ЛитМир - Электронная Библиотека

Через несколько минут Мери уже выходила из дверей отеля «Мена-Хаус» на обсаженную пальмами аллею, ведущую к пирамидам. Руки в карманах бирюзового комбинезона, на плече – неизменная камера. В общем, все в полном порядке. Свежий ветерок лохматил пепельные волосы, апрельское солнышко приятно ласкало кожу.

Где-то неподалеку голос муэдзина из громкоговорителя призывал правоверных к полуденной молитве. Мери остановилась, чтобы вдохнуть аромат свежескошенной травы, цветов и теплого песка, и направилась дальше к возвышавшимся впереди треугольным сооружениям. Туда, где начиналась пустыня.

Она шла, не отрывая от них глаз. Египетские пирамиды – один вид их – пробуждали у нее странное чувство, вернее, что-то клокочущее внутри, что вдруг открылось и забило, зафонтанировало, вышло из-под контроля. Всю свою жизнь, сколько она помнила, Мери интриговало странное египетское имя, которое ей дали родители, – Меритатен. Она, конечно, старалась думать об этом как можно реже, но сознание того, что она была зачата где-то в этих местах, наполняло ее душу неописуемым восторгом. И вот теперь, попав наконец сюда, она почувствовала неодолимый зов этих древних пирамид, как будто где-то здесь скрыта ее судьба.

Судьба? А верила ли она вообще в судьбу? Ведь в ней причудливым образом смешивались натуры ее отца, этакого стареющего калифорнийского цветка, и матери, крутой бизнесменки из Техаса. Нет, Мери сильно сомневалась в том, что она верит в карму и предопределенность судьбы.

Навстречу ей бросился босоногий мальчик с открытками в руке.

– Здравствуйте, прекрасная леди! Откуда вы? – спросил он с проказливой улыбкой на чумазом лице.

– Я из Соединенных Штатов. Из Техаса.

– О, я очень люблю американцев. Добро пожаловать в нашу страну, – затараторил он. – Не желаете ли открытки? Каждая по доллару. А может быть, вам нужен гид для осмотра пирамид? Если да, то вам сильно повезло. Потому что лучшего гида, чем я, вам во всем Каире не найти. Кстати, меня зовут Ахмед.

Мери остановилась и со смехом оглядела грязные босые ноги, заношенные холщовые штаны и такую же рубашку «лучшего гида».

– Прямо во всем Каире? – осведомилась она с шутливым неверием. – А сколько же лет этому гиду, позвольте спросить?

– Девять, прекрасная леди, – ответил мальчик, гордо ударив себя в грудь. – Но я занимаюсь этим уже много лет. А возможно, вам захочется проехать к пирамидам на верблюде. В таком случае, у моего двоюродного брата есть прекрасный верблюд. – Он схватил ее за рукав и потащил к конюшням. – Пойдемте, я вам покажу.

Они сговорились о цене, и мальчик подскочил к одному из погонщиков верблюдов и о чем-то оживленно заговорил с ним. Через несколько минут он вернулся. Рядом с ним стоял пожилой араб, который держал на поводу огромное чудовище. Серую узду животного украшали алые, желтые и оранжевые кисточки, а подбитое войлоком седло было покрыто ковром.

– Это мой дядя Мухаммед со своим замечательным верблюдом по кличке Хасан. Вас ждет прекрасная поездка.

Мери подозрительно посмотрела на мальчика:

– По-моему, ты раньше говорил что-то о двоюродном брате, или я ошиблась?

По приказу погонщика верблюд в это время начал становиться на колени, чтобы она могла залезть в седло.

Ахмед смущенно понурил голову и пожал плечами.

Мери подавила улыбку и с недоверием посмотрела на Хасана, сомневаясь, удастся ли ей справиться с такой громадиной. Впрочем, это, наверное, не так уж сильно отличается от верховой езды на коне. А здесь Мери чувствовала себя вполне уверенно.

– Вот тебе и новое приключение, – пробормотала она, взбираясь в седло.

Верблюд медленно поднялся на ноги, и тут Мери стало очевидно, что все это очень сильно отличается от ее техасского опыта верховой езды. Но отступать было уже поздно – погонщик взял повод, хлопнул верблюда по шее длинным хлыстом, и тот двинулся медленной переваливающейся походкой. Довольно скоро Мери удалось поймать ритм движения, и она расслабилась в седле.

