ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько минут спустя он испытал одно из самых жестоких разочарований в своей жизни: Джейсон поднялся и вышел из комнаты, не сказав ему ни слова.

Джейсон отправился в свою комнату и закрыл дверь. Мгновением позже он уселся около шкафа – старого шкафа своего отца, – положив влажные от пота ладошки на крышку коробки с фотографиями, стоявшей в углу. Ему очень хотелось сделать это, но он не знал, можно или нет.

Он много думал с тех пор, как они с мамой поговорили по дороге из города. Ему было плохо без отца – сегодня не меньше, чем на прошлой неделе; ему казалось, эта тоска не пройдет никогда. Джейсону нравилось бывать в его комнате, нравилось, что, если принюхаться хорошенько, там до сих пор чувствовался запах отцовского одеколона. По ночам, лежа в постели без сна, он иногда даже представлял себе, что все это ошибка, что завтра или, может, послезавтра папа снова войдет в дом и спросит, не хочет ли Джейсон погонять немного мяч перед обедом.

На короткое время это действовало, но потом он вспоминал, что все это выдумки, что папа никогда не вернется домой, – и иногда по ночам он горько плакал в подушку.

В прошедшие две недели Джейсон очень старался не привязываться к Харпе-ру, потому что ему казалось – этим он предаст отца, нарушит верность ему. Но, похоже, Харпер говорил правду, когда заявил, что вовсе не хочет занимать место папы.

Джейсон все время вспоминал, как мама сказала – Харпер хочет нравиться ему. Ну, вряд ли может не нравиться человек, который всегда так ласков, который купил тебе отличную куртку и уговорил маму взять щенков. Но даже это не было причиной – не было главной причиной, по которой Джейсон в конце концов признал, что ему нравится Харпер.

Харпер говорил с ним как с равным. Не как с маленьким, не как с тем, кто слишком многого не понимает. И он вовсе не был против, когда кто-нибудь начинал говорить о папе.

Для Джейсона именно это и было настоящей проверкой. Если бы он еще был уверен, что Харпер больше не злится на папу за то, что произошло много лет назад, наверно, для него не было бы ничего страшного в том, что Харпер ему все-таки нравится.

Узнает ли об этом папа? Джейсон крепко зажмурился, как будто вот так, в кромешной темноте, мог получить ответ на свой вопрос. Через минуту он снова открыл глаза и вытер нос.

– Я и сейчас люблю тебя, папочка. И мне кажется, ты не будешь очень сердиться из-за того… из-за того, что мне нравится Харп. Он ведь твой брат, и поэтому ты должен любить его, и маме он нравится, и поэтому, наверно, мне он тоже должен нравиться. Он – не ты, папа, но мне кажется… если ты больше не сможешь быть со мной, то и он подойдет.

Джейсон глубоко вздохнул, вытер слезы и открыл коробку.

Анни просунула голову в дверь.

– Как вы тут… а где же Джейсон? Я думала, что он здесь, с тобой…

– Он ушел.

В мягком свете настольной лампы лицо Анни казалось отлитым из светлого золота.

– Даже не сказал, куда он пошел, – но мне показалось, он поднимался по лестнице.

Вот он я, – заявил Джейсон, появляясь из-за спины Анни. – Ты меня искала, мам?

– Я просто хотела узнать, где ты, только и всего. Минут через двадцать будет готов ужин. Что там у тебя?

Джейсон пбсмотрел на то, что он держал в руках, потом поднял на Анни глаза, полные надежды и настороженности:

– Фотографии. Можно, мам?

Анни пригляделась – и побледнела: в руках у Джейсона был их фотоальбом. Подозревая о расставленной ему ловушке, Харпер вмешался в их разговор:

– Какие фотографии – что-то спортивное?

Джейсон снова посмотрел на мать:

– Как ты думаешь, папа ничего бы не сказал?

– Милый, я… может, мне сначала стоило бы их просмотреть…

Внезапно Харпер осознал причину ее бледности. Это были семейные альбомы. Фотографии Джейсона – быть может, с самых первых дней его жизни. Он просто мечтал увидеть их.

Но Харпер знал и то, что там будут фотографии Анни и Майка. Вместе. Фотографии Майка и Джейсона – отца и сына. И видеть их будет больно.

