ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Это слово – Убийство
Совсем не женское убийство
Задача трех тел
Цена вопроса. Том 2
Бунтарка
Не прощаюсь
Дневник жены юмориста
iPhuck 10
A
A

Майк произнес эти слова таким тоном, словно это Анни обманула его. Анни знала, что Майк так привык лгать себе, что наконец умудрился поверить в то, что Анни одновременно принадлежала обоим братьям.

После того как Майк назвал Джейсона ублюдком Харпера, Анни поняла, насколько Майк рассержен, уязвлен и пьян – что бы он ни говорил, а Майк любил Джейсона как родного сына, да он и считал его своим сыном. В здравом уме он никогда не позволил бы себе таких выражений.

Но в ту ночь Майк явно был не в себе.

Анни не понимала, с чего он прибежал к ней в комнату, заранее зная, что ответ будет такой же, как и четыре года назад. Но в тот момент ей было не до того. Она судорожно хватала воздух, когда его пальцы отпутали наконец ее горло. И молилась, чтобы Джейсон не проснулся и не услышал борьбы и криков.

Анни заставила себя встать, дрожа от страха и боли. От сильного гнева она совсем забыла осторожность.

– Убирайся с глаз моих долой! – просипела она. – Убирайся из этого дома и не приходи обратно. Я не хочу больше видеть тебя.

Именно это она и имела в виду. Насколько она понимала, браку их как таковому пришел конец. Раньше Майк никогда не поднимал на нее руку, но Анни знала, что это лишь вопрос времени. Она убедила себя, что разорвала свои отношения с Майком четыре года назад.

Задолго до этой ночи, даже до того, как она обнаружила, что Майк лгал ей, их браку всерьез стал грозить распад. Майк любил ее. По крайней мере, настолько, насколько он вообще был способен любить женщину. Но Анни не могла ответить ему взаимностью.

Она пыталась. Она столько сил потратила, стараясь полюбить его. Он все же был не так уж плох. Но сердце ее отказывалось подчиняться приказу, и с тех пор она не могла заставить себя отдать ему самое дорогое. Их интимная жизнь тоже складывалась неудачно, особенно после того, когда Майк наконец понял, что она с самого начала их супружества притворялась, будто получает удовольствие. Анни не знала, понял ли он, что притворялась она не только в этом. Простая и горькая правда заключалась в том, что Анни никогда не возбуждали ласки и поцелуи Майка.

А теперь приехал Харпер, и стоило ему коснуться ее, как ее тут же охватило такое пламенное желание, какого она никогда прежде не испытывала. Сердце ее трепетало. Кровь быстрее струилась по жилам.

А он ненавидит ее. Конечно, он ненавидит ее после всего, что она ему сказала. Чувствовать себя вновь ожившей от одного его прикосновения, когда ничего нельзя исправить, – какая жестокая ирония! У нее кружилась голова от подобных мыслей. Но их отношения, то, что произойдет или не произойдет между ней и Харпером, могут подождать. Ее сыну плохо, он нуждается в ней.

Анни поднялась по лестнице и постучала в его дверь.

– Джейсон?

Ответа не было, да она и не ждала его. Он толкнула дверь и увидела, что Джейсон лежит на кровати, отвернувшись к стене. На шарфе с эмблемой футбольной команды Далласа, подаренном Джейсону Майком два года назад, на Рождество, остался грязный отпечаток кроссовки. Они оба так любили футбол!

Она открыла было рот, чтобы отчитать его – никому в этом доме не разрешалось лежать на кровати в обуви, – но слова застряли у нее в горле. Анни не могла отчитывать его как обычно – случай был не тот. Его вздрагивающие плечи и прерывистое дыхание говорили, что он старается скрыть от матери свои слезы.

– Джейсон, милый. – Она осторожно присела на край кровати. Узкий матрас сдвинулся, его бедро оказалось прижатым к ее боку. Его боль и страдание терзали ее не меньше собственных.

Харпер стоял посреди кухни. У него было такое ощущение, будто по комнате только что пронесся смерч. Он был совершенно выбит из колеи. В голове носились отрывочные и несвязные мысли. Анни. Джейсон. Майк. Господи, как мог один брат сделать такое с другим? Как мог Майк сделать то, что он сделал с Анни?

