ЛитМир - Электронная Библиотека

– Позже. – Мери еще сильнее стиснула ее в объятиях. – Единственное, что мне сейчас нужно, так это выпить. И притом чего-нибудь крепкого.

Глава 2

Так торопись же увидеть любовь свою.

Торопись и обгони резвого скакуна в пустыне.

Обгони сокола, преследующего жертву, что

Прячется в зарослях папируса.

Из песен Нового Царства, 1550 – 1080 гг. до Рождества Христова

Мери потягивала свой коктейль, вежливо поддерживала беседу, то есть делала все, что положено. Но в ее голове как будто все время стучал какой-то молоток, и она жалела, что дала Вэлком уговорить себя пойти на этот прием в американском посольстве. У подруги, куда бы она ни приехала, всегда находятся хорошие и нужные знакомые. На сей раз это был некто Филипп, с которым она познакомилась в Париже. У него в посольстве была весьма странная работа, что-то вроде наблюдателя ЦРУ, и Мери было известно, что его дядя важная «шишка» в Вашингтоне. Филипп был высокий блондин, интересный, с повадками бостонского интеллектуала и специфической манерой говорить, выдававшей профессионального дипломата.

– Значит, сфера вашей деятельности – фотография? – обратился он к Мери.

– Да, – ответила она.

– Я тоже одно время занимался фотографией, но, знаете ли, на уровне воскресных прогулок. Одно время мне даже казалось, что я смогу стать профессионалом, но, – он пожал плечами, – потом все неожиданно изменилось. А что вы будете снимать в Каире?

– Сегодня мы просто побродили по округе, как обычные туристы. Надо было хоть немного осмотреться. А завтра начнем работать. Сделаем серию снимков у нового отеля «Гор» [5] в Гизе и постараемся захватить рассвет над пирамидами. Его мы будем снимать с балкона отеля.

– А если я торжественно пообещаю, что не буду вам мешать, вы разрешите мне присутствовать при съемке? Я еще не видел Вэлком за работой, но уверен, что это потрясающее зрелище.

– А как же с вашей работой в посольстве?

– У меня свободный график, – ответил Филипп с очаровательной улыбкой. – Я могу вас сопровождать и носить аппаратуру. Я даже готов предоставить свою машину. Мне очень хочется поприсутствовать на профессиональной съемке.

Этот человек мог уговорить кого угодно. И она, конечно, согласилась. Он же воспринял это так, как будто Мери презентовала ему ключи от королевской сокровищницы, и тут же представил ее группе, стоящей рядом, а сам двинулся дальше в обход по залу. Мери знала, что на подобных приемах так принято, и ей пришлось смириться с необходимостью вникать в детали разговора совершенно незнакомых ей людей.

В зале присутствовало всего несколько женщин, однако в представителях другой, отнюдь не прекрасной половины человечества, недостатка не было. В основном это были представители дипломатических миссий стран Среднего Востока. Все в национальных костюмах и с соответствующими прическами.

Стоило Мери с Вэлком только показаться на пороге, как мужчины окружили ее подругу плотным кольцом. Она была в зеленом платье с блестками, и они слетелись к ней, как мухи на мед. Но что удивительно, Мери, которая никогда не причисляла себя к эффектным женщинам, каковой являлась ее подруга, теперь могла в известной степени соперничать с ней. Ее удостоили вниманием несколько экспансивных мужчин. Они, конечно, были вежливы, и даже весьма, но только внешне. Похоть исходила от них с такой силой, что у Мери мурашки пошли по коже.

В конце концов она оттащила Вэлком в угол:

– Я этого больше выдержать не могу. Ты знаешь, что предложил мне один из этих вельмож за то, чтобы я согласилась с ним поужинать?

– Неужели что-то мощнее «роллс-ройса»? – усмехнулась Вэлком.

У Мери округлились глаза.

– Что, и тебе тоже?

– Я думаю, у этих бойцов на полях постельных сражений нефтяных денег больше, чем мыслей в голове. Давай попрощаемся с Филиппом и смоемся.

Мери потянулась за своей сумочкой и рассеянно оглядела комнату. И тут…

– Боже мой, опять, – с ужасом прошептала она. У нее перехватило дыхание.

– Что-то не так? – спросила Вэлком.

Это был он.

