ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я выключил внешний громкоговоритель и обратился к Кэти:

– Ну, и что мне делать?

– Я анализирую ситуацию. Минуту.

– Поторопись, будь добра.

– Хорошо. Вот тебе быстрое решение: стой на месте и жди, пока у них закончатся стрелы. Тогда ты сможешь с ними нормально поговорить.

– Спасибо за подсказку, – я недовольно фыркнул.

– Тогда не торопи меня. Я пытаюсь понять, как они общаются, и проанализировать их речь…

Я продолжал стоять на опушке, ожидая когда Кэти мне скажет что-нибудь полезное. Стрелы продолжали периодически стучаться о мой СИЧУП, но я уже не обращал на них никакого внимания. Мне стало скучно, и, наверное, из-за скуки мне в голову вдруг взбрела идея обсудить с Кэти один вопрос.

– Кэти?

– Не отвлекай.

– Да я не про то. Ты же интерактивная машина со ста миллионами килобайт…

– Убербайт.

– Хорошо. Так вот. Ты же можешь анализировать ситуацию и заодно разговаривать со мной на отвлеченные темы?

– В принципе – да.

– Отлично. Что ты думаешь о виртуальном кино?

– Что? В каком смысле?

– В прямом. Если сравнить старое кино и виртуальное? Какое лучше, по-твоему?

Кэти пару секунд молчала, очевидно, пыталась прийти в себя после такого неожиданного вопроса.

– Это вопрос с подвохом, – наконец ответила она. – Я, разумеется, должна сказать, что виртуальное кино мне более симпатично, так как оно – виртуальное, и создано компьютером. И ты не можешь не признать, что в кинематографе конца 20 – начала 21 веков компьютеры использовались постоянно. Начиная с «Трона» и «Титаника», заканчивая «Космическими пиратами» и «Ватерлоо». Поэтому эволюция кино из кинопленочного в виртуальное была делом времени. Твой любимый Лукас, кстати сказать, экспериментировал с цифровым кино еще в начале 21 века, до появления «Последней Фантазии» и «Видока», ставших первой вехой…

– Стоп, стоп, – возразил я, – но Лукас же снимал живых людей. Он просто использовал цифровые камеры во время съемок.

– Ты хочешь сказать, что Джар-Джар Бинкс – живой? – усмехнулась Кэти.

Я чертыхнулся. Да, Джар-Джар в «Звездных Войнах» был полностью анимирован. Мне оставалось только возразить:

– Но это был единичный случай. Главные-то герои были живыми актерами.

– Ну и что? Тут важен прецедент, а последствия не заставили себя долго ждать. Сначала синий или зеленый экраны и полностью нарисованные на компьютере декорации, потом анимированные второстепенные персонажи, сначала фантастика, потом «Титаник», сначала главные герои – живые актеры, потом – виртуальные. «Властелина колец» вспомни – компьютерный Горлум своей игрой заткнул за пояс многих живых актеров в этом фильме. Так почему бы не воспользоваться технологиями, когда они позволяют развивать кино? И поверь мне, это далеко не предел. Я слышала, что планируют открыть кинотеатры, гарантирующие «полное присутствие» зрителя в фильме.

Я фыркнул:

– Ну, это уж вообще из области фантастики!

– Почему? Ведь виртуальное пространство существует. И человек, облаченный в специальный костюм, может ощущать окружающие себя иллюзорные предметы и явления, вроде дождя или снега. Это же не фантастика, это реальность. Что мешает кинокомпаниям устроить специальные кинотеатры с маленькими кабинами, в которых зрителя облачат в специальный костюм, и он будет фактически «присутствовать» в фильме? Ответ – да ничего им не мешает. И они наверняка это сделают. Стереокино ведь процветает, еще немного – и оно станет интерактивным.

– Ужас, – поежился я. – Представить себе, что ты «присутствуешь» в Парке Юрского Периода, а на тебя несется тиранозавр… Бр-р-р.

– Так вот, – продолжала Кэти. – Совершенно понятно, почему тебе не нравится виртуальное кино – потому что там не играют живые люди.

– А кто сказал, что оно мне не нравится? – притворно возмутился я.

– Прекрати. Ты же «волк». Все «волки» не любят виртуальное кино.

– Откуда ты знаешь?

– Когда мы прилетаем в порты, не один ты ходишь развлекаться в бары. Я тоже общаюсь с другими компьютерами, в частности, получаю информацию о ваших «посиделках».

– Подсматриваешь, – недовольно констатировал я.