Харпер ни на минуту не сомневался в правдивости слов Анни. Он припомнил, как просил Майка объяснить Анни, почему он задерживается, о том, что его работа займет больше времени, чем он думал, о том, что чаще он звонить не может, потому что у него туго с деньгами. Он припомнил, что посылал Майку письма для Анни, чтобы их не прочла ее любопытная матушка. Письма, которые – теперь Харпер знал это – Анни так и не получила.

Его воспоминания тут же сменялись другими мыслями. Мыслями об Анни. Она не предавала его. Нет, напротив, она сделала все, чтобы устроить жизнь их сына. Его сына.

Еще час назад Харпер не знал, кто он есть, чем была вся его жизнь. Теперь же… «Господь Всемогущий, я – отец!»

Он не собирался уходить из кухни. Не собирался подниматься наверх. Не собирался идти за Анни в комнату Джейсона. И вдруг обнаружил, что стоит перед дверью комнаты Джейсона, глядя внутрь, не в состоянии перешагнуть порог и не в силах уйти.

– Не стану я звать его папой, – всхлипывая, сказал Джейсон Анни, все еще не поворачиваясь к ней.

Сердце Анни разрывалось от жалости к сыну, и она не знала, как утешить его.

– Не хочешь – не надо.

– Так н-нечестно! Я не хочу, чтобы он был моим отцом! Я хочу, чтобы вернулся мой папа!

Ком застрял у Анни в горле, прошло некоторое время, прежде чем она смогла заговорить.

– Я знаю, что ты хотел бы вернуть папу, милый. Я знаю. Но мы уже говорили об этом. Ты сказал, что понял, почему папа больше никогда не вернется.

– Да з-знаю, – у него дрожал голос. – Все равно так нечестно!

Анни задыхалась от чувства собственной вины и беспомощности.

– Да, милый, это очень плохо. Но ты не должен винить Харпера, Джейсон. Он очень хороший человек, лучший из всех, кого я знала. В том, что случилось, нет никакой его вины. Он даже не знал обо всем этом… Он узнал, что он твой отец, всего несколько минут назад.

Джейсон поднял к ней залитое слезами лицо, разом перестав всхлипывать. – Как это?

От страха у Анни свело желудок, но все же она заставила себя выговорить:

– Я никогда не говорила ему об этом. Джейсон нахмурился еще сильнее, но по-прежнему молчал.

– Джейсон, пожалуйста, – прошептала Анни прерывающимся голосом. – Пожалуйста, не вини Харпера. Если… если тебе так необходимо найти виноватого, то пусть им буду я.

– Нет, Анни, – раздался в дверях тихий голос Харпера.

Анни и Джейсон вздрогнули и обернулись на этот голос.

Анни тихо ахнула. Лицо Харпера казалось опустошенным, серые глаза потемнели, плечи поникли.

– Что – нет? – еле выговорила она. Он шагнул в комнату.

– Не вини себя. Ты знаешь, что ты тут ни причедй. Это…

– Харпер, пожалуйста, – взмолилась Анни. Она не могла позволить обвинить Майка. Джейсон боготворил Майка. А теперь устоявшийся мир изменится в один миг. Она не могла позволить, чтобы память о человеке, которого Джейсон считал отцом, была бы осквернена. Не теперь.

Харпер тяжело вздохнул и глянул на Джейсона.

– Все мы были по-своему не правы, Джейсон. Твоя мама, мой брат и я. Мы были молоды и не думали о последствиях своих поступков. Никто из нас. Мы не понимали, как это может отразиться на тебе.

Джейсон опустил глаза и стал разглядывать болячку на среднем пальце.

– Это все очень сложно, – говорил между тем Харпер. – Я не знаю, как тебе объяснить, да и нужны ли тебе мои объяснения, но тебе непременно надо понять одно. Пять минут назад, на кухне, ты думал, что я собираюсь ударить твою маму. Вот об этом тебе беспокоиться не стоит. Я никогда не обижу ее, Джейсон. Я клянусь тебе всем, что у меня есть святого, – пожалуйста, поверь мне. Я могу сорваться на крик в гневе, вот это случилось недавно в кухне, – но никогда не подниму руки на твою маму. Никогда.

Ужин проходил в напряженном молчании. У всех троих было подавленное настроение. Есть никому особенно не хотелось, но Харпер сгонял в город и привез горячую пиццу. Большие глаза Анни горели отчаянием, она все пыталась заглянуть Джейсону в лицо. Харпер поймал себя на том, что тоже не отрываясь смотрит на мальчика. Он никак не мог привыкнуть к мысли, что это его сын.

11
{"b":"11437","o":1}