ЛитМир - Электронная Библиотека

Яркое палящее солнце совсем доконало Мери. Ей уже не хотелось в Собек, храм речного бога. Где-то вдалеке прошумел в небе вертолет, ватага мальчишек с криками плескалась в мутном пруду. Будет чудом, если эти дети не умрут от дизентерии или чего-нибудь не менее ужасного. А может быть, у них иммунитет от здешних бактерий?

Доктор Стоктон помог Эстер – она, кажется, с каждым днем раскрывает свой кокон все шире и шире – преодолеть камни, чтобы пройти в сырую, заплесневелую комнату, наполненную мумиями крокодилов. Нонну в это утро сопровождал Джордж. Жан-Жак остался на пароходе, чтобы порепетировать перед выступлением сегодня вечером. После обеда, кстати, должна репетировать вся группа.

Сама Мери не была уверена, что доживет до обеда, а уж чтобы танцевать… Пот заливал ее лицо, волосы стали влажными, блузка прилипла к спине. Кругом древние изваяния речных богов. Когда она споткнулась в очередной раз, Рэм пристально посмотрел на нее:

– Любовь моя, ты совсем позеленела. Может быть, нам вернуться на пароход? Она устало опустила плечи:

– Вообще-то я об этом думала…

Они извинились перед спутниками и пошли к реке. Рэм показал на пролетающий над их головами вертолет.

– Вон полетели наши сапоги и шляпы. Неизвестно только, всем ли они подойдут.

Больше, пока они шли, он не проронил ни слова. На палубе он нежно поцеловал ее и посоветовал в первую очередь принять холодный душ, а потом отдохнуть до обеда.

– Может быть, мне следует, шакар, сначала войти в каюту и проверить, нет ли там змей?

– Я думаю, опасность уже миновала.

– Тогда постарайся немного отдохнуть. Я принесу твой кофр с аппаратурой примерно через час.

– Рэм, я могу донести его сама. Я успешно проделываю это уже несколько лет. – Она потянулась за кофром.

Не выпуская его из рук, он наклонился и легко поцеловал ее в лоб.

– Но теперь у тебя есть я, чтобы носить твои вещи. Зачем ты забиваешь свою милую головку такой ерундой. Я принесу его позднее, а если хочешь, то прямо сейчас доставлю в твою каюту.

– Черт побери, дай мне этот идиотский кофр.

Его брови слегка поднялись вверх, но, видимо, только от изумления.

– Слушаюсь, мэм.

Он протянул ей кофр. Она выхватила его и побежала к своей каюте, бормоча по дороге что-то нечленораздельное о том, как ей надоела его опека в лошадиных дозах.

Открыв дверь, Мери посмотрела на аккуратно заправленную постель, и ее всю передернуло.

Нет, в этой постели мне отдохнуть не удастся. Надо собирать вещи и поскорее сматываться отсюда.

Она полезла в стенной шкаф и вдруг услышала какой-то странный шум. Он раздавался из ванной.

Мери на цыпочках подкралась к двери и прислонила ухо.

Сквозь шум воды было слышно, как в ванной кто-то довольно гнусаво пел. Она даже могла различить слова – что-то о пироге, плывущей вниз по реке. Но, конечно, это не был голос Вэлком.

Что за чертовщина? Она сжала в руках сумочку, повернулась и побежала в холл, чтобы позвать на помощь.

В коридоре она столкнулась с Марком Маклеодом. Он в ужасе уставился на нее:

– О Боже мой. Вы вернулись. Рэм убьет меня! Я не ожидал вас так скоро. О Боже, извините.

– Успокойтесь, Марк. Не убьет вас Рэм. В чем, собственно, дело?

– Я должен был предупредить вас, когда вы вернетесь, что ваши вещи и вещи Вэлком перенесены в другую каюту. – Вконец расстроенный, молодой человек достал из кармана ключ.

Она засмеялась:

– Значит, там в душе моется Жан-Жак? А я-то напугалась.

Лицо Марка еще больше помрачнело.

– Рэм убьет меня, когда узнает об этом. Я только отошел на минутку в ванную.

– Но мы просто не будем ему говорить об этом, вот и все. Могу я взять ключ?

Марк открыл каюту сам. Она была точной копией ее прежней каюты. Он взялся было проверять все углы, но Мери его остановила:

– Все в порядке, Рэм ни о чем не узнает. А что, он всегда так сходит с ума? Марк улыбнулся:

– Только когда это касается вас.

