ЛитМир - Электронная Библиотека

Рэм провел ее дальше, к другом столику, где она познакомилась с армейским полковником и его семьей. Когда они уходили, полковник что-то сказал Рэму по-арабски.

Улыбка Рэма растаяла, зрачки глаз холодно сузились. Он помолчал некоторое время, видимо, стараясь взять себя в руки. На это потребовалось несколько секунд. Затем он глубоко вздохнул, притянул Мери поближе к себе, улыбнулся, посмотрел на нее, покачал головой и только тогда коротко бросил:

– Ла.

Было очевидно, что полковник сказал что-то такое, что имело отношение к ней. Мери терпеть не могла, когда люди обсуждали ее, а она не могла понять, о чем идет речь. Когда они вернулись к своему столику, она спросила:

– Что он вам сказал?

– Вы все еще мне не доверяете?

– Я настолько ошеломлена всем этим, что даже не знаю, доверяю я вам или нет. Я просто ничего не знаю. Но надеюсь, что вы будете столь любезны и кое-что мне все-таки объясните. Так что же сказал полковник?

– Полковник Аль-Нахаас предложил мне за вас десять тысяч верблюдов. – В ответ на ее насмешливый взгляд он добавил:

– В нашей стране раньше существовал обычай: мужчина предлагает за женщину, которую он хочет, верблюдов или другие товары. – Он наклонился, взял ее левую руку и большим пальцем нежно прошелся по ее ладони, задержавшись на пальце, на который обычно надевают обручальное кольцо. – А сколько верблюдов для вас оказалось бы достаточным?

– Верблюдов?

Он улыбнулся:

– А может быть, подходящей заменой будут алмазы или рубины?

Мери вырвала свою руку, ее глаза блеснули.

– Вы не лучше этого старого толстого развратника! К вашему сведению, я не товар, который можно купить или продать. Я оставлю все ваши подарки в сейфе отеля, чтобы вы могли их забрать. И пожалуйста, не беспокойте меня больше. Спокойной ночи, мистер Габри. – Она встала и схватила свою сумочку. – Заранее благодарю вас за то, что вы больше не будете возвращаться в мои сны!

Мери повернулась, но уйти ей не дала крепкая рука, обвившая ее талию.

– О нет, моя гордая львица. Снова исчезнуть я вам не позволю. Мои намерения абсолютно честные и порядочные. Дело в том, что верблюдов предлагают, когда хотят жениться. – Он сделал паузу. – Не уходите, – прошептал он и повернул ее к себе.

О, эти всюду преследующие ее, вездесущие голубые глаза. Они были наполнены такой нежностью и мольбой, что Мери мгновенно почувствовала себя обезоруженной. Какой же магией должен обладать он, чтобы одним только взглядом погасить ее гнев, а двумя простыми словами растопить всю решимость?

– Давайте не будем торопиться. Прошу вас, наберитесь терпения. Мы просто поговорим, чтобы получше узнать друг друга. Когда-нибудь я расскажу вам о своем отце и дедушке, и тогда вы поймете, почему я так по-сумасшедшему веду себя с вами. – Он улыбнулся и коснулся ее подбородка. – Я буду настоящим джентльменом. Слово скаута. – Рэм поднял правую руку, сжав кулак и оставив торчащими вверх указательный палец и мизинец.

Мери, даже если бы она очень старалась, все равно не удалось бы удержаться от смеха.

– Это вовсе не знак скаутов. Если хотите знать, это называется «Обломаем им рога» – знак победы спортивных команд Техасского университета. Сразу видно, что вы не были бойскаутом.

Рэм улыбнулся:

– Нет. Но я учился в Техасском университете. Это, конечно, не то, что скаут, но все же кое-что.

– В Техасском университете? Вы, наверное, шутите. Я тоже училась в Техасском университете.

– Вот видите, сколько у нас общего. В каком году вы там учились?

Когда она ему сказала, он покачал головой:

– Просто не верится. У нас разница всего один год – вполне могли бы встретиться.

Они разговорились о жизни в Остине, вспомнили разные знакомые места, события. Мери почувствовала себя свободнее.

– А почему вам надо было ехать учиться в Техас? Я думала, вы египтянин.

– Я и есть египтянин. Здесь родился и вырос. Но моя мама из Далласа.