А Джейсон хотел их показать ему. Это было огромным шагом навстречу со стороны мальчика – вот так предложить Харперу все свое прошлое. И даже под угрозой смерти Харпер не мог бы сейчас отступить, отказаться: для Джейсона это значило слишком много – как и для будущих их с Джейсоном отношений. Если Харпер хочет хоть когда-нибудь завоевать уважение и доверие мальчика, придется взять себя в руки. Он тысячи раз повторял себе, что не хочет омрачать воспоминания Джейсона о Майке, не хочет отнимать их у мальчика. И, как бы ни было ему тяжело сейчас, слово нужно держать – хотя бы ради того, чтобы себе самому доказать: он на это способен.

– Все в порядке, Анни. Не думаю, что Майк стал бы возражать.

Разумеется, это была ложь, Харпер чувствовал, что Джейсон ждал именно этих слов.

– Харпер…

– Знаю. Но я хочу их посмотреть.

И внезапно, едва произнеся эти слова, Харпер осознал, что действительно хочет увидеть эти фотографии. Он никогда не сможет быть честным и открытым с Джейсоном, если не научится прощать Майка.

– Иди сюда, Джейсон. Покажи мне, что там у тебя.

Боль и страх сжали сердце Анни ледяными пальцами. Она так и застыла в дверях, безмолвно глядя, как Джейсон устраивается на диване рядом с Харпером. Они отложили один альбом в сторону – с последними фотографиями, поняла Анни – и разложили на коленях тот, который начали они с Майком, едва поженившись.

Джейсон смотрел на Харпера открытым, честным взглядом:

– Это ничего, что я показываю тебе фотографии моего папы… Майка? – спросил он, слегка запнувшись на имени.

Харпер постарался ничем не выдать своих эмоций.

– Все в порядке, Джейсон, – спокойно ответил он. – И называй его папой. Ведь ты привык к этому, верно?

– Верно, – ответил Джейсон, подтвердив свои слова серьезным взглядом. – Просто… я думал, что тебе может не понравиться… ну, понимаешь…

– Да, понимаю, – Харпер усмехнулся уголком губ. – Не беспокойся об этом. Все устроится, если мы не будем торопиться.

Анни не верила своим глазам. Она не могла поверить, что Харпер сможет спокойно смотреть на фотографии, где она и Джейсон сняты с Майком. Ее сердце не выдержало бы такого испытания.

Сомнения охватили Анни. Может быть, для Харпера в этом действительно нет ничего неприятного? Да, он жалел о том, что первые десять лет своей жизни Джейсон провел без него. Это Анни знала. И, должно быть, он никогда не простит Майка за это – а может, и ее тоже, что бы он ни говорил. Но, может быть, все эти фотографии – фотографии тех лет, когда она считала, что поступила правильно, что она может быть счастлива с другим мужчиной – не пробуждают в Харпере никаких особых чувств?

А если ее предположения справедливы и Харперу действительно нет дела до ее с Майком фотографий – не будет она стоять тут и смотреть, как он их разглядывает!..

Она предпочла трусливо сбежать.

Краем глаза Харпер заметил, что Анни ушла. Собравшись с душевными силами, он повернулся к Джейсону и к альбому фотографий, хотя был совершенно уверен в том, что ничего хорошо его не ждет.

– Вот мама, когда меня еще не было.

Харпер стиснул зубы, но это ему не помогло. Господи, на этой фотографии Анни выглядела совершенно так же, как в тот день, когда он вернулся на ферму и узнал, что они с Майком собираются пожениться…

– Ну и толстая же она была!

Харпер ничего не ответил на восклицание мальчика. Он понял, что фотография была сделана через некоторое время после того, как они увиделись. Тогда у нее еще не было такого большого живота. Он постарался сосредоточиться на деталях: это помогало унять щемящую боль в груди.

Анни широко улыбалась, глядя прямо в объектив. Наверно, ему могло бы стать еще хуже от этого, если бы он не заметил, какие у нее на фотографии глаза. Безгранично печальные. Если у него еще и были сомнения в том, почему она вышла за Майка – а он только сейчас понял, что эти сомнения действительно были, – эти глаза рассеяли их. Женщина, которая любит своего мужа, не смотрит так. У Анни были глаза отвергнутой женщины, отчаявшейся, утратившей что-то бесконечно дорогое для нее.

33
{"b":"11437","o":1}