– Называй это как хочешь. Я – интерактивная, я постоянно обучаюсь. И мне еще много нужно изучить. В частности психологическую мотивацию людей.

– Ты о чем?

– О твоей мотивации. В частности, о твоей потребности вести себя странно.

– А когда это я вел себя странно?

– Ты ведешь себя странно постоянно. Например, ты ведешь себя странно в данный момент.

– Не понимаю, о чем ты?

– Послушай, ты только что открыл новую, совершенно неизвестную планету, только что установил контакт с гуманоидами. Пусть контакт и неудачен пока, но дай мне время – я расшифрую их речь. И что ты делаешь в этот момент? Ты спрашиваешь меня о виртуальном кино! Ты здоров? Насколько я знаю, твое поведение в данный момент не соответствует логике и норме поведения здорового человека в подобной ситуации.

Я нахмурился. В чем-то Кэти, конечно, права. Но меня так занимал вопрос о виртуальном кино… Видимо, после аварии пострадал не только «Кречет» – у меня в голове тоже что-то замкнуло. А может, я просто стал жертвой скуки, которая, как известно, порождает досужие размышления. Но я, разумеется, не стал ничего объяснять Кэти, а просто резюмировал:

– Вот такие вот мы – непредсказуемые… Нелогичные. И вообще – мне по фигу твои выводы относительно моей персоны. Продолжай изучение.

– Продолжаю. Результаты моего анализа, кстати, будут готовы через 73 секунды.

– Спасибо за точность, – ответил я, увеличивая изображение на дисплее.

Лучник, которого я разглядел в первые секунды «контакта», уже не целился в меня, а о чем-то тихо шептался с другими, точно такими же гуманоидами. Я только что заметил, что ушные раковины у инопланетян вытянуты вверх, у них очень красивые волосы и совершенно нереальной величины глаза. Одеты они были в странноватую, зеленую средневековую одежду, вроде костюмов Робин Гуда (вот вам и зеленые человечки). И вообще – они напоминали эльфов. Это факт. Именно так себе представляли эльфов всякие творческие люди на Земле.

Поэтому я решил, что, когда буду писать мемуары о своем открытии, назову этот народ эльфами. Простенько и со вкусом. А вот как назвать планету? Умники-астрономы наверняка дадут ей какое-нибудь нелепое название типа GKFYTNF – 12983738, а мне такое название для мемуаров совсем не подходит. Хмм. Как бы ее назвать? Может быть по своему имени, Иван? Да нет, глупо как-то… По фамилии? Нефёдов? Иван Нефёдов? Ивнеф? Нефив? Черт те что.

– Готово, – сказала Кэти. – Я только что загрузила тебе в переводчик программу, основанную на том, что удалось расшифровать. Попробуй теперь.

Я попытался пожать плечами, но у меня ничего не получилось, потому что на плечи давил СИЧУП. Включив громкоговоритель и переводчик, я опять развел руки в стороны, и сказал:

– Мужики! Я пришел с миром! Давайте жить дружно и не воевать. Кому нужна война? Тем более что у вас все равно нет никаких шансов.

– Замечательный текст, – сказала Кэти.

– Спасибо, я старался, – усмехнулся я.

Лучники, разговаривавшие друг с другом, замолчали и уставились на меня. Один из них, высокий, статный, в темно-зеленой безрукавке и тяжелом плаще что-то тихо сказал своим спутникам и направился ко мне. Я терпеливо стоял, ожидая, пока он подойдет. На всякий случай я проверил боеспособность своего СИЧУПа, продиагностировав и пулеметы, и ракеты. Все было в полном порядке, я остался доволен.

Эльф тем временем вышел на полянку, остановился на мгновение, потом продолжил движение, внимательно разглядывая меня своими глазищами. Шел он мягко ступая, настороженно наклонив голову вправо, зажав в левой руке небольшой лук. Уверен, что в случае опасности он мог бы тут же наложить стрелу и выпустить ее. Хотя, он уже, наверное, догадался, что мне его стрелы по барабану.

Эльф остановился в пяти метрах от меня и молча принялся рассматривать мой СИЧУП. Наверное, скафандр произвел на него впечатление, потому что он тихо хмыкнул и уставился на забрало моего шлема. Забрало, как я уже говорил, было непрозрачным, поэтому моего лица он не видел, что позволяло мне расслабиться: я мог не волноваться, что во время важнейшего момента в истории человечества сострою не ту гримасу и вызову межпланетный конфликт…

5
{"b":"114369","o":1}