ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За прошедшую ночь и утро мы делали три привала и на каждом «приваливались» друг к другу и занимались любовью. Именно любовью, потому что я, кажется, всерьез втрескался в свою спутницу. Я старался об этом не думать, но ловил себя на мысли, что каждый раз, когда я смотрю на Альду, мне становится хорошо. От одного ее вида.

Кстати, вы когда-нибудь занимались любовью на природе? Дело, доложу я вам, просто замечательное, несмотря на некоторые неудобства: еловые шишки под спиной, сосновые иголки там же и постоянное опасение, что сейчас кто-то выйдет на поляну и застукает вас в самый ответственный момент. Это немного обламывает. А так – просто супер! Сначала мы с Альдой занимались любовью, где ни попадя, потом стали разборчивее и начали выбирать прекрасные места, сказочные по своей красоте, таким образом получая еще и моральное удовлетворение от окружающей нас природы.

За это время мы познакомились поближе… в плане отношений, разумеется. Оказалось, что Альда росла обычной дочкой какого-то местного фермера, потом к ним в деревню приехали королевские герольды и начали зазывать всех местных красавиц поучаствовать в конкурсе на место служанки в королевском дворце. В общем, Альда победила, потому что оказалась самой красивой во всем районе. Так она попала в Мильор. Там она два года работала обычной служанкой, потом дослужилась до «домоправительницы», старшей над всей прислугой дворца.

Поэтому я по достоинству оценил ее побег из Мильора, ведь она пожертвовала ради меня замечательной непыльной работкой, да еще и при короле. Карьерой пожертвовала. А на подобное не каждый отважится, тем более, ради такого раздолбая, как я.

Я тоже не молчал, в свою очередь рассказывая ей о своей жизни на Земле, о космических полетах, об устройстве нашего общества, о нравах, традициях, об истории и о фильмах. Альда слушала меня, распахнув свои удивительные глаза, и явно получала кайф от моих «лекций». Ее интересовало буквально все, и я рассказывал обо всем, что мог припомнить.

Так мы ехали и болтали, но вдруг Альда остановила коня и, осмотревшись, нахмурилась. Я не понял ее настороженности, потому что все вокруг оставалось таким же, как прежде – все те же громадные стволы, лиственный потолок над головой, проклятый пух… Почему Альда напряглась?

– Что-то не так, – пробормотала она.

– Что именно, дорогая?

– Я не узнаю этого места…

Честно говоря, не понимаю, как в этом лесу вообще можно какое-то место узнать – все одинаковое.

– Здесь должен быть овраг, – наконец сказала Альда, привставая на стременах и продолжая осматриваться. – Его нет. Это странно.

– Милая, что с тобой? Подумаешь – овраг. Мы же идем точно на севе…

Я запнулся, посмотрев на свой компас. Стрелка вращалась с бешеной скоростью, будто не могла понять, где мы находимся. Я стукнул по шлему СИЧУПа, надеясь, что это поможет. Не помогло – компас по-прежнему бесился. Тут, признаться, волнение Альды передалось и мне. Неужели мы заблудились? Как я мог заблудиться с современнейшей аппаратурой? Что за черт?

Неподалеку кто-то хихикнул. Альда мгновенно выхватила меч из ножен, припрятанных где-то возле седельных сумок. Я тоже не мешкал – перешел на боевой режим, включил ДТП и принялся всматриваться в сумрак леса, пытаясь разглядеть, кто это над нами хихикает. Ненавижу, когда надо мной смеются. Думаю, я не одинок в своей ненависти – никто не любит быть посмешищем.

ДТП – вещь замечательная, о чем я никогда не устану говорить. Именно с его помощью я определил, кто скрывался в зарослях. Эта… штуковина была метрового роста, с непропорционально длинными руками и ногами, с большой круглой башкой и длинными ушами, торчащими в стороны, словно рога. Карлик сидел на одном из деревьев, метрах в двадцати от нас, злобно скалился и хихикал. Подонок.

Хотя карлик не мог представлять никакой опасности, я на всякий случай направил на него стволы своих пулеметов, заодно указав Альде направление, в котором нужно смотреть. Альда увидела карлика и внезапно побледнела. Судя по всему, она испугалась. Коротышку-карлика? Да что в нем страшного, кроме внешности?

– Имп, – прошептала Альда так, словно это странное название должно было мне все объяснить.

