ЛитМир - Электронная Библиотека

Надо отсюда выбираться. Но как? Если попытаться в темноте спуститься вниз по этой узкой лестнице, то она может разделить участь вон того куска песчаника, обломки которого валяются внизу на полу.

Но ведь кто-то же должен меня искать. Обязательно. Значит, надо сидеть и ждать.

И чего это я не взяла с собой зажигалку? Ведь она есть у меня в чемодане. Как бы она сейчас пригодилась.

Она услышала какой-то скрип.

Это что, шаги?

Нервы ее были напряжены сейчас до предела.

Еще один шорох. Далекий, но отчетливый.

Господи, да он же идет сюда, ко мне!

Надо спасаться.

Без паники! Думай!

И тут ее осенила идея.

Конечно же! У меня ведь есть камера.

Она осторожно встала, поправила сумку на плече и выставила перед собой фотоаппарат. Вспышка. Два шага. Вспышка. Два шага. Ей недолго пришлось двигаться таким способом. Свет зажегся так же внезапно, как и погас.

– Ой, – успела крикнуть она и ринулась вниз.

С силой рванув на себя дверь, она вылетела наружу и чуть не врезалась в каменную стенку. Мери взвизгнула, отпрыгнула назад, и тут чьи-то крепкие руки схватили ее за локти. Она попыталась вырваться, но хватка была мертвая. Затем ее оторвали от пола, и она обнаружила, что ее держит гигант со сломанным носом. Она начала отчаянно вырываться.

– Потише, моя маленькая леди. Потише. Я не собираюсь сделать вам ничего плохого, – произнес незнакомец, опуская ее на землю. – Уже все в порядке. Кто-то, видимо, по ошибке на пару минут выключил главный рубильник.

Мери прижала руку к груди и глубоко задышала. Только через минуту к ней вернулась способность говорить.

– Силы небесные! Я напугалась до смерти. Извините, если я вас ударила.

– Да что вы, я сам напугался.

Она смерила его взглядом и улыбнулась:

– Что-то мало похоже.

– Уверяю вас. Я очень боюсь темноты. А вы сейчас бледная, как привидение. Пойдемте посидим немного. Хотите, я принесу вам что-нибудь попить? Например, коку?

– С удовольствием. – Она присела на камень под кривым деревом. Вскоре он вернулся с двумя бокалами. – Спасибо. – Она сделала глоток и прижала холодный бокал ко лбу. – Вы меня просто спасли.

– Подумаешь, большое дело. Рад быть вам полезен.

– Судя по выговору, вы, должно быть, из тех же мест, что и я?

Он улыбнулся:

– Разрешите представиться, мэм. Джордж Мшански. Талса, Оклахома.

– Ваше имя мне кажется знакомым.

– Несколько лет назад я играл немного в футбол.

– В «Далласских ковбоях», правильно? Так вы тот самый Джордж Мшански? Ничего себе – «играл немного в футбол». А я Мери Воэн. Хьюстон. Очень рада с вами познакомиться. Вы что, тоже из нашей группы?

– Нет. Мы с другом путешествуем сами по себе. – Он смахнул рукой капельки пота со лба. – Завтра предполагаем отправиться в круиз по Нилу. А как вы?

– Я тоже здесь не одна. Мы делаем съемки для рекламного проспекта. Прилетели из Каира сегодня утром. Я вот примкнула к туристической группе. Но завтра мы тоже отправляемся в круиз.

– А где вы остановились в Асуане?

– В отеле «Оберой», на острове.

– Так и мы остановились там же. Это просто чудесно. А может быть, мы поплывем на одном и том же корабле? – Он расплылся в широкой улыбке, от которой его лицо стало почти красивым. Затем нахмурился и запустил руку в свои короткие светло-каштановые кудри. – Хм… А тот, с кем вы приехали сюда из Каира, он мужского или женского пола?

– Очень женского, – ответила Мери и улыбнулась.

Его улыбка тут же возвратилась на свое место.

– Потрясающе! Ну просто потрясающе. Как насчет того, чтобы нам вместе сегодня поужинать в отеле?

– Интересное предложение. Я переговорю вначале с Вэлком. Позвоните мне к вечеру. – Увидев Нонну и остальных, Мери помахала рукой. – А вот и моя группа. Вы поедете на нашем автобусе?

– На следующем. Пока. Я позвоню вам вечером.

