ЛитМир - Электронная Библиотека

– Почему ты выглядишь таким возбужденным? – прошептала Мери, возвращая Рэма из мира мечтаний на грешную землю. – Твои пальцы, конечно, очень вкусные, но… хм… – Она показала на его слегка начатый десерт.

Мери думала о том, что скоро она вернется домой и больше никогда его не увидит. И это наполняло ее душу глубокой печалью. Он был удивительным любовником, чудесным воплощением ее мечтаний. Но как и положено всяким мечтаниям, все это скоро кончится.

Сегодня весь день он делал осторожные, и не очень осторожные, заходы насчет женитьбы, но она знала, что брак между ними невозможен.

Экскурсия во время стоянки прошла замечательно. Конные экипажи привезли их к храму Гора. Здесь Мери удалось сделать несколько интересных кадров.

Только мух было много, Рэм даже принес ей откуда-то прут, отгонять их. Мери понравилась черная каменная статуэтка Гора, и он немедленно ее купил, причем заплатил очень дорого. А когда за ними увязался, предлагая свои услуги, маленький большеглазый мальчишка, который напомнил ей Ахмеда из Каира, Рэм одарил и его.

К пароходу они приехали на последнем экипаже и едва успели переодеться к ужину. Мери хотела перед ужином искупаться в бассейне, но Рэм уговорил пойти туда после представления, ночью, когда все будет залито теплым светом луны.

Она вспоминала все это и улыбалась, доедая десерт Рэма. Нет, дружок, этим ты меня не обманешь. Не романтики ты жаждал, а просто боялся, что я снова надену свой розовый купальник. Да не надену, не переживай.

Она откинулась назад и застонала:

– Зачем ты позволил мне все это съесть? Теперь вечером я не смогу застегнуть джинсы.

Его рука, прикрытая скатертью, погладила ее живот. Рэм наклонился и прошептал, лаская ее ухо своим дыханием:

– Мне он кажется восхитительным.

Мери услышала, как Нонна тихо сказала Эстер:

– Ну разве они не прелесть?

Она подняла голову. На нее смотрели шесть пар глаз. Понимающе улыбалась Вэлком, заговорщицки подмигнул доктор Стоктон.

Жан-Жак встал и погладил ее руку:

– Вы чудесны, cherie, но я должен идти и приготовиться к вечернему выступлению. И вам, mes amis [22], я предлагаю разойтись и примерить свои костюмы. Представление начинается через час. Первыми выступят члены танцевальной группы из Атланты, вторым выйду я, а ваш очаровательный ковбойский танец будет piece de resistance [23]. Как это все здорово! – Он всплеснул руками. – К сожалению, я очень мало знаком с вашей чудесной музыкой кантри, но по приезде в Париж обязуюсь восполнить этот пробел в моем музыкальном образовании.

Мери притопнула ногой, чтобы джинсы аккуратно упали поверх сапог. Надела свою шляпу залихватски, набок, и крикнула Вэлком:

– Поторопись. Мы должны быть там раньше всех.

Она уже рассказала Вэлком о том, что побывала в каюте 316, и подруга обещала пойти с ней туда. Попозже они постараются незаметно смыться и провести там подробный осмотр.

Вэлком, усмехаясь, прогуливалась по комнате, одетая в джинсы и голубую футболку, рукава и низ которой были оторочены длинными деревянными бусами.

– То, что он добыл сапоги и шляпы для всех, много значит. Золотко, я уверена, ты можешь уговорить этого человека импортировать в Египет песок.

– Не знаю, вот насчет этого не знаю. – Мери засмеялась и поправила на шее платок. – Подруга, мы с тобой выглядим, как настоящие техасские девочки.

– Техасские девочки. – Вэлком погрустнела. – Я все не перестаю думать о том, что ты должна сообщить обо всем капитану или, по крайней мере, Рэму.

– Да мы сами скоро до всего докопаемся. Главное – найти пленки. Мне совсем не хочется переснимать все заново, а если мы сообщим властям, то кассеты станут вещественным доказательством, и мы получим их обратно бог знает когда. Я читала ужасные истории о том, как работает полиция за рубежом. Мы сделаем все сами. А когда обыщем эту каюту, найдем ли мы пленки или нет, я обязательно все расскажу Рэму.

