ЛитМир - Электронная Библиотека

И слава Богу, иначе… я лежала бы сейчас не в этой постели, а совсем в другом месте. И была бы холодная и жесткая, как доска. А мамочка стояла бы рядом с гробом и повторяла: «Я же говорила, что тебя убьют в твоей собственной постели».

Перевернувшись на бок, она посмотрела через открытую дверь на тень Рэма и поежилась, вспомнив, как лежала там со змеей.

Но как Рэм узнал? Неужели он действительно способен читать мои мысли?

Нет. Естественно, нет. Но все же…

«Рэм! – позвала она мысленно. – Помоги мне. Ты мне нужен».

– Мери! – отозвался он. – Мери, с тобой все в порядке?

– Все нормально, – соврала она, пытаясь сдержать дрожь в голосе.

Господи! Он может читать мои мысли!

Она попыталась заснуть, но стоило ей только закрыть глаза, как тут же появлялись змеи.

Вэлком. Мне нужно поговорить с подругой. Она в таких вещах понимает.

Она попыталась украдкой соскользнуть с постели, но неудачно. Что-то задела.

– Что там за шум? – послышался голос Рэма.

– M-м… Я просто перевернула бутылку с бренди.

Рэм улыбнулся:

– Дорогая, у тебя утром будет ужасное похмелье. Постарайся заснуть.

Но ей нужно было поговорить с Вэлком. Выждав достаточно долго – ей показалось, что прошел час, – она решила, что Рэм заснул. Мери тихо поднялась, завернулась в одеяло и на цыпочках направилась к двери.

– Куда ты пошла? – раздался голос из соседней каюты.

Она замерла.

– Я… я хотела в ванную.

Он следит за каждым моим движением, даже за каждой мыслью. Мне никогда не выйти из этой каюты.

– Я не удивлен, – пробормотал Рэм. – Теперь будешь бегать всю ночь.

– Если я тебя беспокою, мистер Габри, то можешь закрыть дверь.

– Нет. Дверь будет открытой.

Оказавшись в маленькой ванной, Мери включила свет, заперла дверь и посмотрелась в зеркало:

– Выглядишь ты, как будто вернулась с того света.

Она умылась и причесалась. Затем решила почистить зубы щеткой Вэлком. Наконец выключила свет и вернулась в темную комнату. Разговор с Вэлком может подождать.

Мери остановилась у постели, и тут ее снова принялся терзать страх.

Ведь в этой каюте никто змей не искал. А что, если здесь еще одна кобра? Здесь обязательно должна быть кобра. Лежит себе тихонько и дожидается своего часа.

Судорожно сглотнув слюну, она попыталась думать о чем-нибудь другом. Но ее мысли снова и снова, подобно бумерангу, возвращались к этой твари, шипящей и медленно покачивающейся. При одном только виде змеи ее охватывала паника. И так было всегда.

Всколыхнулись шторы, и Мери сковал ужас.

Боже мой, окно не закрыто!

Она уже видела змею, ползущую вдоль борта парохода. Вот она вползает в окно и… соскальзывает к ней. Все тело Мери покрылось мурашками, она прикусила пальцы зубами, чтобы не вскрикнуть.

– Мери! С тобой все в порядке?

– Все в порядке, – прохрипела она.

Не в порядке. Вовсе не в порядке. Я боюсь. Но Рэм не должен знать, какая я дурочка. Но… если останусь в этой комнате одна, то…

– Рэм…

– О Господи, Мери, – простонал он. – Пожалуйста, спи.

Слезы навернулись ей на глаза. Она промокнула их простыней и прижала ладонь ко рту.

Но Рэм уже был рядом.

– О, шакар, извини. – Он прижал ее голову к своей груди. – Я вижу, что тебе нехорошо… Извини. – Он прижимал ее все крепче, чтобы унять дрожь.

– Рэм.

– Что, любовь моя?

– На мне совсем нет одежды.

– Я знаю, любовь моя. Я знаю. – Он продолжал держать ее, не двигаясь.

– Рэм, я так напугана. Ведь в каюте Вэлком змей никто не искал. Я чувствую себя настоящей идиоткой, но я в ужасе. Я так боюсь змей. А что, если здесь есть еще одна?

Он ослабил объятия и посмотрел ей в лицо:

– Была всего одна змея, и ее уже нет. Уверяю тебя. Ну как, теперь все в порядке?

