ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как ни странно, это произвело на них впечатление: все мигом от меня отвернулись, старательно делая вид, что больше не интересуются моей персоной. Меня это вполне устраивало. Я последовал за Кральдом, который указал на столик, находившийся возле дверей.

Осторожно опустившись на жалобно заскрипевший подо мной табурет, я расслабился, довольный собой. Я получил то, чего хотел – немного экзотики. Ну, посудите сами, увидел бы я такой трактир, если бы оставался на «Кречете»? Правильно, не увидел бы. А так – вон, сколько новых впечатлений. Будет о чем детям рассказать. Так им и скажу: «Прикиньте, детки, захожу я в этот странный средневековый трактир и, как ни в чем не бывало, бухаю эль с местным дезертиром. Круто, правда?»

Бармен появился буквально через две минуты, притащив кувшин эля и два кубка. Поставив всю эту посуду перед нами, он согнулся в поклоне и спросил у Кральда:

– Не желают ли господа рыцари что-нибудь перекусить?

– Мессир Иван, вы что-нибудь хотите?

Я почесал подбородок и нахмурился. Есть не очень хотелось, но я все же сказал бармену:

– Тащи меню, дружище, поглядим, что у вас есть.

Бармен непонимающе уставился на меня.

– Что тащить?

– Меню.

– Что это?

– Ну ты, парень, даешь. Меню – это список блюд. Забыл, что ли? На бумажке написаны все блюда, которые вы предлагаете. У вас что, его нет?

– Сожалею, но, кажется, нет, – пробормотал бармен, явно расстроившись.

Мне даже стало жалко беднягу.

– Ладно, приятель, фиг с ним. Просто озвучь. Что у вас есть?

– Оленина, фазанина, свинина, говядина, курица, утка, рыба. Все, что пожелаете, сударь, – скороговоркой сказал бармен.

– Кральд, что хочешь?

– Не откажусь от оленинки.

– Стало быть, оленинка. Давай, действуй, тащи дичь.

Бармен ретировался. Я был очень горд собой. Не зная местных правил поведения и традиций, я сумел заставить бармена сделать то, что я от него хотел, причем максимально эффективно. Об этом я тоже детям расскажу: «Что, детки, думаете легко сделать заказ в трактире? Ого-го, как сложно. Особенно, когда бармен не знает, что такое меню».

Оленину нам принесли через полчаса, я прокомментировал это фразой об ужасном средневековом сервисе, был не понят и гордо замолчал, занявшись дегустацией. Оленина оказалась вполне сносной, можно даже сказать, что вкусной.

Кральд быстро разлил по кубкам эль, мы чокнулись и выпили за наше здоровье. Потом выпили за успех нашего предприятия. Потом – за нас. Потом – за смерть Чундарку и коварным завоевателям.

На следующем тосте – за процветание короля Стампина – у нас кончился эль.

Мы тут же заказали еще.

Потом у нас кончилась оленина.

Заказали еще.

Так мы сидели за столиком, пили, ели, хмельной эль бурлил у меня в крови, и жизнь казалась мне прекрасной и удивительной.

Потом мы начали петь. Я тянул «Подмосковные вечера», «Ох, мороз, мороз» и «Ой, летят космолеты», а Кральд мычал вместе со мной, якобы подпевая. Потом он принялся горланить что-то из местного фольклора, и настала моя очередь подвывать. В трактире никого не осталось, кроме бармена – все местные разбежались, видимо, опасаясь, что мы в своем буйном веселье наломаем дров. В общем, они оказались провидцами.

Потому что через некоторое время в трактир вошел патруль. Как я понял, местная военная полиция. Четверо солдат, в новеньком красно-черном обмундировании остановились у дверей, разглядывая нас сквозь глазные щели своих шлемов. Вперед вышел громадный детина в роскошной кольчуге вороненой стали, с металлическими налокотниками и наколенниками. На его плечи был накинут темно-красный плащ, на поясе слева висел внушительных размеров меч, а на грудном панцире красовалась искусная гравировка, изображающая дракона, стоящего на задних лапах.

Кральд, увидев солдат, принялся нервно хихикать и тереть шею. Я так понял, он уже мысленно прощался с головой. Я же, как ни в чем не бывало, хлебнул эля и уставился на мужика с гравировкой, который с явным неодобрением нас рассматривал. Вернее, это я подумал, что с неодобрением, потому что его лица я не видел.

– И чего? – спросил я у детины, который явно был командиром патруля.