– Эй, там, внизу, – крикнула она Ахмеду, семенящему рядом. – А мне здесь очень даже неплохо.

Мухаммед осклабился, обнажив испорченные зубы, и перебросил ей повод. Затем передали длинный хлыст, показывая знаками, чтобы она брала бразды правления в свои руки. Некоторое время они медленно тащились по песку, но вскоре Мери надоела такая тягомотина. Она начала понукать Хасана и несколько раз ударила его в бок каблуками своих туфель. Верблюд прибавил шагу. Вот сейчас другое дело. Теперь уже лучше. Почти как на коне. Она пару раз легонько хлестнула его, и верблюд перешел в галоп.

– Тпру! Тпру! – в панике закричала девушка, но Хасан, видимо, по-английски понимал плохо.

Люди с криками начали разбегаться в разные стороны. Потрясая кулаками в воздухе и выкрикивая арабские проклятия, где-то сзади бежал старый Мухаммед. Ахмед старался не уронить марку. Он держался почти вровень, припуская изо всех сил и взвихривая вокруг себя песок. Но вскоре отстал и он.

Мери отбросила бесполезный теперь хлыст и обеими руками вцепилась в седло. Тут уж не до удовольствия, живой бы остаться.

– Ну тпру же, миленький, тпру! – уговаривала она верблюда, пытаясь дотянуться до повода. Но Хасан крепко зажал его зубами.

Вихрем пролетела мимо первая пирамида. Мери даже не заметила ее. Вскоре пролетела и вторая.

Впереди замаячил сфинкс и окружающая его стена. Мери закрыла глаза и начала молиться, надеясь, что Господь услышит слова даже сквозь оглушительный стук ее сердца.

Ее тело начало свешиваться на сторону. Несмотря на все усилия, вспотевшие руки уже были не в состоянии держать седло. Неужели это конец? Глупый, позорный, смешной конец. Смешнее не придумаешь.

– Господи, помоги мне! Помоги! – в ужасе закричала Мери.

И тут случилось чудо. Оно должно было случиться. Внезапно сильные руки стащили ее с верблюда и перенесли на коня, скачущего рядом. Она стукнулась о широкую грудь своего спасителя, а он развернул своего черного скакуна и остановился. Крепкие пальцы приподняли ее волосы, упавшие на глаза, наверх.

– С вами все в порядке? – спросил хрипловатый голос.

– Да. Я чувствую себя прекрасно. По крайней мере, мне так кажется… – Голос ее осекся. Мери онемела, и было от чего. Ее гипнотизировали дивные глаза. Сверкающе-голубые. И хотя они смотрели на нее с нежностью, их поразительный небесно-голубой оттенок в контрасте с темной кожей, густыми черными волосами и усами пугал ее. От углов этих глаз расходились маленькие лучики. Помимо глаз, лицо этого знакомого незнакомца было примечательно высокими скулами и породистым орлиным носом.

– Это хорошо. – Он расплылся в белозубой улыбке, и морщины вдоль щек стали еще глубже.

Теперь, наблюдая его совсем близко, как говорится, во плоти, Мери понимала, что это самый красивый мужчина из всех, кого ей приходилось видеть. Абсолютная мужественность в ее чистом виде – вот что это было такое. У Мери перехватило дыхание.

Мужчина с базара.

Мужчина из ее снов. Возможно, она сошла с ума, но это так.

Вспышка страха внутри нее вскоре погасла. На смену ей пришло знакомое чувство комфорта, который она всегда испытывала в его объятиях. Сколько ночей он ее обнимал, сейчас уж и не припомнить. В общем, много. Но теперь эмоции ее существенно обогатились. Такого острого, яркого ощущения его сильных мускулов, пряного запаха тела, пропитанного солнцем, во сне ей переживать еще не приходилось. Это было что-то совершенно новое. Сознание Мери заметалось. Что же получается, я снова сплю? Заснула в номере, и все это мне сейчас просто снится?

Она потрогала его щеку и почувствовала слабую щетину.

– Ты мне что, снишься, да?

– А тебе хотелось, чтобы это было так? – мягко спросил он, снова приглаживая ее растрепавшиеся волосы.

– Не знаю. Не могу понять… Я…

Он улыбнулся, и слова застряли у нее в горле.

Какая улыбка! От нее замирает сердце и кожа покрывается пупырышками.

Он поудобнее устроил ее перед собой, обнял и дернул поводья коня.

3
{"b":"11436","o":1}