ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мери, он вовсе не такой, как Нора. Назови мне все-таки причины, почему ты его избегаешь?

– Когда он рядом, со мной творятся странные вещи, и это меня пугает. Я думаю, он опасен. Чувствую это своим нутром. Он слишком хорош, он слишком… невероятно сексуален. Господи, Вэлком, мой язык прилипает к гортани, когда этот человек только появляется на горизонте.

Вэлком усмехнулась:

– Похоже, тебя наконец-то встряхнули как следует.

Зазвонил телефон. Мери сняла трубку.

– Это как раз Джордж, – сообщила она после краткого разговора. – Я сказала ему, что мы встретимся с ним и его другом в баре через пятнадцать минут. Давай поторопимся.

Вэлком все же молодец, надо отдать ей должное. Она и бровью не повела, когда увидела Джорджа с его необычным другом. Они ждали их в баре «Слоненок», шикарном баре со стенами, обшитыми резным дубом, и креслами, обитыми бургундским бархатом. Рядом со своим изящным другом Джордж выглядел подростком-акселератом.

Друга звали Жан-Жак. Просто Жан-Жак, без фамилии.

– Называть людей по фамилии – это так по-плебейски. А вы как думаете? – произнес он с сильным французским акцентом, встряхнув для эффекта своей обесцвеченной платиновой гривой.

Это был образчик авангарда, с каким Мери еще не приходилось встречаться. На одном ухе у него болтались пять разного калибра золотых колечек, на втором – четыре. Одет он был во все бледно-розовое: свободная хлопчатая туника, а сверху пиджак, мешковатые брюки, заправленные внизу в золотые не то сандалии, не то босоножки. Не было ни одного человека в баре, кто бы не смотрел на него. Некоторые просто пялились разинув рот, другие бросали осторожные любопытные взгляды.

Процедура знакомства проходила торжественно. Маленький француз церемонно поцеловал руки дамам и проводил их столу. И хотя и Мери, и Вэлком возвышались над его макушкой на добрый десяток сантиметров, он двигался между ними с неподражаемой грацией. Джордж следовал за ними с восхищенной улыбкой.

Когда все четверо уселись, Жан-Жак заказал лучшее шампанское, какое только было. Когда его принесли, он долго пробовал, браковал, снова пробовал, затем наполнил бокалы.

– Я предлагаю тост за самых очаровательных женщин во всем Египте. – Он улыбнулся Мери и Вэлком. – И… за моего дорогого друга. – Он погладил Джорджа по руке.

Ах вот оно что. Мери почувствовала себя свободнее. Значит, вот он какой, Джордж. Ну что ж, платонические отношения – это тоже неплохо. Можно просто расслабиться и наслаждаться обществом друг друга.

– Вэлком, – продолжал изливаться Жан-Жак. – я, конечно, знаком с вашей потрясающей деятельностью. Я вас мгновенно узнал. Скажите, cherie [14], мне давно хотелось это узнать, откуда у вас это интересное имя?

Вэлком кивнула, показывая, что принимает комплимент.

– Мое имя? – Ока засмеялась. – Моя мама произнесла его, когда ей принесли меня в первый раз на кормление. Она сказала, что давно мечтала обо мне и хочет, чтобы я всегда чувствовала себя желанной [15]. И хотя в свидетельстве о рождении я записана Мэри Элис, никто иначе, как Вэлком, меня не зовет.

– Какая прелесть! – воскликнул он и захлопал в ладоши. – А вы, очаровательная Мери, тоже модель?

– Тут я вас вынуждена разочаровать. Я всего лишь фотограф из Техаса. Как вам нравится в Египте?

Ответ она пропустила, потому что Вэлком под столом пихнула ее ногой. Мери посмотрела на нее и увидела, что подруга показывает глазами на дверь.

Рэм. Неизменный Рэм снова на их пути.

– Привет, – произнес он весело. – Хорошо отдыхаете. Познакомь меня со своими друзьями. – Он встал позади Мери, положив ей руки на плечи.

Вымученно улыбаясь, она представила Джорджа и Жан-Жака, а потом беспомощно наблюдала, как он принес стул и уселся с ними, между ней и Джорджем. Ей даже захотелось засмеяться. В данном случае для его ревности оснований не было. Джордж скорее выберет Рэма, чем ее.