– Мессир Иван? – спросил тот.

Так, значит, нас заложили местные крестьяне. Вот ведь сволочи. Стукачи чертовы. Я подумал – соврать или не соврать, и почему-то решил сказать правду.

– Так точно, – заплетающимся языком подтвердил я.

– Прошу вас следовать за нами, – командир указал на дверь.

– А какого я за вами должен следовать? – невежливо спросил я.

– Вы нарушили договор с чародеями, и мне приказано доставить вас на ваш корабль, где вы будете содержаться под усиленной охраной.

После его слов часть эля выветрилась у меня из головы. Кральд продолжал хихикать, мне же почему-то стало не до смеха. Я решил начать переговоры.

– Тебя как звать?

– Капитан Ардол.

– Капитан? О! Я тоже капитан. Значит, мы найдем общий язык!

– Мессир Иван, мне запрещено, как вы изволили выразиться, «находить с вами общий язык». Прошу вас следовать за нами.

Я успокаивающе поднял руку, в которой по-прежнему был кубок с элем.

– Погоди. Давай лучше выпьем.

Ардол спокойно положил ладонь на рукоять меча и сказал:

– Должен вас предупредить, что чародей Алегронд – лично! – позволил мне использовать силу, в случае вашего неповиновения.

– Да пошел твой Алегронд…

В этот момент табуретка, изрядно расшатанная мною, наконец, не выдержала моего веса и с треском сломалась. Я грохнулся на пол, расплескав эль на свой СИЧУП. Что произошло потом, я помню смутно, но общую картину произошедшего восстановить я все же смог.

Кральд, продолжая хихикать, метнул в Ардола кувшин с остатками эля. Капитан не успел увернуться и получил мощнейший удар прямо в голову, скрытую шлемом. Эль, видимо, залил ему лицо через визор и дыхательные отверстия, потому что капитан схватился за голову и принялся стаскивать с себя мокрый шлем. Его солдаты, тем временем, обнажили клинки и бросились на меня и сотника, но Кральд ловко перевернул стол и таким образом отгородил себя и меня от нападавших.

Мой СИЧУП среагировал на обнаженное оружие солдат мгновенно – забрало захлопнулось, на экране передо мной тут же возникли слова «Боевой режим», включился ДТП, отметив холодное оружие солдат красным цветом, мини-компьютер вывел отчет об анализе действий аборигенов, порекомендовав мне немедленно воспользоваться пулеметами. Но, как ни велик был соблазн, как ни бурлил в моей голове эль, я все же решил, что мочить из пулеметов солдат из клана Красных Драконов, которые вроде как мои союзники, нецелесообразно.

Поэтому я вскочил с пола и, схватив перевернутый стол, швырнул его в нападавших. Стол, ударив всех солдат разом, разлетелся на кусочки, почти весь патруль оказался на полу, громко выкрикивая проклятья в мой адрес.

Почти – потому что капитан Ардол «избежал стола». С обнаженным мечом в руке он ринулся ко мне, но я легонько оттолкнул его в сторону, и Ардол отлетел метров на пять, свалившись за стойку.

– Делаем ноги! – крикнул я Кральду, забыв, что забрало опущено и громкоговоритель не включен.

Но сотник не нуждался в указаниях. Он уже мчался на выход, ставя новый мировой рекорд в беге для людей с его комплекцией. Я побежал за ним, вынес-таки плечами дверной проем и, оказавшись на улице, ринулся за Кральдом. Вслед за нами выбежал бармен, громко крича о том, что мы забыли заплатить.

Я машинально повернулся, чтобы вернуться и заплатить за выпивку, еду и ущерб (почему-то мне не пришло в голову, что местной валюты у меня попросту нет), но передумал, потому что из трактира на улицу вывалились очухавшиеся солдаты. Догнав Кральда, я подставил ему спину, он мигом на меня забрался, и мы помчались по улицам Блуниля, оставляя за собой огромное облако пыли, разрушенный трактир, обманутого бармена и патруль избитых солдат из клана Красных Драконов.

Вскоре мы вломились в спасительные заросли, пробежали еще минут десять, углубляясь в лес, и остановились на полянке, окруженной здоровенными дубами. Там Кральд с меня сполз, сел на землю, обхватил ручищами свою голову и принялся что-то бормотать, раскачиваясь из стороны в сторону. Похоже, ему было хреново. Укачало, что ли? Как бы не стошнило.

17
{"b":"114369","o":1}