ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Угу.

– А с чего это я должен перемениться? Моля Бога, чтобы он ниспослал ей мудрости, Анни следила за дорогой.

– То есть ты дашь или не дашь ему шанс.

– Шанс на что?

– Может быть, на попытку понравиться тебе.

Джейсон нахмурился и затеребил край своей новой кожаной куртки.

– Он затем и купил мне это? Чтобы понравиться?

Анни старалась тщательно подбирать слова.

– Ведь ты уже его спрашивал. Ну, посуди сам, Джейсон, если бы ты хотел подружиться с кем-нибудь и увидел, что ему нужно что-то, что ты можешь ему дать, что бы ты сделал?

Джейсон задумался и скорчил гримасу:

– Ты имеешь в виду случай, когда Зак уронил сандвич на землю и я дал ему половину своего?

Анни моргнула – она не ожидала, что Джейсон ее поймет так сразу.

– Да, верно. Почему ты поделился с ним сандвичем?

– Черт, мам…

– Что-что?

– Я хотел сказать ну, мам, понимаешь, ему есть хотелось, а у меня кусок был больше, чем я мог съесть.

– И все? Ты не думал, что если поделишься с ним, то понравишься ему и у тебя будет новый друг?

Мальчик нахмурился.

– А это неправильно?

– Нет, милый, конечно нет. По крайней мере ты не пытался купить его дружбу, как Харпер, по твоим словам, «покупает» твою.

Джейсон покраснел.

– Ты хочешь сказать… Харпер просто хочет подружиться со мной?

– Думаю, ему бы этого очень хотелось.

– Но… как быть… с остальным? Я имею в виду, что он мой настоящий папа и все такое…

Сердце Анни забилось чаще.

– А в чем, собственно, проблема?

– Ну… вдруг он хочет быть моим папой?

О Господи! Как ей отвечать на этот вопрос, чтобы Джейсон не решил, что Харпер пытается занять в его сердце место Майка или даже вытеснить Майка откуда?

– Думаю, – сказала она медленно, – что он очень хочет быть твоим папой. Да он'и есть твой папа, милый. Я знаю, тебя это смущает, потому что ты привык считать своим отцом Майка. Тебе в своем роде очень повезло. Хотя в твоей жизни все так причудливо переплелось. Джейсон, но, потеряв отца в лице Майка, ты приобрел настоящего родного папу. Но Харпер не собирался занимать место Майка. Он тебе так и сказал. Он не хочет заставить тебя забыть Майка.

«Да уж, пусть лучше не пробует!» – сердито подумал Джейсон.

– Ты имеешь в виду, что он будет увиваться вокруг нас до тех пор, пока я не соглашусь считать его моим новым папой? Ты хочешь сказать, что я должен решить?

– Прежде всего тебе не следует обижать его. Ты можешь дружить или не дружить с ним, но отталкивать его от себя не стоит.

Да, это Джейсон знал. Ну что ж, если этот Харпер не будет стараться занять место папы, с ним, пожалуй, можно подружиться. Это, наверно, не так уж хорошо по отношению к папе, но зато маме от этого будет легче.

– А он снова будет спать на диване?

– Не знаю, – сказала Анни, удивленная вопросом Джейсона. – Мне бы не хотелось, чтобы он там спал, потому что он не очень-то удобный, но ты же слышал, что он сказал. Он боится, что если он будет спать в комнате Майка, мы с тобой решим, что он пытается заменить его собой. Но я знаю, что с этим делать.

– И что?

– Если хочешь, можешь жить в папиной комнате. А Харпер тогда будет жить в твоей.

Глаза Джейсона так и вспыхнули от радости:

– Можно? Правда?

– Если хочешь.

Джейсон прямо засветился от удовольствия. Папина комната! Никто не посмеет сказать, что он забыл папу, раз он будет жить в папиной комнате! И ему не надо будет мучиться от того, что он не может быть вежливым с Харпером.

– А когда я туда перееду? – Анни усмехнулась.

– Если Харпер нам поможет, то завтра после школы.

– А можно сегодня вечером? – просительно протянул Джейсон. – Мне хочется побыстрей.

Анни улыбнулась, радуясь, что доставила мальчику хоть какое-то удовольствие.

– Посмотрим, когда дома будем.

Однако, когда они приехали, им стало не до новой комнаты Джейсона. Кто-то снова побывал в доме. На этот раз никаких сомнений насчет взлома и быть не могло. Дом явно обыскивали. Анни стояла в дверях, в испуге глядя на свою столовую.

– Ой, мам! Что это тут было?

