ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне не нравится, когда меня путают с Майком. Я – не он, Анни. Попробуй-ка мысленно поставить нас рядом – и увидишь.

– У меня не было случая сравнить вас. Ты уехал. Он остался. – Она отпрянула, на сей раз глядя прямо ему в глаза.

Харпер отшатнулся, словно его ударили.

Анни охнула и зажала себе рот обеими руками, широко раскрыв глаза.

– О Господи, я не… Я не хотела. Я совсем не то имела в виду, Харпер!

Харпер едва слышал ее голос. «Ты уехал. Он остался», – звенело у него в ушах.

– Харпер! – Она потянулась к нему, но бессильно уронила руку. – О, Харпер, я…

– Нет, – сказал он с усилием. – Ты права. Я уехал.

– Ты не мог иначе. У тебя была работа.

Все это время, с удивлением думал Харпер, он проклинал Анни. И ни разу не подумал о собственной вине, не признался в ней, но ведь она существовала, она смотрела ему в лицо, отдаваясь эхом у него в мозгу. Он был молод и горяч и до глубины души уверен, что ничего плохого в его жизни случиться не может. Харпер принял как должное, что Анни со временем будет принадлежать ему, стоит только ему вернуться в родной городок. Он и пальцем не пошевелил, чтобы как-то упрочить их отношения, так он был уверен, что она любит его. Разве может что-нибудь случиться? Разве может что-нибудь быть не так? Он затянул свою поездку, потому что был на хорошем счету на работе и знал это. Он любил возбуждение, охватывающее при надвигающейся опасности, которой хватало на его службе.

Каким же самоуверенным и беспечным он был! Только сейчас Харпер осознал и свою долю вины в том, что произошло в прошлом.

– Да, все из-за моей работы, – с горечью произнес Харпер. – Но я же мог отказаться от нее. Я должен был отказаться. Я был бы здесь именно тогда, когда ты нуждалась во мне, а не торчал бы черт-те где, ловя бандитов и наркоманов. – Грудь его словно сдавило невидимым обручем. Он уставился в потолок и глубоко вдохнул, пытаясь облегчить боль. – Все эти годы я проклинал тебя.

– Потому что все случилось по моей вине.

– Я бросил тебя, Анни. Я был нужен тебе, а меня здесь не было.

– А откуда тебе было знать, что я такая наивная и слабая?..

– Ты была слишком молода, ты была беременна, тебе было одиноко, ты боялась. Ты думала, что я не вернусь.

– Ты ничего об этом не знал, – запротестовала Анни. – Я должна была больше верить тебе и быть тверже. Не сомневаться, что ты сдержишь свое слово.

Харпер печально улыбнулся.

– Да, ты должна была верить.

Ее обиженный вид заставил Харпера пожалеть об этих словах. Он больно уязвил ее. Может, он и, правда, немножко хотел наказать ее за то, что в их многолетней разлуке есть и доля ее вины. Но он хотел разделить с ней эту вину, сделать это теперь, глядя в будущее. Им обоим есть, в чем покаяться, но сейчас все это ни к чему. Главное, что они снова вместе.

– Анни…

Ее глаза расширились, она отпрянула от его руки, протянувшейся к ней. Харпер опустил руку и усмехнулся. – Опять? ОПЯТЬ боишься, что я ударю тебя? Путаешь меня с Майком?

Анни резко и горько рассмеялась – это удивило Харпера.

– Нет. Поверь, я вижу разницу.

– Стало быть, ты просто не хочешь, чтобы я трогал тебя?

Правда, от которой становится горько во рту.

Она снова сжалась. Обхватила себя руками и закрыла глаза.

– Не то, Харпер.

– Тогда что? – гневно крикнул он. – Каждый раз, как я подхожу к тебе ближе, чем на пять футов, ты шарахаешься от меня, точно я прокаженный. Что мне остается думать? Откуда мне знать, какого черта ты себе там выдумываешь?

Анни широко открыла глаза, и на скулах ее заиграли желваки.

– Если бы ты не был так дьявольски слеп, ты бы уж точно знал, что я думаю, когда ты подходишь близко ко мне! – выпалила она.

Смысл ее слов едва дошел до него. Харпер слышал лишь этот ее тон и видел именно тот гнев в ее глазах, которых ждал. Она потеряла голову! И прямо заявила об этом. Впервые со дня похорон Майка ее холодное спокойствие изменило ей.

Она подошла к немуи ткнула пальцем в его сторону.

