ЛитМир - Электронная Библиотека

– Простите, сегодня был тяжелый день. Я очень устала. – Она потерла сзади шею ладонью и пожала плечами.

Он тут же заменил ее руку своей и начал массировать ее шею.

– Вы устали. А я об этом даже не подумал. Это ужасно. Пойдемте, я провожу вас до вашего номера. А шоу можно будет посмотреть завтра вечером.

Когда они вышли из ресторана, Мери вдохнула прохладный свежий воздух и посмотрела на звезды. Они показались ей сейчас другими – более близкими, дрожащими, живыми.

– Они как бриллиантовая пыль, – сказала она.

– Хотите, я достану для вас одну? – спросил Рэм.

– Чего уж там одну – принесите мне пригоршню. – Она улыбнулась. – Вы еще не рассказали о своем отце и дедушке.

– Это может подождать до завтра. Я, как Шехерезада, буду поддерживать ваш интерес к себе, обещая каждый вечер новые рассказы.

Сад благоухал. При лунном свете лепестки цветов переливались, блестели. На фоне неба цвета индиго резко выделялись серебряные силуэты башен старого отеля.

– Прямо как замок из «Тысячи и одной ночи», – сказала Мери.

– Все это, – отозвался он, кивнув в сторону здания, которое они только что покинули, – было построено больше ста лет назад. Здесь располагалась королевская охотничья резиденция. Некоторое время спустя она была преобразована в отель. Сад, то есть то место, где вы сейчас стоите, был разбит примерно двадцать лет назад. – Рэм обернулся и ностальгически посмотрел на величественное сооружение в мавританском стиле. – Большая часть оригинального убранства сохранена, особенно в ресторане и кафе… в том самом, где я в первый раз увидел вас вчера утром. – Он улыбнулся и обратной стороной пальцев провел по ее щеке.

– Вчера утром? Я вас там не видела.

– Но я вас видел. Это кафе имеет большое значение для нашей семьи. Маленьким мальчиком я часто заходил туда с дедушкой. Он рассказывал мне, как в первый раз увидел здесь бабушку. Там ведь раньше была веранда. Колониальные чиновники, британцы, сидели и потягивали чай, любуясь закатом у пирамид.

– А ваш дедушка еще жив?

– Нет, он умер уже много лет назад. Он умер через несколько месяцев после смерти бабушки. Пойдемте, – Рэм взял ее за руку, – вам пора в постель.

У двери он взял ее сумочку, достал ключ и, прежде чем закрыть ее, положил туда маленький пакетик.

– Пожалуйста, не надо больше подарков.

– Шшш. – Он коснулся ее губ. – Это только заколки, чтобы заменить те, которые вы потеряли во время прогулки на верблюде. – Он пропустил несколько ее локонов сквозь пальцы. – Хотя должен признаться, что так мне тоже нравится.

– Заколки, конечно, мне пригодятся, но вы должны подождать одну минутку, я принесу вам остальные вещи.

– Нет. Я не возьму их. Они ваши. Выбросите их прочь, отдайте кому-нибудь, если они вам не нравятся. А теперь вам надо отдохнуть. Постарайтесь утром поспать подольше. Мне же завтра необходимо встать рано, но я вернусь, чтобы пообедать с вами, и тогда спланируем, чем будем заниматься дальше.

– Но Вэлком и я должны…

– Вэлком? А, это ваша рыжеволосая подруга. Я захвачу вас обеих.

Рэм отпер дверь, открыл ее и передал Мери ключ с сумочкой. Затем поднес руку к ее лицу, отвел волосы с щеки и большим пальцем ласково погладил маленький шрамик. Поцеловав его, он прошептал ей на ухо:

– Я приду к тебе во сне.

Когда Мери открыла глаза, его уже не было. Все еще находясь во власти обаяния Рэма, она не вошла, а вплыла в комнату, добралась до своей спальни и двинулась к постели, роняя по пути одежду. Какой мужнина – подумать только! Но существует ли он на самом деле, или я просто попала в сети старинной египетской магии?

Она открыла пакетик, который Рэм положил ей в сумочку. Там были звездочки, целая пригоршня, – золотые заколки. На кончике каждой сверкал бриллиант или жемчужина. Смеясь, она осыпала ими свои волосы, затем собрала, улеглась и закрыла глаза, готовясь вспоминать пережитое. Готовясь снова увидеть заветный сон.

