ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его серые глаза посветлели. Харпер улыбнулся:

– Это правда?

Она ответила ему мягкой улыбкой:

– Да.

Поздно вечером Харпер вместе с Анни решил заехать за Джейсоном к его приятелю Заку.

– Ну что, ты уже решила, как быть с этим щенком? – поинтересовался он.

Анни все решила уже неделю назад, но вовсе не собиралась так легко это признавать.

– Если ты действительно хочешь что – то значить в жизни Джейсона, тогда, полагаю, решение должен принять ты.

– Как это любезно с твоей стороны, – суховато усмехнулся он. – Хочешь, чтобы тебе было на кого свалить вину, когда я уеду домой, а тебе придется ухаживать за псом?

Анни ощутила холодок в груди. Она ведь отлично знала, что он уедет домой. Конечно, она отлично знала и понимала это. И напоминание о скором отъезде не должно ее ранить…

Она крепче сжала руль, не отрывая взгляда от шоссе.

– Мне хорошо известно, что девятилетние мальчишки – не слишком ответственные существа, но Джейсон – другое дело. Если ты хочешь, чтобы у него была собака, я согласна.

Харпер привалился плечом на дверцу машины, пристально глядя на Анни. Странное дело: этим ее чертовски сдержанным тоном она запросто может оттолкнуть – и при этом произносит слова, словно считает его полноправным членом ее семьи. Да, он хотел, чтобы у Джейсона была собака. Кроме того, он полагал, что щенок и самой Анни добавит хорошего настроения. Он понимал, что она делает сей час: заставляет его почувствовать себя отцом. Он и был отцом Джейсона – Анни хотела, чтобы он чувствовал и вел себя соответственно.

Прикусив губу, Харпер задумался о том, как будет чувствовать себя Джейсон, если за Него решения станет принимать его отец.

– Он не спрашивал моего разрешения, Анни. Разрешать ему это или не разрешать, должна решить ты.

– Это просто потому, что он не привык воспринимать тебя как своего отца.

– А что, если я разрешу ему иметь собаку, это изменит его отношение ко мне?

– Если ты не хочешь быть ему отцом, – спокойно проговорила Анни, словно бы его решение не имело особого значения, – так прямо и скажи. Я не стану больше поднимать эту тему.

– Я очень хочу сблизиться с сыном, и ты знаешь это. Когда я думаю о Джейсоне, у меня такое чувство, что небо меня благословило. Я просто не хочу торопить ни его, ни себя. Пусть все идет своим чередом. И если я скажу, что он может завести себе щенка, я не хочу, чтобы меня снова обвиняли в том, что я подкупаю мальчика.

– Ну, можно ведь найти и другой выход.

– Да? И какой же?

– Сказать ему, что он не может завести щенка.

Харпер рассмеялся:

– Благодарю вас, мэм, вы просто-таки меня спасли!

Солнце уже коснулось края горизонта, когда их машина затормозила у фермы Робсонов, где жил Зак, приятель Джейсона. Робсонам, Питеру и Эмме, перевалило за сорок, и у них было четверо сыновей. Зак был младшим из них. Все четверо ребят пошли в Эмму – они унаследовали от нее темные глаза и черные волосы.

– Мам, ты должна посмотреть на щенков, прежде чем мы уедем! – требовательно заявил Джейсон.

Анни бросила быстрый короткий взгляд на Харпера:

– Вообще-то мне сегодня не до щенков, но, может, Харперу будет интересно…

Лицо Джейсона сморщилось в разочарованной гримасе. Разумеется, коли уж его матери щенки неинтересны, значит, ему не повезло.

– Пошли, парень, – подмигнул мальчишке Харпер. – Покажи мне этих щенят.

Джейсон был смущен и несколько насторожен – на такой поворот событий он не рассчитывал, – однако же повел его к сараю за домом; следом за ними двинулись Анни, Зак и его родители.

Что-то больно сжалось в груди у Харпера, когда он заметил, как вспыхнули глаза Джейсона при виде шестерых толстеньких неуклюжих щенят. Малыши были лохматыми, черно-белыми, с веселыми мордочками; они бросились к мальчику на разъезжающихся лапах, толкая друг друга, спотыкаясь и падая. Зрелище было умилительное. Джейсон опустился на колени – щенки окружили его, тыкаясь нежными розовыми носами, и мальчик принялся возиться с ними, позабыв обо всем на свете.