В этом не было никаких сомнений. Одетый в вечерний костюм, такой же черный, как и его волосы, он стоял у рояля, потягивая выпивку, и пристально смотрел на нее. Как только их взгляды встретились, шум голосов в зале внезапно превратился в смутный фон. Мери почувствовала, как некая его сущность проникла в ее сознание, опутала ее всю, подобно мягким побегам виноградной лозы, поймала в ловушку, потянула ее к нему.

Кровь застучала у нее в ушах, колени обмякли, она с усилием оторвала взгляд и схватила Вэлком за руку:

– Посмотри туда, за мое плечо. Только осторожно. Видишь мужчину у рояля?

– Того толстого коротышку или этого, что с бородой?

Мери резко обернулась. Его не было. Он исчез. Она залпом осушила свой гимлит [6] и потащила Вэлком за рукав:

– Уходим отсюда. И быстро.

В такси по дороге в отель Вэлком наклонилась к ней и сказала своим низким хриплым голосом:

– Я хочу, чтобы ты рассказала мне, почему ты выглядишь так, как будто тебе в одно место кто-то засунул кукурузную кочерыжку.

Ну что с ней прикажете делать? Мери оставалось только одно – рассмеяться.

– Вот за это я тебя и люблю, ты всегда смотришь в корень вещей. Ну прямо в самую сердцевину.

– Так что же там случилось? Ты увидела привидение?

– Наверное. Мне показалось, что я снова увидела его.

– Кого это его?

– Ну, того человека, который сегодня утром… – И тут Мери поведала Вэлком о своих приключениях у пирамид. – Ты считаешь, что все это плод моего воображения?

– Золотко мое, по-моему, тебя сегодня очень напугал этот верблюд, да и жара сделала свое черное дело. Вот и все. Но если ты считаешь, что этот твой герой действительно существует, давай развернем такси, поедем найдем его и возьмем в плен. Судя по твоим описаниям, это будет совсем неплохой трофей.

Мери покачала головой:

– Я начинаю себя чувствовать полной идиоткой. И вообще, мне очень хочется забыть обо всем этом.

– Ты не идиотка. Напротив, ты одна из самых умных женщин, каких я только встречала. А вот чтобы забыть весь этот вздор, я не возражаю.

Мери расслабилась и откинулась на спинку сиденья. Присутствие Вэлком ее успокаивало.

– Если б ты знала, как я по тебе скучала. Вначале мне здесь очень не понравилось. Даже захотелось обратно домой, в Техас. А ты никогда не тосковала по дому?

– Иногда. Но стараюсь об этом не думать, особенно теперь, когда мне за тридцать, и моя карьера модели клонится к закату. Сколько у меня еще осталось звездных дней? Всего ничего. А мое агентство в Париже, кстати, набирает силу. Как же я могу вот так вот взять и уехать? Нет, еще пару лет я потрепыхаюсь, а потом с шиком уйду со сцены.

– Вэлком, кого ты дурачишь? Меня или себя? У тебя денег столько, что ты можешь уйти прямо сейчас, и с большим шиком.

– Это верно, но… надо же считаться и с Эдвардом.

– Ах да, с Эдвардом. Я и забыла. Так ты что, собираешься за него замуж? Так сказать, осчастливить?

– У Эдварда есть все, о чем может мечтать любая женщина, – задумчиво произнесла Вэлком. – Он внимательный, тактичный, красивый, богатый, прекрасный собеседник, великолепно умеет ухаживать…

– Но?

Вэлком вскинула бровь:

– Но ты можешь, например, представить, будто он ест жаркое на ребрышках, держа его в руках?

Мери рассмеялась:

– Пожалуй, нет. Но это разве причина, чтобы не выходить за него замуж?

– Возможно, нет. Но все дело в том, что Эдвард слишком уж правильный. Хороший, но правильный. К тому же он слабак, по-моему. Совсем не крутой. А мы с тобой женщины крутые. Ты что, замечала, чтобы когда-нибудь нами интересовались слабаки?

вернуться

5

Гор – бог солнца, сын Осириса и Исиды, обычно представляемый в виде сокола или человека с головой сокола.

вернуться

6

Гимлит – коктейль, содержащий джин или водку, лимонный сок, а иногда и сахар.

5
{"b":"11436","o":1}