у Кейлы. Она с трудом сглотнула. Несколько членов Гильдии уже собрались вокруг стола: Йоханнес Гудделл, Мириам Кроун и Расти Турлей. Все они работали бок о бок с ее родителями. Теперь на их лицах читалось соболезнование и дружелюбие.

– Кейла, – произнесла Мириам. Ее широкое смуглое лицо озарилось улыбкой. – Мы рады приветствовать тебя за этим столом.

Лысый жилистый Йоханнес Гудделл протянул руку, собираясь взъерошить ее волосы, как делал много раз раньше, но вдруг застыл, словно вспомнив, что теперь она считается совершеннолетним человеком и полноправным членом Гильдии. Он спрятал руку за спину и пожал плечами. Его лицо залилось краской.

Расти ухмыльнулся в бороду и подмигнул Кейле.

– Как одна большая семья, – прогудел он.

– Семья-то семья, да с семейными ссорами, – добавил Йоханнес, закатив глаза. – Внимательно следи за Беатрисой: у нее острые зубы.

– Вовсе не к чему расстраивать ребенка еще до начала собрания, – вмешалась Мириам. – Кейла, не обращай внимания на этих шутников. Когда впервые присутствуешь на собрании Гильдии, то всегда немного волнуешься. Не беспокойся, ты быстро войдешь в курс дела.

Кейла благодарно улыбнулась. Они старались помочь ей, облегчить ее ношу, обращаясь с ней как с коллегой и другом. Сделав глубокий вдох, она опустилась в кресло, отныне принадлежащее ей. Это оказалось совсем не так трудно, как она ожидала.

Когда она начала успокаиваться, в зал вошла Беатриса Келлер в сопровождении Йейтса и остальных членов Гильдии.

– Я вижу, ты полна решимости присоединиться к нам, – обратилась она к Кейле с холодной улыбкой. – Что ж, по этому вопросу будет проведено отдельное голосование. Но как президент Гильдии, я рада приветствовать тебя в качестве наблюдательницы. Если у тебя есть вопросы насчет протокола, не стесняйся спрашивать меня или любого другого члена Гильдии.

– Благодарю вас, Беатриса, – твердо ответила Кейла. Она еще ни разу не называла Беатрису Келлер по имени, но ей хотелось дать окружающим понять, что ее общественный статус изменился. И все же имя Беатрисы Келлер в ее устах прозвучало непривычно и фамильярно.

Лишь несколько кресел пустовало: их владельцы были заняты срочной работой в своих шахтах или же находились на других планетах. Кейла знала, что не многим из шахтеров нравилось путешествовать далеко от дома. Будучи эмпатами, они испытывали неудобство, если не замешательство, находясь среди большого количества незащищенных разумов.

– Давайте начнем с предложения о контрактах по поставкам метакристаллической соли, – предложила Беатриса. – Как я уже говорила, покупатели выстраиваются за ней в очередь.

– Я – «за», – с энтузиазмом произнес Уилсон Курланд. – Таким образом мы утилизируем отходы наших шахт и камни, которые не годятся для огранки. Будем размалывать их и продавать порошок, если кто-то настолько глуп, чтобы покупать эту дрянь.

– Разве мы не обнаружили, что соль обладает качествами, вызывающими эйфорию? – поинтересовалась Мириам.

– Мне кажется, это не имеет значения, – заметил Йейтс Келлер. – Пока существует спрос…

Расти с отвращением посмотрел на него.

– А если бы существовал высокий спрос на смертельный яд, то ты бы сознательно продавал его тому, кто больше заплатит, – так, парень?

Йейтс вспыхнул.

– Разумеется, нет! Я не предлагаю продавать неопробованную соль. Но я не понимаю, почему нас должно беспокоить ее воздействие, пока имеется твердый рынок сбыта.

– Ты пробовал эту соль? – спросила Мириам.

– Нет. С какой стати?

Смуглое лицо Мириам заметно покраснело.

– Как ты можешь продавать соль другим людям, если сам не пробовал ее? Никто, кроме нескольких безумцев, до сих пор не ел метакристаллическую соль. Может ли человеческий организм вынести ее?

– Черт побери, Мириам, вардалианцы будут в восторге от этой соли, – умиротворяющим тоном прогудел Йоханнес. – Возможно, они будут посыпать ею бифштексы. Они будут купаться в ней. Они без ума от метакристаллов.

– Итак, появился рынок метакристаллической соли, – подытожила Беатриса. – Йейтс прав: мы знаем, что это безопасное вещество. Все мы вдыхали его на протяжении многих лет. Почему бы не продавать отходы, вместо того чтобы сбрасывать их в пыльные ямы?

Кейла ощутила глубокое, хотя и скрытое проявление недоверия и негодования, исходившее от группы шахтеров в ответ на заявление Беатрисы. До сих пор она не осознавала, как сильно некоторые из шахтеров недолюбливают Беатрису и ее семью. Келлеры были первопроходцами Стикса. Прадед Беатрисы одним из первых приступил к изысканиям на поверхности планеты. Неудивительно, что Келлеры владели некоторыми из лучших рудных жил, и неудивительно, что к ним относились без особой симпатии.

9
{"b":"11435","o":1}