ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
Биохакинг мозга. Проверенный план максимальной прокачки вашего мозга за две недели
Трэш. #Путь к осознанности
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Спасти нельзя оставить. Хранительница
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Новые правила деловой переписки
Призрак
A
A

– Ладно тебе, Лил, помоги мне.

– Посмотри себе под ноги, коп несчастный!

Лилиан закатила глаза и стала расставлять тарелки.

Анни поймала себя на том, что она улыбается, и решила, что ощущение довольно приятное. Когда же это она последний раз с таким удовольствием слушала обычную болтовню?

В кухню снова донесся густой бас – огромный полицейский что-то нежно ворковал своему малышу.

Анни расширила глаза от удивления:

– Он что, и правда поменял подгузник?

Лилиан усмехнулась и достала из большой бумажной сумки красно-белый полосатый пакет.

– Да уж лучше бы поменял.

Анни с трудом верилось в подобное.

– А вы уверены, что он умеет?

– Конечно. Еще как умеет. – Лилиан помолчала, изучающе глядя на Анни. – Знаете, откровенно говоря, я заранее готовилась невзлюбить вас, но как-то у меня это не выходит.

Анни испуганно моргнула. Неужто Харпер рассказал им о ней? О том, что она, по собственной трусости и глупости, десять лет скрывала от него его собственного сына.

– Простите, – сказала Лилиан. – Я не должна была этого говорить. Просто Харпер вроде бы чем-то расстроен, как будто не в себе, и я ничем не могу помочь, только чувствую, что это как-то связано с вами.

Вина и смущение обожгли щеки Анни.

– Ладно, что бы там ни было, это не мое дело. Просто мы любим Харпера как родного. Если для вас это все забава…

– Нет, – мягко ответила Анни. – Я не люблю таких забав. Но в одном вы правы – я действительно его расстроила. Это… сложно объяснить.

– Он очень хороший, – сказала Лилиан. – Он не заслужил, чтобы с ним плохо обращались.

– Поверьте, – с чувством произнесла Анни, – никто не знает этого лучше меня.

После обеда Лилиан велела Харперу и Трейсу вымыть посуду. Анни, пораженная, наблюдала, как двое мужчин беспрекословно подчинились. Еще больше она удивилась, когда Джейсон последовал их примеру.

Харпер заметил, что Джейсон встал из-за стола и быстро стал собирать объедки в мусорное ведро, утрамбовывая их.

– Джейсон, может, поможешь мне снести мусор на помойку?

Джейсон глянул в сторону и пожал плечами, как обычно делают дети, когда дуются.

– Только куртку надень.

О да, конечно, – Джейсон выпрямился, скорее обрадованный лишнему случаю покрасоваться в новой куртке, чем вынести мусор.

Джейсон выскочил из комнаты за курткой, и Трейс повернулся к Харперу.

– Славный парнишка.

– Правда?

– Осмелюсь сказать, для твоего племянника он чересчур похож на тебя.

Харпер смущенно улыбнулся – слегка.

– Вот как?

Трейс поднял густую черную бровь.

– Как твой коллега, человек, который ближе к тебе, чем кто-либо еще, могу я узнать кое-что еще?

Харпер отвел глаза.

– Ну, понимаешь…

– Я готов, – пробормотал Джейсон от двери.

Харпер поспешно накинул свою куртку.

– Потом поговорим, – сказал он Трейсу. – Пошли, Джейсон.

Идти надо было на другой конец парка, под пронизывающим северным ветром. Харпер и Джейсон пробыли на ветру всего пять минут, но, когда они возвращались обратно, лица у них горели, а пальцы окоченели от холода.

Харпер открыл дверь, пропустил Джейсона вперед, затем вошел сам. Джейсон понес куртку в комнату, где устроились они с Анни. Харпер двинулся было в свою комнату, чтобы кинуть собственную куртку на кровать, но зрелище, на которое Джейсон едва обратил внимание, заставило Харпера застыть на месте.

Анни сидела на кушетке, на руках у нее был малыш Лилиан и Трейса. От ее мягкой улыбки, с которой она смотрела на ребенка, лежащего у нее на руках, у Харпера сжалось горло. Интересно, она так же смотрела на Джейсона, когда тот был совсем крошечным? Ее улыбка была мудрой, женственной улыбкой матери – она так же улыбалась и собственному сыну? Его сыну? Их сыну?