Глава 4

Когда нависает тьма,

Свои логова покидают львы,

Змея начинают убивать

А земля безмолвствует.

Из гимна Атону[9], 1350 г. до Рождества Христова

Полутемная комната. За резным письменным столом красного дерева на стуле с высокой спинкой сидит человек. Он курит турецкую сигарету. Струйки дыма медленно поднимаются к потолку. Когда они попадают в прямоугольник лунного света, слегка освещающего комнату, их можно даже увидеть. Человек развернулся на стуле лицом к окну и мягко произнес кому-то в телефонную трубку:

– Я говорю вам, что видел это своими собственными глазами. Его видел также Аль-Саед и двое его коллег. Завтра об этом будет знать пол-Каира. Все думали, что это миф, но сейчас, узнав, что он действительно существует, многие будут потрясены.

– А вы уверены, что он подлинный?

– Как можно быть уверенным, не рассмотрев его вблизи? Но все-таки да, я уверен. Он меньше и более изящный. Золото и вся отделка тоньше, но за исключением некоторых деталей этот кулон, вероятно, тот самый, который послужил моделью сокола для гробницы Тутанхамона.

– А как он попал к этой женщине – вы говорите, она американка?

– Понятия не имею. Но в любом случае она играет с огнем. Носить его так открыто! Одно из двух: либо она безрассудна до предела, либо не знает о его ценности. Но кто их поймет, этих американцев.

– Хм-м-м. Вы говорите, она остановилась в отеле «Мена-Хаус»?

– Вот в этом я уверен. И кажется, она довольно близкая приятельница… Рэмсона Габри. Вы с ним знакомы?

– Хм-м-м.

– Какие мои действия?

– В данный момент никаких. Я позвоню вам утром.

Человек положил трубку. Когда он гасил сигарету, его рука дрожала. Даже в полумраке можно было заметить, как блестят его глаза. Они блестели алчностью.

Вещь эта, конечно, священная, но за такое сокровище он был готов продать душу дьяволу. Не колеблясь.

Глава 5

А что с их гробницами?

Стены обрушились.

Не сохранилось даже следов

На месте, где они стояли, -

Словно их никогда и не было.

И оттуда никто не приходит,

Чтобы рассказать нам о них,

Чтобы успокоить наши сердца.

И так будет до тех пор,

Пока мы сами не попадем туда,

Куда ушли они.

Древнеегипетская песня, 27 век до Рождества Христова

Зазвонил телефон. Мери с трудом разомкнула веки и схватила трубку:

– Алло.

– Где ты была? – резко спросила Нора Элвуд.

– Мама, я просто спала.

– Как ты могла так долго спать? Это невозможно. Я звонила тебе каждые два часа и ужасно волновалась.

Мери почувствовала, что у нее начинают дрожать руки. Прежде чем ответить, она сосчитала до десяти.

– Мама, – Мери сделала паузу и глубоко вздохнула, – я взрослая женщина и вполне способна сама позаботиться о себе. Почему я должна отчитываться перед тобой за каждый свой шаг? У нас с Вэлком все хорошо. Никаких проблем.

– Да эта женщина сама сплошная проблема. Меня совсем не радует то, что ты сейчас с ней. Она не кажется мне благоразумной, а для такой девушки, как ты, благоразумие всегда должно быть на первом месте. Благоразумие и осторожность. В газетах печатают ужасные вещи. Я вчера только прочитала…

– Мама… не сейчас. – Мери бросила трубку и натянула на голову одеяло.

Рэм в своем офисе тоже разговаривал по телефону, но уже утром. Звонила мать.

– Привет, моя дорогая. – Он устроился в кресле поудобнее. – Как там дела с твоей книгой? И чем я могу быть тебе полезен в это чудесное утро?

На противоположном конце провода Шарлотта Кларк Габри, более известная среди друзей детства и поклонников как Чарли Кларк, улыбнулась:

вернуться

9

Атон – бог солнца в Древнем Египте. Фараон Аменхотеп IV провозгласил его единственным богом. Его изображали в виде солнечного диска с лучами, оканчивающимися человеческими головами.

11
{"b":"11436","o":1}