ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Никто! – твердо повторила она.

Пока Харпер прилаживал кусок фанеры к разбитому стеклу в кухонных дверях, Анни занялась нудным делом – приведением дома в порядок, насколько это было возможно. Когда Харпер закончил с дверью, он присоединился к ней. Они вместе старались снова придать дому жилой вид, пока не придет страховка за испорченную мебель и другие крупные вещи.

Убирая осколки и обломки и расставляя вещи по местам, они все время искали, пытаясь определить, что могло заинтересовать того, кто звонил.

Но поиски ни к чему не привели.

– Может, это розыгрыш? – спросила Анни.

– Что ты имеешь в виду, звонок или взлом?

– Звонок, конечно.

– Черт возьми, кто ж так шутит! Анни пожала плечами. Она буквально хваталась за соломинку. Сейчас она была готова поверить в любую нелепицу, лишь бы успокоиться.

– Ты знаешь, что-то вроде телефонного хулиганства. Ну, дети иногда этим забавляются.

– Ты же сама сказала, что голос был не детский.

– Наверное, я ошиблась.

Харпер фыркнул и придвинул диван обратно на место у стены.

– Телефонные шуточки, стало быть. Он ведь не спрашивал тебя, не сидит ли в твоем туалете принц Альберт?

Анни вдруг посетило отчетливое старое воспоминание, и она невольно улыбнулась.

– Нет, не спрашивал. И не сообщил, что я только что выиграла свою мечту.

Харпер, который как раз запихивал на место подушку, остановился и обернулся к ней. Потом прищурился.

– Господи, вот ты о чем! Я-то и забыл о том розыгрыше.

Конечно, забыл. И Анни забыла – но сейчас вспомнила и почувствовала себя так, словно они расстались только вчера.

То был всего лишь мелкий эпизод их жизни. В тот вечер они, подружки-второкурсницы, ночевали у Ванды и поспорили, что она, Анни, не сумеет добиться, чтобы легендарный стипендиат округа Кроу, Харпер Монтгомери, пригласил ее на выпускной бал. В конце концов он-то уже стал выпускником, а она для него – лишь какая-то девчонка.

Анни впервые увидела Харпера прошлым летом, когда она с матерью только приехала в этот городок. Она виделась с ним всего несколько раз, поскольку в городе он бывал нечасто, но ей и этого было достаточно, чтобы потерять голову.

Анни сама не знала, как у нее хватило смелости позвонить ему тогда ночью. Но ведь позвонила же. Набрала номер на хорошеньком розовом телефончике Ванды и, затаив дыхание, ждала, ответит ли он. И слова, которые вырвались у Анни, ошарашили ее немногим больше, чем самого Харпера.

– Это Харпер Монтгомери из Кроу – Крик, Оклахома? – спросила она.

Подружки захихикали.

– С кем я говорю? – угрюмо спросил он.

– Это… это «Америкен Прайз Компа – ни», и вы, мистер Монтгомери, выиграли… собственную мечту.

Он помолчал, потом искренне расхохотался:

– Серьезно?

Она снова собрала всю свою смелость и сказала, что его мечта – молодая красавица по имени Анни Сэмюэль и что ему назначено проводить ее – самую привлекательную девушку в городе – на бал выпускников университета.

Стипендиат округа Кроу тогда чуть не помер со смеху.

Сейчас, впрочем, тоже.

– А-а, смеешься? – вкрадчиво сказала она. В глазах у нее прыгали чертики.

– А что, нельзя? Мне тогда пришлось поверить тебе на слово. Ей-богу, это был самый лучший телефонный розыгрыш в моей жизни.

– Наверное, – спокойно ответила она, отвернувшись, чтобы поправить абажур. – У тебя есть пятнадцать минут, чтобы пригласить меня на танец.

Харпер снова засмеялся и тихо сказал:

– Анни, ты просто чудо.

От его глубокого проникновенного голоса ее обдало волной жара. Любовь снова вернулась к ней из дней ее юности, и это было почти невыносимо. Прошлое вновь становилось реальностью, и ей хотелось бежать от него.

– Я устала. Пойду лягу. Если хочешь, можешь спать на кровати Джейсона – она все же удобнее, чем этот диван.

Глава 9

Харпер наблюдал, как Анни поднимается по лестнице, и в груди у него защемило. Зачем она вспомнила этот выпускной бал? Зачем он позволил себе предаваться воспоминаниям?