Боль, резкая и сильная, пронзила его грудь при мысли, что он не видел всего этого. Повернуть бы время вспять! Ему отчаянно хотелось видеть, как округляется ее живот и как в ней растет их ребенок, как она баюкает их новорожденного сына. Хотелось самому взять на руки малыша, родившегося от их любви.

Но он не мог. Все это у него украли, каждую минуту этих десяти лет. Обворован собственным братом. И Анни, которая все решила сама за всех троих.

Анни знала, что он думает. Он прочел это в ее глазах и внезапно рассердился, совершенно по другой причине. Он невероятно устал от ее виноватого, пристыженного вида. Он просто не мог видеть, как она все время замыкалась в себе.

Исключением был лишь поцелуй. В тот момент она была искренней и открытой, когда отвечала на его ласки.

Это тоже бесило его, потому что сколько бы он ни врал самому себе, он страстно желал ее. И бесился от желания еще больше, понимая, что не должен делать этого.

«Посмотри на нее. Она читает тебя словно раскрытую книгу». Анни прекрасно понимала, что он думает, – Харпер заметил быструю вспышку страха в ее глазах. И еще сильнее сходил с ума – от того, что Анни читает его мысли и боится его.

Внезапно страх в ее глазах сменила печаль, которая тоже доводила его до бешенства.

– Ладно, Анни, – буркнул он. – Все в прошлом, и мы ничего не в силах изменить.

Она сглотнула и взглянула на спящего ребенка у нее на руках.

– Я знаю.

– Тогда какого дьявола ты сидишь с таким лицом, словно тебя приговорили к электрическому стулу!

Она вскинула голову, расширив глаза.

– Откуда у меня будет другое выражение лица, если я действительно это самое и чувствую? Когда я знаю, что сама во всем виновата? Ты ведь тоже винишь меня! Я знаю – винишь. Неважно, какое там у меня лицо, я никогда не была способна скрывать…

– Никто и не просит, чтобы ты что-то скрывала, – отрезал он. Из кухни донеслись голоса Даррена, Лилиан и Трейса, и Харпер понял, что их уединение сейчас будет нарушено. – Просто не надо строить из себя мученицу. Анни, которую я помню, такой не была.

Она подняла на него огромные голубые глаза, полные тоски.

– Той Анни, которую ты помнишь, Харпер, больше не существует.

Ему снова сдавило горло. Он очень боялся, что она права. Анни, которую он знал, исчезла. И он внезапно ощутил острую тоску по той Анни. Невыносимо острую.

Это тоже бесило его.

Глава 8

Когда Анни и Джейсон на следующий день уезжали домой, как бы подразумевалось само собой, что Харпер приедет следом и останется с ними на ферме. Он сказал, что уже давно не брал отпуска.

Анни была рада его приезду. Им с Джейсоном нужно подольше побыть вдвоем. Ее стремление заставить Харпера приехать на ферму не имеет ничего общего с тем язычком пламени, который лизнул ее вчера, когда он увидел, как она баюкает ребенка Янгбладов, и глаза его так и загорелись.

С того случая, как он поцеловал ее на прошлой неделе и она сидела на полу кухни, отчаянно стараясь не заплакать, резкая тоска и желание не покидали ее ни на минуту. Вчера, в его доме, ей показалось, что в ней проснулись ощущения, которых она не испытывала уже много лет. И не желали засыпать снова.

Впрочем, она не потому так приглашала его погостить на ферме.

«Ну да, конечно, Анни. Рассказывай кому другому».

О'кей, может, ей и нравится испытывать волнение, зная, что он рядом. Но это не значит, что она собирается что-то предпринять и сделать первые шаги к сближению. Может, вчера он и пожирал ее глазами – но это опять-таки не значит, что он собирается что-то предпринять в этом направлении. В его глазах она прочла и другое. Боль и разочарование от ее предательства.

Джейсон рядом с ней всю дорогу свистел и глазел в заднее окно.

Анни взглянула в зеркало заднего обзора и увидела, что «форд» Харпера следует за ними метрах в тридцати.

Джейсон отвернулся и стал смотреть вперед.

– И надолго он к нам?

– Ты о Харпере? Джейсон закатил глаза.

– А то о ком же?

– Не знаю, милый. Думаю, пока ты не переменишься к нему или пока не закончится его отпуск.

– Я переменюсь к нему?

18
{"b":"11437","o":1}