– Ишь, какой ты проницательный, мистер секретный агент! – Анни снова ткнула в него пальцем, глаза ее так и горели. – Да ты дальше собственного носа ничего не видишь!

Харпер жадно рассматривал Анни, испытывая глубокое удовлетворение при виде того, что совершалось у него на глазах. Перед ним стояла настоящая Анни, та, которую он помнил, полная жизни и огня. Воодушевленная. Прекрасная. Сногсшибательная.

– Может, ты выложишь все напрямик? Она воздела руки и закатила глаза.

– Как тебя только держат в полиции? Теперь-то я знаю, почему ты за все эти годы так и не женился! Мужчины, которые не замечают, когда женщина теряет от них голову, остаются вечными холостяками!

Харпер засмеялся, не зная, как скрыть охватившее его изумление.

– Стало быть, ты потеряла голову от меня?

Ее лицо стало одного цвета с ее красными носками.

– Я сказала то, что сказала.

– Не уверен. – Харпер шагнул к ней и почти прижал ее к кухонному столу. – Вечер становится интересным. Что дальше?

– Хватит делать из меня дуру! Стараясь не касаться ее лица, он отвел непокорную прядь от ее щеки.

– Отступать некуда, леди. Осторожность требовала, чтобы он остановился, но Харпер не послушался.

Он всего лишь коснулся ее волос. И в нем вспыхнул такой огонь страсти, что он едва не рухнул перед ней на колени. Сейчас он ни за что не двинулся бы с места – даже если бы от этого зависела его жизнь.

– Харпер…

– Раз я хочу тебя, а ты хочешь меня, о чем же мы спорим?

Ее глаза потемнели, словно ночное небо.

– Это… – Она запнулась. – Это ты плохо придумал.

Он наклонился ближе и почувствовал знакомый детский запах – нежный и трогательный, ударивший ему в голову, точно крепкое приворотное зелье.

– Почему?

– Просто… потому что.

– Поцелуй, Анни, – Харпер наклонился еще ниже и ощутил ее дыхание у себя на щеке. – Всего лишь поцелуй – вот и все, что нам нужно.

И в ту же секунду, как только их губы встретились, оба поняли, что слова Харпеpa были неправдой. Одного поцелуя им ни за что не хватит. Ее губы лишь разожгли в нем огонь, жажду, желание. Его руки скользнули по ее плечам, он прижал ее к груди, чувствуя боль и наслаждение от соприкосновения с ее телом. То были небеса. То был ад.

Анни тихо застонала в ответ, и от этого стона он едва не обезумел. Пульс бился в висках в бешеном ритме. И она пылала в его объятиях, почти пугая его своей ответной страстью.

«Она хочет меня», – подумал Харпер, и больше не мог сдерживать себя. Она возвращала ему поцелуи, жадно лаская его, прижимая к себе, и сердца их бились в унисон.

Вот она, его Анни. Эта страстная, пламенная женщина, от которой у него дух захватывает. Господи, как же он стосковался по ней! Ни одна женщина не могла так быстро довести его до того, чтобы у него так гулко билось сердце и наливался горячей тяжестью низ живота, всего лишь поцелуем. Он прижимался к ее бедрам, еле удерживаясь от стона, чувствуя, как ее тоже охватывает дрожь нетерпения.

Как все быстро происходит! Харпер с трудом оторвался от ее рта и, задыхаясь, потерся щекой о ее щеку.

– Анни, – прошептал он. – Господи, Анни!

Он поднял голову и посмотрел на нее. Она трепетала в его объятиях, глаза ее были закрыты.

– Анни? – большим и указательным пальцем он приподнял ее подбородок.

Она медленно открыла глаза, и он утонул в этих синих глубинах, полных страсти.

– Может, мне остановиться? – спросил он хрипло, и сердце его замерло вдруг в ожидании ее ответа.

Анни облизнула губы.

– А ты хочешь остановиться?

Ее взгляд, ее влажные припухшие губы, ее голос – все это не оставляло у Харпера никаких сомнений.

– Ни за что.

Анни смотрела в его ласковые серые глаза и чувствовала, что мир вокруг переворачивается с ног на голову. Десять лет жить с другим мужчиной, ощущая себя бесчувственным существом! Десять лет вины и безысходности! А теперь Харпер здесь, он хочет ее, и никакой вине, никакой боли не остановить ее внезапную страсть.

23
{"b":"11437","o":1}