– Обещаешь?

– Обещаю.

– Обещай еще, что не пойдешь в эту каюту одна.

– Ты что, хочешь, чтобы я расписалась кровью?

– Это совсем неплохая мысль. Иногда ты такая же упрямая, как Нора.

– Избави Бог.

Вэлком засмеялась и обняла Мери.

– Мне очень не хочется, золотко, чтобы с тобой здесь что-нибудь случилось. Как же я, лучшая подруга, могу оставаться в стороне.

– Я не пойду туда без тебя. – Мери перекрестилась. – Истинный крест.

Прежде чем уйти, они проверили окна, выключили свет и тщательно заперли двери. Рука об руку подруги прошагали по коридору и, приподняв свои ковбойские шляпы, поприветствовали грузного моряка, стоящего на страже.

Мери в восторге вскочила на ноги и начала бурно аплодировать танцорам из Атланты, когда они вышли на второй поклон. Пожилые вдохновенные исполнители народных танцев в импровизированных костюмах публике понравились. Мужчины были одеты в белые рубашки и шорты с подтяжками, на ногах – высокие носки, а на женщинах были затейливые передники и шапочки, сделанные из салфеток, шарфов и носовых платков.

– Они просто прелесть, – воскликнула она и села рядом с Рэмом. Обмахиваясь шляпой, она сделала большой глоток вкуснейшего фруктового коктейля, который он для нее заказал, – без всякого алкоголя, она могла поклясться.

Рэм сжал ее руку:

– Волнуешься?

– Немного. О, вот и Жан-Жак. Умираю, так хочется увидеть, что он приготовил.

Свет начал медленно гаснуть, пока танцевальная площадка не оказалась погруженной в полный мрак.

Несколько музыкальных фраз пропела флейта. И наступила тишина. Гнетущая пауза длилась секунды две, а затем яркий луч осветил Жан-Жака, грациозную статую в белом трико и белой тунике. Выброс руки – она вспорхнула, заволновалась и… остановилась. Блеснул бриллиант в серьге, на сей раз она была в его ухе единственной. Флейта начала снова, и вместе с ней его рука, как бы медленно просыпаясь, начала свои чувственные движения. Постепенно свет становился все ярче и ярче, к флейте присоединились другие инструменты оркестра, темп нарастал, движения Жан-Жака стали более динамичными. Мери сидела, затаив дыхание, ошеломленная красотой и мощью танца.

Он прыгал, кружился, застывал в причудливых позах. Это был настоящий джаз-балет. В чистом виде. Закончил он серией высоких зависающих прыжков. А после картинно упал, закрыв голову руками. К этому времени вся публика уже была на ногах. Бурные аплодисменты, крики «Браво!» – все как в настоящем театре.

Жан-Жак встал, поднял руки над головой и сделал несколько быстрых поклонов. На мгновение погас свет, и он исчез.

Мери и Рэм тоже стояли и хлопали вместе со всеми, когда изящный маленький француз вышел на поклоны. Наконец публика дала ему уйти и все уселись на свои места. Мери наклонилась к Рэму:

– Ты думаешь, нам следует после этого выступать?

Он засмеялся:

– Я думаю, Техасу тоже есть что показать.

У нее не было времени даже подумать, так как Рэм вытолкнул ее на площадку.

– Дамы и господа, – начала Мери, широко улыбнувшись, – научить вас двигаться, как Жан-Жак, мы не можем, но мы собираемся показать вам, как танцуют у нас в Техасе. Возьмите свои шляпы, и начнем.

Начали они с Рэмом, все остальные хлопали в ладоши позади них. После нескольких так-тов к ним присоединились остальные, исполняя те движения, которым их научила Мери после обеда. Движения, конечно, были несложные. Главное, не сбиваться с ритма. Все это исполнялось весело, с задором, со смехом. Успех был потрясающий.

После поклонов все участники представления направились к большому столу, который Рэм организовал для того, чтобы отметить событие. Мери оказалась рядом с Жан-Жаком. На нем все еще были трико и туника, но дополненные ковбойскими сапогами и соломенной шляпой. Она взяла его руку и шепотом поздравила с замечательным выступлением.

вернуться

22

друзья мои (фр.).

вернуться

23

главное, основное блюдо (фр.).

48
{"b":"11436","o":1}