– Похоже, они тебя держат за своего, – заметил Харпер.

– Еще бы, – широко ухмыльнулся Робсон. – Они с Заком в этих малышей влили по крайней мере галлон молока – и не далее как сегодня днем!

Анни подняла бровь:

– Без разрешения?

Эмма Робсон толкнула своего разговорчивого супруга в бок локтем.

Питер покраснел и снова усмехнулся – на этот раз с долей смущения:

– Ну-у… не совсем.

– «Не совсем» – верно сказано, – вставила Эмма, выразительно глядя на своего супруга. – Им немножко помогли.

Харпер усмехнулся и снова перевел взгляд на возившегося со щенятами Джейсона:

– Какой тебе нравится больше? Джейсон мгновенно вскинул голову и уставился на Харпера удивленными круглыми глазами; потом посмотрел на мать.

– А вы не шутите? – неуверенно проговорил он. – Без дураков, да?

Анни пожала плечами с самым равнодушным видом, на какой только была способна:

– У Харпера спроси. Это вы с ним затеяли, я тут при чем?

Глаза Джейсона округлились еще больше. Наконец он снова взглянул на Харпера:

– Так без дураков? Харпер улыбнулся:

– Без дураков, – торжественно подтвердил он. – Если хочешь, выбери себе любого.

– Если хочу? Зак! У меня будет щенок!

Почти сразу стало понятно, что Джейсон уже давно выбрал себе щенка. Его любимец был весь черный, с белым пятном на левом глазу, да еще одна передняя лапа была в белом чулочке, а на груди красовалась белая манишка.

– Вот этот!

Харпер прикусил губу, чтобы не рассмеяться:

– Уверен?

– Еще как!

Харпер обернулся к Анни. Та стояла неподвижно, со странным выражением лица созерцая щенячью возню.

– Что скажет мама? – поинтересовался Харпер.

– Думаю, – медленно проговорила она, – что щенку будет очень одиноко без компании. Я хочу вон ту малышку с белыми ушками.

Харпер остолбенел.

Джейсон пришел в себя первым; мгновение казалось, что он готов заплакать.

– Но, мам, мне нравится этот…

Анни поджала губы, внимательно разглядывая двух щенят, словно бы сравнивала их, потом покачала головой и повернулась к Робсонам:

– Не знаю, что и делать. Думаю, мы просто возьмем обоих.

Джейсон даже рот разинул от удивления. Наконец, когда до него окончательно дошел смысл сказанных матерью слов, он торжествующе вскинул сжатую в кулак руку и заорал:

– Ур-ра!..

Несколько минут спустя, с повизгивающими щенятами в руках, нагруженные пятью фунтами собачьего корма, выданными им Робсонами, обрадованными, что им удалось пристроить сразу двоих щенков, Харпер, Анни и Джейсон наконец направились к машине.

– Тебе придется подержать эту крошку, пока я буду вести машину, – сказала Анни Харперу.

– Э-э, нет уж, – рассмеялся он, обошел Анни и направился к месту водителя. – Это ваш щенок, леди, вам с ним и возиться.

– Да кому ты нужен? – спросила Анни нарочито возмущенным голосом и обратилась к своему щенку: – Ты ведь и так не стала бы сидеть у него на руках, правда, девочка?

Харпер уселся за руль, Анни заняла место рядом и отдала Харперу ключи; Джейсон, крепко сжимая в объятиях своего щенка, словно все никак не мог поверить в то, что у него не отберут этот пищащий неуклюжий комок шерсти, забрался на заднее сиденье.

Машина, казалось, была набита битком мокрыми носами, виляющими хвостами и радостным писком. Не успели они выехать на шоссе, как щенок, которого Анни держала на руках, влюбленно лизнул ее щеку длинным влажным языком.

– Ой-йя!..

Джейсон захихикал; его щенок, сочтя смех хозяина своего рода сигналом, не преминул тут же одарить его таким же знаком внимания. Когда они уже подъезжали к дому, в машине царило всеобщее веселье.

Внезапно Харпер осознал, что уже две недели находится рядом с Анни и Джейсо-ном, и в первый раз сегодня услышал, как они смеются. Внутри у него все сжалось в тугой болезненный комок.

«Черт бы тебя побрал, Майк, что ты с ними сделал!»

27
{"b":"11437","o":1}