– Предоставьте мистера Габри мне. – Мери подмигнула ему и закрыла дверь.

После холодного душа она почувствовала себя лучше и решила вместо отдыха посетить магазин сувениров. Она оделась в белые брюки и тонкую голубую футболку, завязала свои светлые волосы в длинный толстый хвост, который перебросила через плечо, добавила немного косметики и надела белые кроссовки.

Прежде чем выйти, она достала пленку, отснятую в Ком-Омбо, и, сделав надпись на кассете, отправилась в каюту Вэлком, чтобы положить ее с остальными пленками.

В стенном шкафу коробки с пленками не оказалось. Мери проверила в ящиках стола, в чемоданах, в общем, везде, где только можно. Ничего. Куда же эта коробка запропастилась?

Решив, что, когда переносили вещи, коробку с пленками поставили в ее каюте, она вернулась к себе и стала искать там. Ничего.

Черт! Она вернулась к Вэлком.

Мери, выставив зад, ползала по полу у стенного шкафа, когда вошла Вэлком и вяло опустилась на кровать.

– Господи, ну на фига мне сдались эти сушеные крокодилы! Неужели я не могла обойтись без них? – простонала она. – Еще час на этой жаре, и я бы умерла. – Она подняла голову и посмотрела на Мери:

– Золотко, а что ты там делаешь?

– Ищу коробку с пленками. Ты не знаешь, где она может быть?

– Разве ее здесь нет?

– Нет. Я обыскала обе комнаты, но так и не нашла. Господи, Вэлком, если они пропали, ты понимаешь, что это значит?

– Да. Это значит, что мы в глубокой заднице.

Мери уткнула лоб в колени и обхватила руками голову:

– О Господи, пожалуйста, только не это!

– Может быть, ее забыли, когда переносили вещи? Дай-ка я позвоню.

Пока Вэлком говорила с Джорджем по телефону, Мери сидела на полу, перекрестив пальцы, и молилась. Вэлком повесила трубку, и она посмотрела на нее с надеждой.

– Там нет.

– О, будь оно все проклято-о-о, – заныла Мери, обхватив голову руками.

– Золотко, мир на этом не кончается. Просто придется потратить еще несколько дней и отснять все снова. Я думаю, мы это выдержим.

То, что Вэлком сказала, было правдой, но чем больше Мери думала об этом, тем сильнее в ней закипала злость.

– Нет, черт бы его побрал! Я устала, я почти больна от этих злодеев, которые портят мне жизнь. Сначала они перевернули вверх дном мою каюту, украли мои личные пленки, затем этот маленький негодяй подсунул мне в постель свою мерзкую змею, а теперь вот это. Но я найду этого подлеца. Если пленки на пароходе, я найду их!

– Как ты собираешься это сделать?

Мери поднялась с пола:

– Я знаю, с чего начинать. С этого маленького проказника Брэдли. – Она прошагала через комнату и направилась в холл.

Дверь в каюту Ли Генри на ее стук открыл Брэдли, который сидел наказанный взаперти. Увидев Мери, он широко разинул рот и начал закрывать дверь перед ее носом. Но она одолела его и вошла внутрь.

– Брэдли, нам надо поговорить.

– Мне нечего вам сказать.

– Ах, какой ты милый шустрый мальчик. Чересчур шустрый. А вот мне есть что тебе сказать. Представь себе. – Он начал карабкаться на постель, но она хлопнула его по спине, заставив оглянуться. – Во-первых, я знаю, что кобра заползла в мою каюту совсем не случайно. Ты специально подбросил змею в мою постель.

Он сел и исподлобья посмотрел на нее. Было заметно, как дрожит его подбородок.

– Ну так как?

– Но у нее нет зубов. Она не могла вас ужалить.

– Зачем ты это сделал?

Он плотно сжал губы и опустил голову.

– Отвечай, черт бы тебя побрал!

– Потому что вы мне не нравитесь.

– Да что ты говоришь? От такого признания я потеряю, наверное, сон. К твоему сведению, это взаимно. Значит, вот почему ты перевернул у меня все вверх дном и украл мои вещи.

Он вскинул голову:

– Я этого не делал.

– Не делал? Ты хочешь сказать, что не ты устроил кавардак в моей каюте?

– Нет.

44
{"b":"11436","o":1}