ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Закончив голосить, певун церемонно стал раскланиваться, а все – хлопать в ладоши, визжать от восторга и вообще – вести себя, как фанаты на стадионе, где выступает их любимый певец. Или группа.

Лично я не хотел хлопать, потому что мое субъективное мнение – песня эта – полный отстой и мастдай. Факты перепутаны, а мотивация и причины – вранье. Но я все же пару раз вяло хлопнул в ладоши, чтобы хоть поблагодарить барда за напряжение голосовых связок.

Тут же все принялись пить, поднимая тосты за здоровье «талантливого барда». Мне же в голову пришла замечательная мысль. Я шепнул на ухо Альде, что скоро вернусь, выбрался из-за стола и подошел к СИЧУПУ. Гвардейцы мне салютовали и расступились в стороны, пропустив к скафандру.

С Кэти мы, разумеется, помирились. Сразу же после того, как я покинул «слепое пятно». Она радовалась, что я жив, я радовался, что жив, так что мы на радостях простили друг друга и помирились. Особенно бурно Кэти встретила мое известие о том, что Кригнор пообещал разобраться с Источником и послезавтра (по словам покойного Самтрака) мы должны вылетать. Она подогнала «Кречет» к Нуликридской крепости, распугав гарнизон. Так что сейчас находилась рядом, и я намеревался с ней связаться.

– Кэти, – позвал я, забравшись в СИЧУП.

– Да, дорогой?

– Найди мне фольклорную музыку.

– Какую?

– Так, дай вспомню. Нужно что-нибудь из классики…

– Ты помешан на классике.

– Я знаю. Так. Давай что-нибудь напоминающее средневековые мелодии. Олд-нью-эйдж какой-нибудь. «Эру» там… «Энигму», Энию или еще что-нибудь, – я на секунду задумался, увлеченный новой мыслью. – Интересно, почему они все на букву «Э»?.. – мысль ускользнула и я, тряхнув головой, продолжил: – В общем, действуй.

– Действую… А ты разве не на пиру? Или там так скучно, что ты решил уединиться и послушать музыку?

– Да, я на пиру. И тут довольно весело. Именно поэтому я и хочу устроить тут нечто вроде феодального «пати». Дискотеку.

– А как ты собираешься это сделать?

– Очень просто. Ты включишь музыку и будешь ди-джеем. А я включу громкоговорители, и музыка будет слышна людям.

– Интересная идея. Знаешь что? Ты первый в мире человек, который решил скафандр для исследования чужих планет использовать как музыкальный центр.

– Ха. Да, я крут.

– Не говори.

* * *

Моя дискотека произвела фурор. Сначала примитивы никак не могли понять, как это из моих доспехов звучит музыка, которую должен играть по идее целый полк менестрелей, но потом пообвыклись, придя к заключению, что доспехи у меня волшебные. А раз волшебные – так чего удивляться?

Все тут же стали плясать. Я тоже – с Альдой, она преподала мне краткий курс бальных танцев. Точнее, «пирных» танцев, потому что мы веселились на пиру, а не на балу. Я здорово взмок, поскольку уже лет сто не танцевал, и потащил Альду на балкон, где мы с ней долго обнимались и целовались.

И вот я решился начать с ней тот самый разговор, о котором нередко задумывался в последнее время. Особенно после того, как выяснил, что улетать с Крамджала надо уже завтра.

– Милая, – произнес я как можно мягче. – Это… В общем, я завтра улетаю. Полетели со мной.

Альда подняла на меня свои огромные глаза, которые тут же наполнились слезами.

– Ты улетаешь? – прошептала она.

Я вспомнил, что совсем забыл ей сказать о намеченном на завтра старте «Кречета». Вот ведь, лажа получилась.

– Да, дорогая. И я не хочу улетать без тебя. Полетели вместе. Представь, как нам будет хорошо на Земле! Или не на Земле, а на какой-нибудь другой планете…

– Но мне хорошо и здесь, – тихо ответила она.

Мы помолчали. Потом Альда вцепилась в меня своими ручками и горячо зашептала:

– Останься, Ваня. Прошу тебя. Заклинаю. Останься, ведь у тебя здесь будет все. Его Величество Чундарк – твой друг, он подарит тебе замок. Рядом с моим. Мы объединим наши земли, ты получишь герцогский титул, мы поженимся и будем жить долго и счастливо…

– Э-э-э, – промямлил я. – Я не могу. Мне надо доставить груз. Это вопрос чести.

