ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак победы
Остров
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Бессердечная
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть четвертая
1984
Мститель. Дорога гнева
Искусство думать. Латеральное мышление как способ решения сложных задач
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами

– Ну, тут есть дополнительные обстоятельства. Как я уже сказал, Вэлком… мисс Винейбл – подруга мисс Воэн. Я знаю, что они совместно владеют фирмой, которая выпускает этот рекламный проспект.

Фаяд откинулся назад и положил руку на свою обширную талию.

– Ага.

Рэм ждал. Фаяд молчал. Тогда Рэм осмелился спросить:

– А почему, собственно, вас заинтересовали эти женщины?

Директор пожал плечами:

– Возможно, они меня совсем не интересуют. А может быть, интересуют. – Он опять потянулся за булочкой, намазал ее маслом и только тогда произнес:

– Я слышал, что мисс Воэн носит какой-то необычный кулон.

– А вам-то что за дело до ее украшений? – мгновенно вспылил Рэм.

Фаяд медленно доел булочку и облизнул пальцы.

– Надеюсь, мне не нужно вам напоминать, что за вывоз из страны ценных предметов старины предусмотрено наказание от пяти до двадцати пяти лет.

Лицо Рэма окаменело.

– Кулон, который она носит, подарил ей я. Он является моей собственностью уже много-много лет.

– Ага.

Рэм едва сдерживал себя под пристальным взглядом директора. Он сказал правду и не считал нужным вдаваться в детали. Все равно этот прагматик Фаяд ничего не поймет. Да, Господи, он сам иногда ничего не понимает.

Фаяд глотнул кофе.

– Вам бы следовало предупредить даму, ей нужно быть очень осторожной с таким… необычным украшением. Вещь эта антикварная, и, я думаю, на нее найдется немало охотников.

– По-моему, я ей уже что-то такое говорил, но обязательно при первой же возможности напомню. А теперь, если вы меня извините… – Рэм встал.

Фаяд махнул рукой, чтобы он снова сел:

– У меня к вам еще вопрос… а может быть, даже два.

– Я слушаю.

– Вам известен человек по имени Филипп Ванхорн?

Рэм нахмурился, пытаясь вспомнить:

– Имя мне кажется знакомым, но…

– Он атташе в американском посольстве. А до этого работал в Париже, где, как известно, обитает мисс Винейбл. Высокий мужчина, блондин.

– Ах да, – сказал Рэм, – вспомнил. Я познакомился с ним на приеме в посольстве несколько дней назад. А почему вы о нем спросили?

Фаяд промокнул губы салфеткой, аккуратно вытер пальцы и положил салфетку на стол. Затем снова откинулся на спинку кресла, сложив руки на животе. Все это время он не переставал изучать Рэма своими пронзительными глазами.

– Спросил я вас о нем, потому что у меня есть серьезные подозрения, что мистер Ванхорн – агент ЦРУ.

– Ну и что?

– А то, что его неоднократно видели в компании мисс Винейбл и мисс Воэн.

Рэм старался сохранить невозмутимое выражение лица.

– Я вас понял. И хотя все это было мне не известно, – он улыбнулся, – не могу себе представить, чтобы Мери могла быть шпионкой. Как я уже говорил, наши матери – большие приятельницы. Причем старые. Мы почти родственники. Я уверен, их встречи с этим человеком были абсолютно безобидные.

– Возможно. Но вот что интересно: сегодня в аэропорту, перед отлетом, мистер Ванхорн передал мисс Винейбл какие-то бумаги, а мисс Воэн получила от него пакет.

Рэма мгновенно охватила паника.

– В каком аэропорту? – спросил он, схватившись за подлокотник кресла.

Фаяд поправил узел своего галстука.

– Самолет направлялся в Асуан. Рейс в восемь тридцать три.

– Будь оно проклято! – пробормотал Рэм.

– Если я правильно понял, вам эта маленькая деталь известна не была?

– Совершенно верно. Видимо, что-то произошло с тех пор, как мы расстались вчера вечером. – Рэм встал. – Я очень извиняюсь, но у меня неотложные дела.

Директор тоже встал. На его лице играла легкая улыбка.

– Конечно. Спасибо, что нашли время зайти. – Он протянул руку. – Я уверен, что все так и есть, как вы сказали, то есть что все это совершенно с их стороны безобидно, но я уверен также и в том, что вы проинформируете нас, если обнаружите что-то… имеющее отношение к национальной безопасности.

– Разумеется.

Рэм поспешил к своему автомобилю, бормоча по дороге проклятия. Он надеялся, что его люди окажутся не такими лопухами, как он.