– И моя мама тоже из Далласа.

Он улыбнулся:

– Может быть, мы родственники?

– Вот в этом я сомневаюсь.

Он взял ее сумочку и снова бросил на стол.

– Давайте потанцуем.

Рэм проводил ее на площадку, и она – хотя ее все еще мучила загадка необычайной привлекательности и силы этого человека – уже больше не боялась. Пожав плечами, Мери подумала: «Сейчас надо просто получать удовольствие. Неужели я этого не заслужила? Хотя бы несколько минут».

Оркестр играл медленную мелодию сороковых годов. Она расслабилась и отдалась танцу. И получалось у них очень хорошо, потому что танцор он был отменный. На своих шпильках она была все метр восемьдесят, то есть выше большинства мужчин в зале, но Рэм все равно возвышался над ней, по крайней мере сантиметров на десять. Она вздохнула и прижалась к нему. Давно, уже очень давно ее не обнимал высокий мужчина. Он поднес ее руку к своим губам. Кончиком языка он сделал на ней несколько влажных теплых кругов, потом мягко поцеловал и снова положил себе на грудь. Мери начала размягчаться подобно теплому шоколаду, пока не опомнилась. И тут же слегка одеревенела.

Как будто почувствовав, что она собирается отстраниться, он вдруг спросил:

– А вы живете в Далласе?

Она покачала головой:

– В Хьюстоне.

– Расскажите мне о Мери Воэн из Хьюстона.

– Моя мама считает меня дилетанткой.

Рэм откинул голову назад и засмеялся.

– Вы находите это смешным?

Прижав ее покрепче, так, чтобы она не могла отпрянуть назад, Рэм поцеловал кончики ее пальцев и ответил:

– Я думаю, это восхитительно. Меня тоже таким считали. А мне нравилось заниматься сразу многими вещами. Правда, получалось поверхностно. У меня широкий круг интересов.

– Вот как? Вы тоже слушали курсы?

– Курсы?

– Да, курсы в университете. Факультативные. Ну, всякие там общеобразовательные курсы. Мне они очень нравились, и я прослушала их несколько десятков. Все – начиная с оригами [8] и кончая техникой пользования дыхательными аппаратами под водой. Я, наверное, все еще училась бы и прослушивала бы всякую всячину, если бы не мать. Она вмешалась и своей железной рукой направила меня в нужное ей русло, заставила выбрать что-то главное. Но когда вместо бизнеса я выбрала фотографию, она пришла в бешенство.

– Так вы занимаетесь фотографией?

Мери кивнула:

– Я окончила двухлетний колледж в Хьюстоне. Правда, я училась там пять лет, так как слушала все курсы, какие мне хотелось. А в прошлом году мы с подругой решили организовать нашу собственную фирму – «V&V. Творческие консультации». Мы изготовляем рекламные и туристические проспекты, ну и все такое. Наша фирма маленькая, но растущая. Создание рекламной брошюры для отеля «Гор» в Египте – это наш первый большой заказ.

Рэм неожиданно коротко рассмеялся.

Мери вскинула на него голову:

– Вам что-то показалось смешным?

– Мир тесен. Я… тоже имею некоторое отношение к отелю «Гор». Я архитектор отеля «Гор» в Гизе.

– Потрясающе. Я только сегодня делала там съемки. Он будет замечательным, когда следующей осенью закончится строительство всего комплекса. Значит, вы архитектор?

– Среди всего прочего.

Она улыбнулась и позволила себе снова расслабиться. Непонятно почему, но она чувствовала себя сейчас в объятиях Рэма в полной безопасности. Большей, чем когда бы то ни было. И не важно, снится ей это или все происходит на самом деле. Мери уютно примостилась на его широком плече, а свою правую руку положила ему на грудь. Он прижал ее еще крепче, обвив обе руки вокруг талии, и они молча двигались в такт медленным синкопам оркестра.

Музыка кончилась, и он, развернув ее, эффектно закончил танец. Заметив, что оркестранты приготовились идти на перерыв, они направились к столу.

– Ну, на этот раз действительно пришло время пожелать спокойной ночи, – сказала она.

– Будет очень жаль, если вы пропустите представление. Оно начнется через несколько минут.

вернуться

8

Оригами (яп.) – искусство создания поделок из бумаги.

10
{"b":"11436","o":1}