ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перстень отравителя
Поток: Психология оптимального переживания
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Иномирье. Otherworld
Встреча по-английски
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье
Владыка. Новая жизнь

– О нет. Я подожду тебя здесь. Ты имеешь странную привычку исчезать, стоит мне только повернуться к тебе спиной.

– Тогда я рекомендую вспомнить пункт номер три.

– Извините, принцесса, – произнес он, понурив голову. – Я еще не твердо запомнил все пункты. Но я буду работать над собой. Много работать. Вы меня прощаете?

– Приходи за мной сюда через час. Идет?

– А ты обещаешь, что будешь здесь?

– Обещаю. – Она улыбнулась и закрыла за собой дверь.

Комната благоухала неземными ароматами. Всюду, где только можно, стояли вазы, кувшины и корзины с цветами. На кофейном столике была видна большая элегантная коробка, перевязанная красным бантом.

Есть ли предел фантазии у этого сумасшедшего удивительного человека? Мери улыбнулась, покачала головой и направилась в ванную.

Как только она закончила одеваться, раздался стук в дверь.

Рэм прислонился к косяку, волосы у него были влажные, но уложены безукоризненно. Одет он был в великолепно сшитый серый костюм – видно, это был его любимый цвет, – и соответствующий галстук.

– Ты что-то рано.

– Я не мог больше ждать, – произнес он. Затем, вглядевшись в нее, раскинул широко руки и воскликнул:

– Гэмиль!

– Как его я должна понимать? Какой еще кэмел [16]?

Он засмеялся и поцеловал кончик ее носа.

– Нет, моя бесценная, ты не кэмел. Что может быть у тебя с ним общего? Гэмиль – это означает «красота». Ты прекраснее, чем сама Исида [17].

– Благодарю вас, сэр. – Она церемонно поклонилась. – А теперь пошли есть, я умираю от голода.

Он поклонялся в ответ и предложил ей руку:

– Прошу вас, леди. Всегда к вашим услугам.

Несколькими минутами позже они сидели за уютным столиком с видом на реку. Огни Асуана переливались, отражаясь в водной ряби, как светлячки. Пламя свечей танцевало и искрилось в хрустале, стоящем на белой скатерти стола. С ним как нельзя лучше гармонировало теплое голубое сияние глаз Рэма.

Он заказал вино и сразу же, как ушел официант, потянулся через стол и приподнял подбородок Мери. Затем стал поворачивать ее лицо из стороны в сторону, внимательно изучая его.

– Ты заметил там какую-то грязь?

– Нет, я просто пытаюсь определить, какого цвета у тебя глаза. Они все время меняются. Вот сейчас у них тот же оттенок, что и у твоего платья, но, я могу поклясться, днем они были коричневато-зеленые.

– Вообще-то они светло-карие, но ты правильно заметил: цвет их непредсказуем.

– Так же, как и их хозяйка. А этот шрамик? – Он провел пальцем по маленькой линии вверху скулы. – Откуда у тебя это?

– В ранней молодости попала в автомобильную аварию. В щеку врезался кусочек стекла. Ужасное уродство, верно?

– Ничего, что связано с тобой, уродливым быть не может. Запомни это. Я нахожу его очаровательным. Он придает твоему лицу таинственный вид, намекает на приключения, романтику. Я заметил, что, задумавшись, ты имеешь обыкновение его трогать.

Принесли вино и напитки. Они ели и обсуждали события дня. Рэма встревожил рассказ о выключенном свете в Абу-Симбеле.

– Этот молодой человек – большой проказник. Жаль, что он испортил тебе удовольствие.

– О, ничуть. Я только немного испугалась, но это быстро прошло. Абу-Симбел удивительное место. Я вообще влюблена в Египет. Иногда мне кажется, что я вернулась домой.

– Это так и есть на самом деле.

Она глотнула вина.

– Кстати, я вспомнила, ты ведь обещал рассказать историю знакомства твоих дедушки и бабушки.