Он ехал в «Мена-Хаус» злой, как тысяча чертей. Надо же, так запросто провела меня за нос. Как ребенка.

Глава 11

Всю ночь я бежал, торопясь увидеть эти красоты…

И наконец я здесь, я вошел в это хранилище тайн.

Из египетской Книги Мертвых, 1500 – 1400 гг. до Рождества Христова

В аэропорту Асуана Вэлком протянула Мери конверт.

– Что это?

Вэлком улыбнулась:

– Сюрприз. Я знаю, как тебе хочется посмотреть Абу-Симбел [13], а с другой стороны, у нас очень туго со временем. Поэтому я решила так: я отправляюсь в отель, устраиваюсь там и все прочее, а ты в это время слетаешь в Абу-Симбел – туда всего полчаса лету. Экскурсионный самолет отправляется через несколько минут. Ну как, согласна?

– Потрясающе! А я так переживала, что не удастся побывать там. А как же ты?

– Обо мне не беспокойся. Меня не очень вдохновляет таскаться по грязи среди пыльных руин. Я предпочитаю посидеть на тенистой веранде с бокалом чего-нибудь прохладительного. Ну давай же. Тебе еще надо найти группу. – Вэлком повернулась и чуть не сшибла человека, стоящего рядом. Рассеянно пробормотав: «Извините», – она потащила Мери к дюжине пожилых людей, в большинстве своем женщин. Их руководитель держал табличку: «КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ „ЗОЛОТЫЕ ГОДЫ“.

В ответ на вопросительную гримасу Мери Вэлком улыбнулась:

– Это самое лучшее, что мне удалось раздобыть за такой короткий срок. Не беспокойся, тебе с ними будет хорошо. Вот увидишь. А я заберу твои вещи в отель. Вы прилетите обратно примерно в два. Я буду ждать. – Вэлком чмокнула Мери в щеку. – Развлекайся, золотко. Я побежала.

Мери успела представиться группе, и тут же объявили посадку.

Рядом с ней села маленькая полная женщина с седыми кудряшками, в легком розовом платье. Ее серые глаза улыбались.

– Привет. Я Нонна Крафт.

– Мери Воэн. – Не ответить на эту солнечную улыбку было невозможно. Не старушка, а херувим.

– Мы рады, что вы присоединились к нам. Так приятно видеть рядом молодую девушку. Я очень соскучилась по молодежи. – Она придвинулась ближе и зашептала:

– Я попросилась к вам, чтобы не сидеть рядом с Эстер. Она моя кузина, мы жили с ней когда-то в общежитии, когда учились. Вы знаете, она такая зануда. Скучная и старомодная. Стала такой после того, как муж сбежал с секретаршей. Это случилось, наверное, больше сорока лет назад. «Так ведь это же чудесно», – говорю я ей, но Эстер, которая всегда была такой жизнерадостной красавицей, ни в какую. Полюбуйтесь: высохла, как чернослив. Она даже не захотела посмотреть Большую пирамиду. Вы можете себе представить: побывать в Египте и не посмотреть Большую пирамиду? «Боюсь туда заходить» – вот что сказала она. Ну, как вам это нравится? Смешно. А я себе такой жизни не представляю. Надо держать ее вот так, в обеих руках. – Ее голос возвысился, а пухлые кулачки сжались.

– А вон сидит Ли Генри. – Нонна показала на женщину двумя рядами впереди. – Она в эту поездку собиралась несколько лет. А тут ее сын с невесткой – они биологи в Кентукки – надумали отправляться в исследовательскую экспедицию на Амазонку. И, конечно же, оставили своего ребенка на нее. Так что же теперь, прикажете отказываться от путешествия? «Как бы не так, – сказала я ей, – бери маленького разбойника с собой». Ведь у большинства из нас есть внуки. Но, я вам скажу, Брэдли тот еще мальчик. Вон он сидит рядом с Ли. Двенадцать лет бездельнику, а сообразительный какой, а хитрый… а проказливый. Видите ли, он у них очень любознательный, так считают его родители, а я назвала бы это несколько иначе. Если бы Ли не была моей лучшей подругой, я бы этого маленького негодяя перегнула через колено… – Она остановилась и улыбнулась. – Чего это я все про себя и про себя. Поговорите теперь вы. Расскажите о себе. Что вам удалось уже посмотреть?

вернуться

13

Абу-Симбел – одна из исторических достопримечательностей Египта. Местечко на берегу Нила, рядом с озером Насера, образованным Асуанской плотиной. Там сохранились остатки двух храмов Рамзеса II. После возведения плотины они были перенесены на более высокое место.

22
{"b":"11436","o":1}