ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сало надо есть, а не натирать им всякие дурацкие сапоги.

Альда удивленно на меня посмотрела, потом пожала плечами.

– Вообще-то, – небрежно заметила она, – сало очень дорого стоит. Обычно сапоги смазывают дегтем. Он стоит дешевле, да и практичнее. Но я могу себе позволить пользоваться салом. Его Величество щедро наградил меня за мои заслуги перед короной.

– Заплатил салом?

Альда опять рассмеялась.

– Грешно смеяться над больными людьми, – пробормотал я, пытаясь собраться с мыслями.

Взгляд мой упал на меч Альды, который стоял, прислоненный к балке шатра, рядом с сундуком, на котором лежал плащ и легкая кольчуга… И тут на меня внезапно обрушилась реальность.

Я вспомнил, что мы с Ежи вчера так ни хрена и не решили. Я вспомнил, что буквально в пятистах метрах от нашего лагеря стоит войско короля Стампина.

Я вспомнил, что вчера ночью, после пьянки с Ежи я выкрикивал в сторону дракенгольдцев всякие непристойности, за что чуть было не получил стрелой в лоб.

Я вспомнил, что после обстрела я побежал искать шатер Альды и свалился в канаву.

И я вспомнил, что скоро будет битва и мне предстоит в ней участвовать. Все это всплыло в моей голове разом.

Сразу же вспомнился ночной кошмар, и мне стало не по себе. Я посмотрел на Альду, которая закончила смазывать сапоги, и теперь надевала их. Мысли роились в моей голове, как пчелы, их было очень много, все они отличались значимостью и важностью, и я категорически не мог отловить ни одну. Видимо, похмелье мешало, черт бы его побрал. Как некстати!

– А куда это ты, собственно, собралась?

Альда выпрямилась, посмотрела на меня, и с нотками удивления ответила:

– На битву, конечно. Куда же еще?

– На какую еще битву?! – взвился я. – Забудь! Никуда ты не пойдешь! Ишь, выдумала тоже – битва!

Альда уперла руки в боки и нахмурилась.

– Ваня, что ты такое говоришь?!

– Я говорю, что ты никуда не поедешь! Ты что, с ума сошла? Там же убить могут!

– Ты вчера, по-моему, перебрал лишнего! Ты забыл, что я воин? Что я подданная Его Величества, короля Чундарка? Ты забыл, что я сражаюсь под его флагом уже много лет? Что я обязана ему всем? О чем ты говоришь? Я должна быть подле моего короля!

Я с трудом поднялся и тоже упер руки в боки.

– Вот что, милая. Заруби себе да носу, никакой твой король – не король! Он мой друг и приятель в одном лице. А потому ты никуда не пойдешь, а будешь сидеть себе тихо в шатре и ждать моего возвращения. Понятно?

– Нет, непонятно! – громко ответила Альда. – Я не намерена с тобой препираться относительно вещей, тебе неведомых! Ты не вассал, ты ничего не смыслишь в наших обычаях и традициях. Именно поэтому я тебя люблю. Но сейчас ты не просто не прав, ты оскорбляешь меня своими словами! Пойми, я никогда не оставлю своего короля!

– Да сдался тебе твой король! Ты что? Влюбилась в него что ли?

Альда нахмурилась еще больше.

– Не говори глупостей, – грозно произнесла она. – Я люблю тебя и только тебя. Но я готова отдать жизнь за короля! Понимаешь? И сегодня я буду скакать с ним стремя в стремя и стану биться рядом. И знаешь, почему? Не только потому, что он мой король и сюзерен. Не только потому, что он приютил бедную деревенскую девчонку, дав ей возможность служить ему верой и правдой. И не только потому, что он наградил меня замком за мои заслуги. Я буду сражаться за него, потому что он дарует всем свободу! Неужели ты не понимаешь, что он дает всем угнетенным существам, которые жили в изгнании то, чего они были лишены сотни лет?! Он дает им возможность жить, как все! Он освобождает их от чародейского презрения! И я буду сражаться за него, потому что он объединил раздробленные королевства и ведет их к лучшей жизни, под единой, справедливой властью! Он мудрый и добрый. Его жестоко обидели чародеи, отняв его летучий корабль! Он несет свободу не только гоблинам, вампирам и другим несчастным существам, он несет ее и людям Дракенгольда, а ему противостоят злобные чародеи, одурманившие умы простого люда. И потому никто не посмеет мне помешать сражаться сегодня подле Его Величества. И потому я горжусь этой великой честью!