Сам того не зная, я произнес волшебные слова. Альда моментально кивнула головой, словно все поняла. Видимо «вопрос чести» понятие межпланетное.

– Но, – сказала она, – я не могу… Здесь мой дом… Здесь мой король… Здесь все, что я знаю. А там, где живешь ты, я не знаю ничего.

– Но зато ты будешь со мной.

– Да. Я хочу этого больше всего на свете… Но… Ваня… Это мой дом…

– Так будет новый! Альда, я не понимаю. У нас на Земле есть пословица: «С милым рай и в шалаше». Если ты меня любишь, в чем проблема? Полетели со мной. Тем более, что я и вправду тебя люблю. Честно. Всем сердцем. И потому хочу забрать отсюда.

Альда внезапно разрыдалась. Она закрыла ладошками лицо, а я обнял ее, не зная, что еще сказать. Вроде бы все, что хотел, сказал. Причем ничего обидного… Так чего ж она ревет?.. В принципе, я ее понимал.

Я, конечно, мог при желании поставить себя на ее место. И тоже бы, наверное, офигел, если бы мне любимая предложила: «Так, парень, давай, выбирай – либо бросаешь все, что тебе дорого, и летишь со мной, либо остаешься, а я улетаю. Но учти, что если ты останешься, значит, ты меня не любишь». Последняя фраза, конечно, не произносилась, но витала в воздухе. Я, честно говоря, понятия не имел, что именно я бы ответил на такую постановку вопроса. Скорее всего, я бы сказал: «Знаешь что, милая. Иди-ка ты…».

Поэтому в данную минуту я больше всего боялся, что Альда меня пошлет куда подальше и останется на Крамджале. Мысль о том, что она будет с кем-то другим (а то, что она при желании найдет мне замену, я не сомневался – вон, даже Ежи говорил, что в свое время клал на нее глаз), так вот, эта мысль сводила меня с ума. Я скрипел зубами от ревности. И потому очень не хотел, чтобы он ответила мне отказом.

Альда по-прежнему рыдала у меня на груди, заливая своими слезами мой кафтан. Бедненькая. Как же мне ее жалко. Я обратился к внутреннему голосу:

– Что делать?

– Как что? – ответил тот. – Девчонка хорошая. Оставайся.

– Ты с ума сошел. Я не могу остаться. У меня же груз. Это вопрос…

– …чести, да-да, я знаю. Начхай на честь и оставайся. Все равно тебя наверняка уже объявили мертвым.

– Но я не могу. Мне нужно на Краполл, а потом на Землю.

– Да ну? И зачем? Что тебя там ждет? Холостяцкая квартирка, пивные кабаки и тусовки «волков»?

– Ты забыл про кино.

– Да-а… Нашел к чему возвращаться, придурок. Альда права, тебе надо остаться здесь. Послушай голос разума. Мой голос.

– Ты не разум. Ты внутренний голос. Честь превыше всего. Я должен доставить груз. Это моя работа.

– Ну ты и дурак.

– Сам дурак.

Я поссорился со своим внутренним голосом. А Альда все еще плакала. Внезапно она вырвалась и бросилась прочь. Я побежал за ней, громко крича: «Альда! Альда!», но она не остановилась, протиснулась сквозь толпу танцующих гостей и выбежала из зала. Я спешил за ней, боясь самого худшего, что не догоню.

Поэтому, когда меня остановил какой-то мужик, чтобы выказать мне свое уважение и похвалить мою храбрость, я просто двинул ему в челюсть, убрав таким образом с дороги.

Выскочив из зала, я побежал по коридорам туда, где слышался затихающий топот ее ножек. Вскоре я оказался во внутреннем дворике и остановился. Альда ускакала на своем коне – только пыль медленно оседала на землю.

Как говаривал старик-отец ковбоя Мальборо: «Не гоняйся за автобусами и женщинами – все равно не догонишь». Я упустил ее. Упустил свою единственную, настоящую любовь. Я – болван.

Низко повесив голову, я поплелся обратно. Решил напиться. Вусмерть! Какой смысл жить, если рядом нет любимого человека?

В зале приводили в чувство того мужика, которого я нокаутировал. Оказалось, что это тот самый барон, который якобы арестовал банду разбойников. Так ему, козлу, и надо. Гости при виде моего расстроенного лица шарахались в сторону, а я дошел до своего кресла и плюхнулся за стол, немедленно наполнив свой кубок вином.

76
{"b":"114369","o":1}