Харпер тряхнул головой и заставил себя переключиться на дела. Если ей хочется считать сегодняшний телефонный звонок шуткой, пусть думает так для собственного спокойствия. Но ему-то лучше знать – звонил тот, кто перевернул вверх дном ее дом.

Все, что требовалось от Харпера, – найти, что такое припрятал Майк и кому он перебежал дорогу. Лучше всего начать с заведения Эрни у шоссе, огибающего город с востока, – единственного места в округе, где можно было напиться и где Майк имел обыкновение закладывать за воротник.

Харпер пошел туда на следующий день, сразу после полудня. Пожал руку нескольким старым приятелям. Расспросил кое-кого из завсегдатаев. Это заняло не так уж много времени. Все, кого он ни встречал – что у Эрни, что в магазине, да и во всех прочих местах, – охотно говорили с ним о Майке.

Но, к несчастью, никто не сообщил Харперу ничего полезного.

Он сходил в магазин запчастей Билла Кольера, но Билла не застал. Все три брата, Билл, Уиллард и Фрэнк, уехали этим утром в Талсу, к отцу, у которого был сердечный приступ.

В магазине Билла Харпер поговорил с товарищами Майка по работе, но опять ничего толком не узнал.

В тот день, как только Джейсон пришел из школы, они втроем стали переносить вещи Джейсона в комнату Майка и превращать бывшую комнату Джейсона в комнату для гостей. Работы хватило дотемна, пока Джейсон не отправился спать. Пару часов спустя Харпер с удовольствием вытянулся на удобной кровати в новой комнате для гостей.

Следующие несколько дней Харпер бродил по городу, навещая старых знакомых, узнавая, как они живут, и чутко прислушиваясь ко всему, что касалось Майка, стараясь узнать, откуда же он мог получить много денег. Он снова сходил в магазин Билла Кольера и на этот раз застал хозяина.

– Я слышал о твоем отце. Как он? – спросил Харпер.

– Да вроде ничего. Ложная тревога. Его вчера уже выписали.

Они немного поговорили, вспоминая старые времена, потом Харпер завел речь о Майке. Почти все, что Харпер услыхал, он уже знал, кроме разве того, что, по мнению Билла, официальная версия смерти Майка врала там, где речь шла о несчастном случае и опьянении Майка.

Это Харпер решил пока не затрагивать. Если он пойдет против местной полиции, ему придется сделать официальное заявление, а он сейчас к этому не готов.

Билл почти спокойно заметил: странно, мол, что Майк вдруг пошел работать среди ночи.

– Как он попал внутрь? У него был ключ?

Билл пожал плечами.

– Да, конечно. Они с Беном Карпенте – ром по очереди открывали магазин по субботам. Так что ключ у него был.

Во время своих поисков Харпер заметил одну особенность Кроу-Крик, которая раньше ускользала от его внимания. Конечно, кое-что изменилось: новые дома, новые лавки и конторы, – но в основном все осталось по-прежнему. И старые друзья Харпера вели себя так, словно они не виделись не десять лет, а самое большее неделю.

Даже Косоглазый Уиллард приветствовал его так, как будто Харпер и не уезжал из города. Харпер подошел к нему в кафе и несколько минут посидел за его столиком. Короткий разговор напомнил Харперу, что не только они с Майком различались, как день и ночь. Уиллард и Билл были спокойные вежливые люди, держались мило и естественно. Чего не скажешь об их братце Фрэнке. Ну, да Харпер и без него обойдется.

Но все вместе – город, приветливость старых друзей, ярко-зеленые всходы озими, стаи ворон, из-за которых город и округ получили свое название, – все это вместе пробуждало в нем необъяснимые чувства.

А тут еще ферма. И Анни. И Джейсон. Все вместе было единым цельным отрезком его жизни. Если он думал об Анни, на ум немедленно приходил и Джейсон. И Харперу было приятно знать, что он теперь не одинок на свете. Очень просто и необъяснимо.

Пока Харпер был занят своими поисками, жизнь на ферме текла обычным порядком. Каждый день начинался с сытного завтрака, приготовленного Анни. Харпер давно забыл, каковы на вкус свежие, только снесенные курицей яйца. Яйца из маленького курятника Анни казались ему самыми вкусными на свете.

21
{"b":"11437","o":1}