Она не могла заставить себя посмотреть на него, униженная тем, что он был свидетелем ее страха, ее наготы, ее малодушия. Она зажмурилась.

– Со мной все в порядке. Но я прошу тебя, проверь. И закрой окно. На защелку.

Он улыбнулся:

– Ну кто полезет в твое окно, шакар. Ведь мы на пароходе, а наши египетские кобры плавать не умеют.

– Я понимаю, что тебе это кажется глупым, и извини за беспокойство, которое я тебе причиняю, но все же, прошу тебя, сделай это. – Ей сейчас хотелось спрятаться от стыда.

Он страстно прижал ее к себе:

– Дорогая, радость моя, ты никогда не причинишь мне никакого беспокойства. Это моя вина, что я не догадался проверить эту каюту раньше.

Не обращая внимания на ее наготу, он стал на колени рядом с постелью.

– Мери, – сказал он, беря ее руки в свои, – посмотри на меня.

Нерешительно подняв глаза, она увидела два факела голубого пламени. Зов его духа породил ответный мистический источник внутри нее, который она не понимала, но которому подчинялась.

– Никогда не стесняйся меня. Между нами не должно быть никакого стыда, только ласка и нежность. Я всю жизнь искал тебя. И наконец нашел. Ты в моей душе. Я твой, а ты моя. Мери Воэн, я люблю тебя.

Маленькая слезинка заблестела на ее левой реснице, затем упала на щеку.

– Верь мне, – прошептал он и улыбнулся так нежно, что она расслабилась и ответила ему улыбкой. – Теперь, шакар, я проведу быструю проверку в этой каюте насчет змей, а ты в это время поспи, а то не сможешь завтра дать урок танцев кантри.

Он потрогал ее нос и скрылся в маленькой ванной.

С Рэмом было так легко. Наряду с несомненной привлекательностью у него было еще одно замечательное качество – с ним было необыкновенно легко. Она еще не встречала мужчину, который бы возбуждал в ней такой вихрь эмоций или обнаруживал такую нежность, такую заботу. Что бы мать ни думала, Мери всегда была крепкой и могла контролировать себя, но за последние несколько дней весь ее привычный мир сошел со своей оси. Быть слабой, смущенной, испуганной – это же вполне нормально. Привыкшая жить только своим умом, быть независимой, рассудительной, сейчас Мери чувствовала странную для себя склонность к чему-то другому. И это было здорово.

Он сказал, что любит меня. Возможно ли это? Все происходит, как в волшебной сказке, а не в реальной жизни. А что будет, если я выйду за него замуж?

– Все чисто. – Голос Рэма прервал ее размышления. – И окно закрыто на защелку.

Одет он был в те же черные брюки. Торс голый. Она в первый раз заметила, что он носит золотой кулон. Этот кулон был очень похож на ее, но чем-то отличался. Мери автоматически потянулась к своему, но только коснулась голой кожи. Внезапно осознав свою наготу, она покраснела, схватила купальное полотенце и обернула его вокруг себя.

Он усмехнулся:

– Я думаю, разыгрывать скромницу уже несколько поздновато.

Она тоже усмехнулась. Нервно.

– Я думаю, ты прав.

– А теперь постарайся заснуть. Хотя бы на пару часов. Ты совсем измучилась.

– Рэм, ты не хочешь поцеловать меня на ночь?

Последовала длинная пауза.

– Отчего же не хочу. Конечно, хочу.

Когда он повернулся, чтобы уйти, она не удержалась.

– Рэм, – выкрикнула она почти шепотом. – Я боюсь спать одна. Останься со мной.

Последовало долгое молчание.

Рэм вспомнил, что не выключил в ванной свет, вернулся туда, чтобы выключить его, затем постоял в темноте со сжатыми кулаками. Он видел перед собой ее милое лицо, ощущал ее обнаженные груди на своей коже, и это лишало его способности рационально мыслить.

Господи, как я ее люблю и как я ее хочу. Но мне нужно гораздо больше, чем ее тело. Можно ли лечь с ней, и все? То есть просто лечь, без всего остального? Черт побери, я должен попытаться. Я сделаю это.

Он вздохнул, возвратился к постели и произнес с фальшивой бравадой:

– Ну-ка, подвинься.

Затем улегся прямо в своих черных брюках. Мери хихикнула и пристроилась рядом, угнездив голову на его плече и руки на груди. Она коснулась кулона с соколом, висящего у него на шее.

– Он очень похож на мой, правда?

40
{"b":"11436","o":1}