– Послушайте, а вы не тот Джордж Мшански, который играл за «Ковбоев»? – Джордж, улыбаясь, кивнул, и они начали длиннющий футбольный разговор. – А вы помните, когда…

Жан-Жак с Вэлком делились новостями о европейских знаменитостях, а Мери сидела, чувствуя себя пятым колесом в телеге. Какого черта он вмешался и опять все испортил. Лучше мне уйти.

Но рука Рэма пребывала на ее бедре, слегка поглаживая его. Она была жутко разозлена, но эти касания доставляли ей блаженство.

– Ты слышала, шакар? – спросил ее Рэм. – Жан-Жак и Джордж отплывают в круиз на том же самом пароходе, что и мы.

– Что значит мы? – пробубнила она в свой бокал с вином.

Рэм улыбнулся и подмигнул:

– Да. Я тоже присоединяюсь к вам. Ты приятно удивлена, любовь моя, не так ли? Можешь не скрывать этого. – Он взял ее за руку и поднял на ноги. – А теперь я прошу нас извинить. У нас с невестой еще раньше была назначена встреча.

Глава 13

Она не идет по земле, а плывет.

А какая осанка…

Нет ни одного мужчины, кто бы не смотрел на нее.

Да, это она ваяла в плен мое сердце!

Посмотри, как она шагает, – да это же Богиня!

Из песен Нового Царства, 1550 – 1080 гг. до Рождества Христова

Мери ждала, когда они окажутся в коридоре, чтобы высказать ему все, что она думает.

– Твоя невеста? Да как у тебя язык повернулся сказать такое? И потом, как ты осмелился уводить меня от моих друзей?

Рэм стоял рядом и улыбался.

– Ты даже не представляешь, как сейчас хороша! Ты напоминаешь мне мою бабушку.

– Бабушку? Спасибо большое. – Она повернулась, чтобы уйти.

– Да погоди ты. – Он схватил ее за руку и повернул к себе. – Это же комплимент. Моя бабушка была одной из красивейших и в то же время деятельных женщин, каких мне только приходилось знать. Моему дедушке она не давала спуску, но они очень любили друг друга. У нас в семье все считают, что я очень похож на него. И у меня все будет, как у него. Я имею в виду, в личной жизни. – Он улыбнулся. – И я верю в это… Ну, скажи на милость, как мне за тобой ухаживать, если ты и минуты не стоишь на месте. Стоит мне только отвернуться, как ты убегаешь.

– Ухаживать за мной? Значит, вот как это называется. А я-то думала, что ты имитируешь работу танка при наступлении.

Он поднял ее подбородок и нежно коснулся шрамика на щеке, обласкав ее лицо голубизной своих глаз.

– Любимая, перестань убегать от меня, пусть у нас будет хоть немного времени. Разреши мне в последующие несколько дней доказать тебе, насколько мы нужны друг другу.

Мери чувствовала одновременно и раздражение, и облегчение. Никакие усилия ей не помогали – она снова была опутана паутиной его очарования. Она с трудом оторвала свой взгляд от его глаз и медленно подошла к высокому окну, выходящему на Нил. Ей нужно было время, чтобы привести мысли в порядок.

Постой, погоди, что же это такое творится? С ним все так таинственно, тревожно. Все так необычно. Ну хорошо, он красивый, романтичный… в общем, потрясающий. А я? Совершенно обычная, ничем не примечательная. И, потом, Египет. Это очень интересная страна, мне она очень нравится, сюда хорошо приехать отдохнуть, в отпуск, но я американка до мозга костей. Мой мир и его мир совершенно разные, это я говорила себе уже десятки раз. Но… все развивается так быстро. И почему он заставляет петь мое сердце?

– Мери, дорогая, пожалуйста, – зашептал он. – Я обещаю, что буду стараться… что ты будешь свободна поступать, как захочешь.

Она почувствовала в его голосе нотки мольбы. Он умолял ее. Она повернулась, чтобы ответить, но остановилась. Неожиданно ее глаза наполнились слезами, и сквозь них она смотрела на него.

Где-то в самом дальнем уголке ее души, ее сердца начал зреть бутон невероятной любви к этому человеку, он разрастался до огромных размеров, и это наполняло всю ее удивительной радостью, радостью столь сильной, что от нее становилось даже немного больно. Она спрятала лицо за штору и там сразу же увидела его. Он был всюду. Он был всегда.

вернуться

14

дорогая (фр.).

вернуться

15

В английском языке слово «welcome» (вэлком) среди прочего имеет также значения «долгожданная», «желанная».

28
{"b":"11436","o":1}