Вообще, меня в кино очень часто раздражают все эти громкие речи о свободе, демократии, сброшенных оковах и битвах Добра со Злом (непременно с большой буквы). Но сейчас, признаться, я об этом и думать забыл, просто стоял, раскрыв рот от удивления. Вот ведь. Надо же. А я-то думал, что Альда – милая, деревенская девчушка, которая плачет, когда ей говорят, что ее не любят, и вообще сентиментальная до безобразия простушка. И что? Вот она, оказывается, какая!

Воительница, с горделивой осанкой. Амазонка. Как же я раньше-то этого не замечал? Ну, были, конечно, некоторые моменты, когда ее боевой характер проскальзывал в ее речи, взгляде, позе… Разбойников она здорово уделала…

Но я никогда не обращал на это особого внимания. А при выезде из Космиполя я еще хотел уговорить ее отправиться домой… Теперь можно об этом забыть. Такая назад не повернет. Такая и коня на скаку и… что там еще?

– Ты что, слишком много голливудских фильмов смотрела? – решил я спросить из принципа.

– Что? – не поняла она, но, не дожидаясь объяснений, резко махнула рукой. – В общем, оставь свои попытки отговорить меня! Я сама решу, как мне следует поступать!

Наверное, не смотрела. А раз не смотрела, то что ей ответить? Выходит, она и в самом деле верит в то, что говорит. Поэтому я решил промолчать. Просто постарался изобразить невозмутимость на лице и пожал плечами.

Тут мимо шатра забегали люди, раздались неразборчивые крики. Альда вышла посмотреть, в чем дело, а я опять сел на кровать, размышляя о том, что делать дальше. Отговорить Альду от участия в сражении мне не удалось, эти странные местные традиции и ее святая убежденность, что Ежи – пророк, несущий добро людям…

Не скажешь же ей, что у Ежи есть только две мечты в жизни – вернуть свой корабль и отгрохать империю? Альда же не только не поверит, но и в глаз засветит за якобы клевету…

Она такая, она может, поэтому лучше глазами не рисковать. Продолжать уговоры мне не хотелось… Интересно, чего это там суета такая?

Альда вернулась, глаза ее блестели, щеки налились румянцем.

– Они вышли! – объявила она.

– Кто?

– Дракенгольдцы.

– Куда?

– Дозорные сообщили, что из лагеря выходит войско и выстраивается на вершине соседнего холма. Значит, скоро битва!

Она побежала к сундуку и принялась надевать на себя кольчугу. Я же сообразил, что пора бежать в шатер Ежи за СИЧУПом.

– Жди меня здесь, – сказал я Альде, двинувшись на выход.

– Ты куда?

– Щасвирнус, – процитировал я Кристофера Робина.

Выйдя из шатра, я невольно зажмурился – солнце уже встало, его лучи жестоко били в мои бедные глаза, привыкшие к полумраку шатра. Как говорится, вокруг смешались люди, кони, гоблины. Все бегали туда-сюда, разбирали оружие, чистили коней. Какие-то люди, видимо лучники, натягивали тетиву на луки. Я заприметил, как несколько человек помогают какому-то рыцарю взгромоздиться на коня… Черт те что. Похоже на панику.

Где находится шатер Ежи, я вспомнил с трудом. Но все же я его нашел, хотя в шатре никого не оказалось – Ежи уже куда-то свалил. Главное, что СИЧУП стоял на месте, чему я несказанно обрадовался. Я тут же забрался внутрь, загерметизировался и тут же почувствовал себя намного увереннее.

Для начала я вызвал Кэти. Она отозвалась с ходу, облив меня потоком брани, потому что видела через видеокамеру наружного наблюдения СИЧУПа нашу попойку с Ежи и, естественно, не одобряла мое поведение.

– Как ты можешь, – гневно кричала она, – когда тысячи людей находятся на грани боевого столкновения, хлестать вино и петь непристойные песни?! Как ты можешь так себя вести, когда несешь ответственность за судьбы этих несчастных людей?!

– Стоп, стоп! Ты опять про ответственность, но теперь ты вообще не по адресу! С какого это перепою я должен заботиться обо всех этих примитивах? И вообще, это армия Ежи, вот пусть у него голова и болит. Более того, это именно он предложил выпить, а я… просто поддержал это славное начинание.

61
{"b":"114369","o":1}