А что, Джордж приятный парень. По крайней мере из того же круга, что и я. Не то что Рэм. Конечно, он не такой, как Рэм, на меня он совсем не подействовал, но все равно он хороший, и с ним… спокойно.

Как только она подумала о Рэме, то сразу же почувствовала его запах, увидела его улыбающееся лицо, его голубые глаза, ласкающие ее, ощутила его мускулистое тело, как будто они сейчас танцуют, и он прижал ее к себе. Видно, все это сильно застряло в ее мозгах.

«Не скоро выветрится», – подумала она и заспешила к автобусу.

А Джордж все равно приятный парень. И Талса ближе к дому, чем Каир.

Экскурсанты садились в автобус, весело переговариваясь. Уолтер Раш бросил сигарету на землю, загасил ее каблуком и начал помогать дамам подниматься по ступенькам.

– Мери, пойдемте сюда, – сказала Нонна, увлекая ее в конец салона. – Садитесь с нами. Уолтер собирается продолжить свой рассказ, как переносили храм Рамзеса.

Это и вправду было очень интересно. Мери рассмеялась одной из шуток Раша и мельком посмотрела на доктора Стоктона. Проследив за его взглядом, она увидела, что он смотрит на Эстер Беррингтон. Та сидела недалеко от водителя, одна, с высоко поднятой головой и неестественно прямой спиной. «Что творится в душе у этой гордой женщины, – подумала Мери, – какая боль терзает ее? За этим неприступным фасадом скрыт глубоко несчастный человек».

После недолгих колебаний она поднялась со своего места. Автобус нещадно трясло, все пятнадцать миль от Абу-Симбела до аэропорта дорогу пересекали рытвины и ухабы. Хватаясь за спинки сидений, Мери пробралась по узкому проходу к месту, где сидела миссис Беррингтон.

– Не возражаете, если я сяду рядом? – спросила она, плюхаясь на свободное сиденье. – Я все еще под впечатлением от увиденного. Это потрясающе. Только подумайте, распилить эти гигантские статуи на куски и перенести на другое место. А этот храм, вырубленный в скале!

– Да, – отозвалась Эстер, продолжая глядеть прямо перед собой, – это довольно забавно.

– Жара тут ужасная, – добавила Мери, обмахиваясь своей соломенной шляпой. Ей очень хотелось продолжить разговор.

– Жарко, – согласилась Эстер, аккуратно промокая лицо белоснежным кружевным платочком.

Затем она потрогала волосы, чтобы убедиться, на месте ли заколка, поправила несуществующую складку на розовато-лиловом костюме и крепко сжала сумочку на коленях. За исключением, пожалуй, только туфель, все остальное в наряде этой дамы соответствовало вполне респектабельному приему.

Автобус подскочил на выбоине. Эстер еще плотнее сжала губы.

– С вами все в порядке? – спросила Мери. Что-то в выражении лица спутницы ей не понравилось.

– Мне нужно помыть руки, – прошептала Эстер.

Мери наклонилась к сумке, порылась там и, достав маленький пакет, передала его Эстер.

– Что это? – спросила та.

– Освежающие салфетки.

– Мне не нужны салфетки, – прошептала Эстер. – Мне… хм… нужно припудрить нос.

– Понятно, – ответила Мери, пряча улыбку. Миссис Беррингтон, вцепившись в сумочку, смотрела перед собой.

– Вот уже и аэропорт виден, – сказала Мери, вставая.

Как только автобус остановился, она взяла Эстер за руку и быстро повела через толпу в здание небольшого вокзала. Отыскав там дамскую комнату, они вошли и… обе ахнули. Помещение грязнее не придумаешь, полно мух, посетительниц, правда, меньше, но ненамного. Три кабинки, и, разумеется, все заняты. К ним очередь. Две раковины, на которые страшно смотреть, – их не чистили многие годы. И командовал здесь всем этим пожилой араб. Он показал Мери и Эстер четыре оставшихся у него желтых зуба и махнул рукой в конец очереди:

– Сюда, мадам, сюда, мадам.

Затем извлек откуда-то из-под куртки несколько кусков туалетной бумаги и с видом щедрого благодетеля вручил каждой женщине по кусочку. Дамы стояли молча, не поднимая глаз от мокрого, посыпанного песком пола, стараясь дышать как можно реже.

Как только кабинка освобождалась, араб с церемонным видом открывал ее и с поклоном произносил:

– Следующая мадам.

24
{"b":"11436","o":1}