ЛитМир - Электронная Библиотека

Вконец выбившись из сил, она впопыхах кое-как оделась и собиралась уже выйти, но тут случайно бросила взгляд в зеркало. Кулон. Она о нем почти забыла. Почти.

Нахмурившись, она сняла его и начала внимательно изучать, водя пальцами по кусочкам цветного стекла, которыми были инкрустированы его золотые расправленные крылья. Сокол казался теплым мурлыкающим котом, пристроившимся у нее на ладони.

Ну как же объяснить появление этого сокола у нее в руках? Единственное – это если ее возлюбленный, являющийся к ней во снах, действительно существует. Вчера на базаре она отдала кулон маленькой девочке. Каким образом он снова возвратился к ней? Телекинез и прочие потусторонние фокусы лучше в расчет не принимать. Пока она спала, кто-то побывал у нее и принес этого сокола.

Но кто? Или, может быть, что?

Она вздрогнула. Если у нее осталась еще хоть частица здравого смысла, она должна сейчас же, немедленно выбросить эту чертову вещь в окно. Но от одной только мысли, что ей придется снова расстаться с кулоном, Мери вдруг стало невыносимо грустно. Где-то глубоко в ее душе вдруг начали подниматься смутные тени каких-то воспоминаний. Сердце ее затрепетало, а на глаза навернулись слезы.

Как в трансе, Мери надела цепочку на шею и прижала кулон к груди. Он был теплый!

Снова зазвонил телефон, и чары рассеялись. Она чертыхнулась, схватила сумочку и выбежала из комнаты. Резко открыв дверь, девушка чуть не сбила с ног молодого посыльного, поднявшего руку, чтобы постучать.

– Что вам нужно?

– Для вас пакет, мисс Воэн.

– Я отказываюсь принимать его. Отошлите назад. И захватите с собой весь этот остальной хлам.

Оставив испуганного молодого человека на пороге, она прошагала к себе в спальню и схватила браслет и еще несколько пакетов, которые в течение последних часов поступали к ней с пугающей регулярностью. Когда она вернулась к двери, посыльного уже не было, а на столе лежал еще один пакет, завернутый в золотистую фольгу.

– Подумать только! – воскликнула она в отчаянии, и в это время снова зазвонил телефон.

Побросав все, что держала в руках, на стол, девушка выскочила в коридор, с силой захлопнув за собой дверь. Она гордо прошествовала через холл на выход, на прогулочную аллею. Юбка кружилась и волновалась вокруг ее длинных ног, обутых в босоножки на шпильках. Мери торопилась к зданию, стоящему рядом.

И вот она наконец в «Аль Рубайяте», главном ресторане отеля. Гнев ее слегка поутих. Может быть, здесь, в каком-нибудь тихом уголке, можно будет спокойно провести время.

У огромных дверей, покрытых искусной резьбой, стоял улыбающийся метрдотель. В уютном холле изрядное количество людей дожидалось своей очереди. Они расположились на бархатных диванах. Когда Мери приблизилась, метрдотель вежливо поклонился:

– К вашим услугам.

– Я хочу поужинать. Мне нужен тихий столик для меня одной. Пожалуйста. Но заказать его я, к сожалению, не успела.

Прежде чем произнести следующую фразу, он посмотрел на других ожидающих в холле.

– Конечно. Но придется немного подождать. Могу я узнать ваше имя?

– Мери Воэн.

Его глаза слегка расширились, и он щелкнул пальцами официанту.

– Одно мгновение, мисс Воен. Рагаб сию минуту покажет вам ваш столик. Мы в восторге, что сегодня вечером вы решили ужинать именно у нас.

Удивленная необычной, даже довольно странной любезностью метрдотеля, Мери проследовала за официантом через большой, слабо освещенный зал с высоким арочным потолком. Она чувствовала себя немного виноватой перед теми, кто пришел раньше и ждал в холле, но была слишком усталой и голодной, чтобы задавать вопросы, почему и отчего ей так повезло. Рагаб усадил ее в альков, оформленный в арабском стиле, рядом со сценой и танцевальной площадкой. Мери с тоской посмотрела на столик в дальнем углу:

– Могу я сесть вон туда?

Рагаб встревожился:

– О нет. Этот столик, который я вам предлагаю, самый лучший, какой у нас есть. Отсюда, хорошо видна сцена.