Рэм отнесся с пониманием к ее стремлению сменить тему разговора и улыбнулся:

– Да, обещал. – Он дал знак подавать кофе. – Итак, начнем. Моя бабушка была цветущая шотландская девушка. Не девушка, конечно, а дама, красивая, энергичная. Волосы у нее были цвета соломы, а глаза напоминали оттенком яйцо малиновки. В общем, она была красавицей. Как ты, как моя мама. – Он улыбнулся. – Ее звали Аврора Маклеод, доктор Маклеод. Она происходила из богатой и знатной семьи, но хотела жить самостоятельно и окончила Эдинбургский университет, стала врачом. Хорошим врачом. Спрос на врачей-женщин в те времена был невелик, поэтому она долгое время не могла устроиться на работу. И тут случилось так, что к британскому офицеру, служившему в Египте, должна была приехать семья. Один из пятерых детей был в то время серьезно болен, а жена к тому же беременна, поэтому им нужен был врач. Бабушка согласилась сопровождать их. Так она попала в Египет и осталась там работать. Единственная женщина-врач на всю страну… Однажды мой дедушка со своим приятелем, британским чиновником, пили чай на веранде отеля «Мена-Хаус». Она подошла к ним и начала что-то в резких тонах требовать от дедушкиного приятеля. Что-то из медицинского оборудования. Дедушка мгновенно лишился речи, то есть влюбился с первого взгляда. С тех пор он начал за ней ухаживать. А я забыл сказать, что она была подвижница, обуреваемая идеей помочь всем страждущим. Поэтому все его усилия были напрасны. Она отвечала, что на подобные глупости у нее нет времени. Измучившись вконец, он решил ее похитить. Посадил на коня и увез в шатер в пустыне.

– Рэм! Ты все это придумал. Такое встречается только в старых фильмах.

– Это правда. Он держал ее там две недели, пока она не согласилась выйти за него замуж. А через девять месяцев родился мой отец. – Он взял ее руку и нежно пожал. Огоньки свечей отражались в его глазах. – Как видишь, любовь моя, мы, Габри, знаем, как добиться своего.

Мери почувствовала, как напряглись ее мускулы, а во рту стало сухо.

– Рэм, ведь ты не будешь поступать так со мной?

– Я использую это только как последнее средство, обещаю.

Она попыталась выдернуть свою руку, но он не отпускал.

– Рэмсон Габри, это не смешно! Это ужасно!

– Успокойся, дорогая. Я же просто пошутил. – Он поцеловал ее руку и отпустил.

У нее отлегло от сердца. Слегка. Он улыбнулся и потребовал счет.

Ну конечно, он просто меня дразнит. Ладно, не буду об этом думать. Надо же, похищение. Но от этого сумасшедшего можно ждать чего угодно. Ладно, расслабься. Это была просто шутка.

Глава 14

Кругом одни несчастья…

Нил разлился, все поля под водой.

Грабители повсюду… грабители и мародеры.

А крокодилы уже обожрались и плавают сытые.

Жалоба Ипувера, 2180 – 1990 гг. до Рождества Христова

Он выбросил окурок в реку и продолжил свой путь вдоль двухэтажного корпуса, в котором поселились американки. Все окна темные, темно и на веранде – она всего в двадцати метрах от дорожки.

Он улыбнулся. Легкий ветерок шевелил ветви акаций и листья пальм, что росли вдоль аллеи. Прислушался – ему показалось, что кто-то идет.

Тишина.

Он едва сдерживал нетерпение. Еще немного, и кулон с соколом будет в его руках. Он видел ее, когда она уходила с Габри. Кулона на ней не было. Значит, он остался в комнате.

Открыть стеклянную дверь труда не составит, он сделает это за несколько секунд.

Укрывшись за кустами, мужчина стал пристально наблюдать за верандой. Кажется, пора. Но тут краем глаза он заметил какое-то движение. И вовремя. Оказывается, в этот поздний час столь странным образом развлекался не он один. Там, за стволом пальмы, прятался еще кто-то. Вернее, их было даже двое. Выругавшись про себя, он стал ждать дальнейшего развития событий.

И дождался. Из тени кустов показалась фигура, подскочила к веранде, и через секунду стеклянная дверь открылась.

У него даже руки опустились. Вот сволочь! Первым импульсом было рвануться вслед за этим мерзавцем и воткнуть ему под ребро нож. Но он сдержал себя. Одно неверное движение, и с надеждой добыть кулон придется распрощаться.

Думай, приятель, думай.

вернуться

16

верблюд (англ.).

вернуться

17

Исида – в Древнем Египте богиня плодородия, жена Осириса.

30
{"b":"11436","o":1}