Что такое «имп», я не знал, поэтому мне это ничего не объяснило. Но о степени его опасности я должен был догадаться хотя бы потому, что Альда его испугалась. В тот момент я почему-то об этом не подумал, а просто вышел вперед и обратился к карлику:

– Эй, лепрекон! А ну слезай с дерева и тащи свою уродливую задницу сюда. Посмотрим, кто над кем хихикать будет!

Карлик совсем не обиделся на «лепрекона», напротив, он тут же послушно спрыгнул с дерева и попрыгал к нам. Он именно прыгал, передвигаясь, словно жаба какая-то. Одевался он в рванье и походил на бомжа. Мерзкий тип.

Морда его, сморщенная, с широким ртом и злобными маленькими глазками, напомнила мне древний фильм режиссера Джо Данте «Гремлины». Когда карлик открыл рот и продемонстрировал нам ряды мелких острых зубов, я утвердился в мысли, что этот «имп», или как там его Альда назвала, действительно – вылитый гремлин.

– Хи-хи, – сказал карлик. – Хи-хи. Заблудились, да? Заблудились? Хи-хи.

– Хватит хихикать, придурок, – невежливо приказал я. – Ты кто такой вообще?

– Хи-хи, – карлик то ли не знал слова «придурок», то ли не понял выражения «хватит хихикать». – Меня Цапипом зовут. Имп Цапип, да. Это я.

Альда почему-то молчала, и я решил, что она доверила вести переговоры с этим странным и жутковатым карликом мне.

– Значит так. Я тебе буду задавать вопросы, а ты на них будешь отвечать. Детально, вдумчиво и подробно. Понял?

– Хи-хи.

– Ты чего, глухой? Тебе же сказали – хватит хихикать!

– Хи-хи.

Мы с Альдой переглянулись. Он над нами издевался.

– Цапип, если ты еще раз хихикнешь, – пообещал я, грозно хмурясь, – я тебе башню снесу.

Карлик принялся оглядываться по сторонам, приговаривая:

– Какая башня? Где башня? Хи-хи. Нет у меня башни никакой. Он сошел с ума. Да-да. Сошел с ума. Заблудился и сошел с ума. Хи-хи.

Терпение мое лопнуло, я подошел к карлику, схватил его за горло и принялся трясти, так что его марионеточные, длинные, нелепые, худые ноги смешно заболтались над землей. Карлик принялся хрипеть, руками вцепившись в мой СИЧУП.

– Что, не смешно?! – гаркнул я. – А ну, давай, похихикай еще, жаба-переросток!

– Ваня, оставь его! – испуганно крикнула Альда. – Отпусти!

Я почему-то послушался. Видимо, меня убедил неподдельный ужас, прозвучавший в голосе Альды. Я разжал пальцы, и практически посиневший Цапип брякнулся на землю, шипя и бормоча какие-то непонятные ругательства. Но своего я добился – карлик перестал хихикать.

– Ваня, не трогай его ни в коем случае, – прошептала мне Альда, пока карлик приходил в себя. – Убив его, мы навлечем на себя еще большие беды.

– Какие, интересно? – прошептал я в ответ, косясь на Цапипа, который тер шею, судорожно глотал и вовсе не казался ужасно опасным.

– Страшные беды.

Это было произнесено с такой убежденностью, что я задумался. Потом решил, что можно конфликт разрешить мирно и, подняв забрало, дружелюбно улыбнулся.

– Слушай, Цапип. Давай договоримся по-хорошему. Ты нас выведешь из этого леса, а мы тебя не убьем. Что скажешь?

Имп сначала лишь злобно на меня глазел, потом расплылся в улыбке. А я убедился, что улыбка у него такая же мерзкая, как и он сам.

– Да-да, хорошо. Хорошо. Выведем, выведем. Мне не надо ничего. Ничегошеньки. Просто так выведем. Пойдемте за мной. За мной, да.

Имп поскакал вперед, но периодически останавливался, оглядывался через плечо и призывно махал своей длинной рукой. Я послушно отправился за ним, но вскоре остановился, поскольку Альда почему-то и не подумала идти за импом – сидела в седле, нахмурившись и, видимо, о чем-то думала. Я подошел к ней и спросил:

– Альда, ты чего сидишь? Пойдем – видишь, имп согласился вывести нас из леса.

– Ваня, он нас обманет.

29
{"b":"114369","o":1}