– Но я… – Она остановилась, не договорив фразу. В самом деле, зачем привередничать, если и так повезло. – Отлично. Здесь очень хорошо. Спасибо.

Вокруг нее суетился целый рой официантов. Они наливали ей прекрасное вино, принимали заказы, а затем подавали блюда, лучше которых не придумаешь. Барашек был роскошный, так же как и сочные овощи к нему. Она уже собралась отправить в рот очередную порцию нежного горошка, уже наколола его вилкой, как…

– Добрый вечер. Разрешите присоединиться к вам? – послышался глубокий бархатный голос.

Мери подняла глаза – и ее вилка застыла в воздухе. Рядом с ее столиком стоял он. На нем был традиционный черный костюм с неброским галстуком. Его белая рубашка резко контрастировала со смуглой кожей и черными курчавыми волосами. И эти потрясающие глаза, такие светло-голубые, что казались почти прозрачными. Сейчас они улыбались, прямо светились.

Сердце ее замерло. Она посмотрела направо, а затем налево, уверенная, что опять спит.

– М-м… M-м… – заикаясь, произнесла она.

Это единственное, что она сейчас была в состоянии произнести. Ее охватили страх и восторг одновременно. Они накрыли ее штормовой волной. Впрочем, длилось это не очень долго. Вскоре она взяла себя в руки, и первое, что пришло ей в голову: надо бежать. Но это выглядело бы очень уж неприлично – настоящая сцена. А сцен Мери не любила. И кроме того, сколько можно прятаться? Не пора ли прояснить ситуацию, как говорится, лицом к лицу?

Стараясь выглядеть более уверенной, чем это было на самом деле, она набрала в легкие побольше воздуха и произнесла:

– Я не могу понять, что между нами происходит, мистер…

А он уже усаживался напротив, ни на секунду не сводя с нее улыбающихся глаз. Их мягкое голубое пламя ласкало ее лицо.

– Я Рэмсон Габри.

Глаза Мери округлились.

– О Боже…

Маленькие горошины слетели с вилки, медленно, одна за другой, и попадали в тарелку, а оттуда просыпались на скатерть. В груди у нее образовался источник необыкновенного тепла, и она почувствовала, что это тепло разлилось по всему лицу.

– Я предлагаю вам звать меня просто Рэм. – Когда он произносил эту фразу, его густые черные усы слегка затрепетали.

Она наклонилась и коснулась пальцами его подбородка.

– Но вы существуете на самом деле или просто плод моего воображения?

Лицо его опять озарилось этой потрясающей улыбкой.

– На все сто процентов. Но я мог бы то же самое спросить и относительно вас.

Она нахмурилась:

– Меня?

Мери долго не решалась снова посмотреть на него. Пытаясь переварить ситуацию, она снова занялась накалыванием горошин и перекладыванием их на поднос. Он же не отрывал глаз от ее лица. Затем поднял руку, и снова появились официанты. Один поспешил наполнить вином ее бокал, другой появился с подносом, полным блюд, а третий…

Она схватила этого третьего официанта за рукав.

– Вы видите этого человека? – Она показала на Рэма.

Официант странно посмотрел на нее:

– Вижу ли я этого джентльмена? Да, мисс.

Она откинулась на спинку своего кресла и вздохнула:

– Благодарение небесам, а то я уж думала, что сошла с ума.

Он засмеялся:

– Вы просто испугались. Это я, видимо, сошел с ума со своими попытками установить с вами контакт.

– А вы очень настойчивый, мистер…

– Рэм.

– Мистер Габри. Меня зовут Мери Воэн.

Некоторое время он молчал, полностью захватив своим взглядом ее взгляд. Он держал его, не отпуская. Казалось, этим взглядом он стучался в дверь ее души, уверенный в том, что ему откроют. Обязательно. К ней пришла какая-то непонятная уверенность, что она связана уже долгое время с этим человеком странными интимными узами.

Мери не могла говорить. Она и дышать-то едва могла.

– Да, я знаю, – наконец произнес он.

– Знаете что?

– Что я настойчив, и что вы Мери Воэн.

– Вот как? – Мери почувствовала себя довольно глупо. Представляться действительно не следовало. Ведь он же буквально завалил ее цветами и драгоценностями. А телефонные звонки… К ней начало возвращаться раздражение.

8
{"b":"11436","o":1}