Анни быстро отвернулась и вытолкнула Джейсона обратно на веранду.

Харпер, который в тот момент только что подъехал к дому, сразу понял, что что-то случилось, когда увидел, как Анни прижала Джейсона к себе и лицо ее было белее мела. С внезапно пересохшим ртом он кинулся с дорожки на веранду, похолодев от страха, застывшего в ее глазах.

– Что случилось?

– Жуть, Харп, – пробормотал Джей – сон; Анни так прижала его к себе, что голова его буквально утонула в складках ее плаща, и от того его было плохо слышно. – Кто-то влез к нам в дом.

За одну секунду в сознании Харпера пронеслись три вещи сразу. Первой была откровенная радость – Джейсон назвал его по имени. Затем – кисленькая усмешка: мальчик явно насмотрелся боевиков и выдал оттуда эту фразу. Наконец, вспыхнула ярость – Харпер понял, что дом Анни снова подвергся вторжению.

Он отвел Анни и Джейсона с веранды к машине и велел им сесть в нее, заодно вытащив из бардачка кольт.

– Езжайте вместе с Джейсоном к соседям.

– Нет, – Анни уставилась на оружие в его руке. – Если ты думаешь, что там все еще кто-то есть, тебе нельзя входить внутрь.

– Мне можно, и я пойду. Именно это я и сделаю, Анни. Я ведь полицейский.

– Я не хочу оставлять тебя здесь одного, – воспротивилась она.

– Тогда сидите в машине. Возьми у меня сотовый телефон и вызови 911.

– Да что ты, Харп! Какой у нас тут 911? – ответил Джейсон, насмешливо глядя на Харпера.

Харпер ругнулся про себя. Горожанин несчастный! Как он мог забыть, что в таких поселках просто нет денег на службу помощи, которая в больших городах – дело обычное.

– Тогда позвоните шерифу округа. Вызовите сюда Фрэнка. А сами запритесь и сидите, пока я не вернусь за вами, – велел он.

Трясущимися руками Анни набирала номер телефона Фрэнка – она знала его наизусть. К тому времени как она повесила трубку, ей хотелось кричать в голос от страха. Где же Харпер? Чего он там так долго возится? Есть ли в доме кто-нибудь еще?

Солнце село. Темнота зимой наступает быстро. Мысль о том, что им надо сидеть в машине, пока Харпер там, в таящем неизвестную опасность доме, а на улице становится все темнее и темнее, едва не довела ее до слез.

– Как мог кто-то забраться к нам в дом, мам?

Она и сама хотела бы это знать. Каждая секунда казалась ей вечностью.

– Не знаю, милый.

– Ты думаешь, что-нибудь стащили? А вдруг они забрали наш телик?

Стараясь не показывать ему своего страха, она шутливо подняла брови:

– Может быть, это было бы неплохо. Тогда у тебя появилось бы время для чтения.

– Да ну-у…

Когда Харпер наконец вышел из парадной двери, к дому подъехали три машины, с Фрэнком Кольером и двумя полицейскими.

Через час Джейсона отправили к Робсонам ночевать, Фрэнк и его ребята уехали, Харпер грыз ногти, а Анни стояла среди разгромленной столовой, усталая, сердитая и перепуганная.

В доме царил страшный беспорядок. Перевернутая мебель, вспоротые подушки, кучи земли из разбитых цветочных горшков. Картины валялись, сорванные со стен, в фотографиях были разбиты стекла. Все шкафы и ящики открыты и вывернуты на пол. Ящики, впрочем, тоже были вытащены и лежали здесь же.

Приехал страховой агент, двоюродный брат одного из полицейских, глянул на комнату и сделал несколько снимков. Потом сочувственно посмотрел на Анни, пожал ей руку и сказал:

– Не беспокойтесь, милочка, мы о вас позаботимся.

Не беспокоиться?

По словам Харпера и Фрэнка, амбар, мастерская, гараж, подвал и даже пикап Майка были тщательно обысканы. Анни содрогнулась при одной мысли об этом. В доме словно пронесся смерч.

Конечно, то был не смерч, то было дело рук человеческих – кто-то ворвался в дом 'и поставил его с ног на голову, вывернув наизнанку ее жизнь, ее тайны.

Не беспокоиться?

Анни никогда не задумывалась, как легко проникнуть к ней в дом. Все, что для этого требовалось, – разбить окно у задней двери, потом дотянуться и изнутри отпереть замок. Очень просто. Но Анни раньше никогда не задумывалась о безопасности, когда жила в мире и покое.

19
{"b":"11437","o":1}