ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты уверен, что тебе не станет плохо, парень?

– Уверен, что нет. – Улыбка Роба стала еще приветливее.

– Тогда, может быть, ты объяснишь, какого черта тебе понадобилось в ее квартире?

– Конечно, объясню. Дженни. Тем более что я слышал ее голос.

– Роб? – Заспанная Дженни появилась возле дверей.

Бретт без особого удовольствия отметил, что на ней была надета рубашка и ничего больше.

– Привет, крошка. Я так и знал, что ты здесь, – сказал Роб, поглядывая на Бретта.

Дженни проследила его взгляд и обняла Бретта за талию.

– Ты меня ищешь?

– Я методично дубасил в твою дверь в течение последнего часа.

– И я не отвечала? – улыбнулась Дженни.

– Я думал, что, может быть, ты меня не слышишь. – Он взглянул на Бретта. – В этой квартире мне открыли дверь значительно быстрее.

– Так что случилось?

– Случилось то, что твой душ хлещет не переставая с самого утра. В том смысле, что я слышу этот звук с того самого момента, как вернулся домой. – Он ухмыльнулся, очевидно, вспомнив бурно проведенную ночку. – Здесь феноменально тонкие стены. – Роб кивнул на Бретта. – Должно быть, он чертовски потрясающий парень, если ты бежишь к нему с такой скоростью, что не успеваешь повернуть кран.

Какой-то комок в горле помешал Дженни ответить сразу.

– Бретт действительно потрясающий парень. Но дело в том, что последний раз я была дома вчера днем. И еще: я не пользовалась душем.

Подождав, пока к одежде Дженни добавится еще что-нибудь, они втроем взбежали вверх по лестнице. Она первой вошла в квартиру и почувствовала, как волоски на руках встают дыбом, словно наэлектризованные. Нет, внешне все было в порядке, но что-то присутствовало в воздухе, что-то чужое и злобное. Она ощущала это почти физически. И еще Дженни слышала шум льющейся из душа воды. Из душа, которым она никогда не пользовалась.

Ничего не понимая, она метнулась к ванной комнате.

Бретт рванул Дженни за руку:

– Позволь мне первым, мало ли что…

– Мало ли что? Что там, по-твоему, может быть?

– Тем более, какая разница?

– Там никого нет, – уверенно сказала Дженни, и подумав, добавила: – По крайней мере сейчас.

Бретт, Дженни и появившийся из холла Роб гуськом зашли в ее маленькую ванную. Холодная вода била из душа мощной струей, обдавая присутствующих прохладной влажной пылью.

– Могу сказать одно совершенно точно, – твердо сказала Дженни, – я этого не делала.

– Подтверждаю, – отозвался Бретт, закручивая воду.

Роб, так и не закрыв рта, ошалело крутил головой из стороны в сторону.

– Я вернулся приблизительно без четверти четыре и сразу же завалился спать. Уже засыпая, я это хорошо помню, я заметил, что к гудению кондиционера добавился шум воды. Абсолютно точно могу сказать, что до этого его не было. Похоже, Дженни, к тебе заходил ночной гость.

Ее передернуло.

– Ты уверена, – продолжал Роб, – что не забредала сюда среди ночи и…

– И, как лунатик, сама того не помня, решила освежиться? – закончила за него Дженни.

Роб обиженно поджал губы:

– Если ты хочешь сказать…

– Великолепно! – Дженни заняла боевую позицию. – Ты же знаешь, что я ненавижу душ и всегда пользуюсь только ванной!

Бретт поморщился. Он знал эту особенность Дженни, но не подозревал о подобной осведомленности Роба. Ему очень хотелось принять участие в их оживленной беседе, но он не знал, с чего начать.

– Может быть, вызвать полицию? – наконец нашелся он.

– Ага. И попросить их подтереть пол, а заодно и подвезти новую стиральную машину. Мерси, не стоит. Полиции здесь делать нечего.

– Послушай, куколка, – вмешался Роб, – если тебе нужна новая стиральная машина, для начала научись закрывать за собой кран. – Он взглянул на часы. – Ого! Прошу прощения, но я обещал своей мамочке позавтракать вместе с ней. Увидимся, сладкая! – Он поцеловал Дженни в щеку.

С ворчанием бультерьера, у которого потянули из пасти сахарную кость, Бретт выдвинулся вперед и сжал кулаки.

– Потише, потише, Геркулес, – повернулся к нему Роб. – Слушай, она действительно восхитительна, но, поскольку ты такой огромный и страшный, я убегаю. – Он повернулся к дверям и, показав Бретту поджарый зад, добавил через плечо: – Приятно чувствовать себя сосунком возле такого крутого парня.

Дженни взглянула на Бретта, стоящего с вытянутым лицом, и прыснула.

– Ладно, ладно, – проворчал он вслед Робу, – повторишь мне это наедине.

Они привели себя в порядок и, уже одетые, сидели в комнате Бретта. Дженни не была расположена обсуждать происшедшее, так же как и обращаться в полицию. Чтобы разогнать тучи на ее челе, Бретт предложил съездить куда-нибудь прогуляться.

– Парковый район, – ответила Дженни. – Давай проедемся по авеню Святого Чарльза до самого конца.

Езда на машине всегда доставляла Бретту удовольствие, и он не раздумывая согласился. Меньше чем через час они уже катили по направлению к центральной Кэнэл-стрит.

– Господи, как я давно не ездила просто так, – вздохнула Дженни.

Напряжение ночи начало спадать. Они проехали деловое Сити, площади Ли и Джексона и въехали в парковый район.

– Ну что, – улыбнулся Бретт и притормозил машину, – поиграем в туристов?

– Сейчас большая часть играющих в туристов не вылезает из своих автомобилей, – вздохнула Дженни. – А я просто очень люблю эту часть города. Если бы это было возможно, я бы поселилась здесь.

Красивые старые домики прятались в изобилии зелени, старые деревья, склоняя ветви и причудливо переплетая их, образовывали живые изумрудные своды, даря улицам прохладу. Ковер сочной травы всех оттенков зеленого начинался от фундамента каждого домика и сливался с радужными пятнами цветочных клумб. Машины, двигающиеся по авеню Чарльза, подъезжая к парку, сразу скрывались за зелеными стенами.

– Я знаю, о чем ты думаешь.

– О чем?

– Ты думаешь, что на земле больше нет такого места, как парковый район Нового Орлеана.

– А что? Разве плохо жить в одном из этих игрушечных домиков? Я бы с удовольствием.

Бретт улыбнулся и направил машину в сторону Эудьюбонского парка.

Был волшебный полдень. Воздух, теплый и тяжеловатый, насыщенный запахом магнолий, ласково обдувал их лица. Дженни казалось, что с каждым часом она любит Бретта Мак-Кормика все с большей силой. Он тоже не оставался равнодушным к магии солнечного дня и был весьма доволен, что наконец-то сумел выбраться на волю.

На обратном пути он специально свернул на Вашингтон-авеню, идущую параллельно авеню Святого Чарльза. Двигаясь по этой дороге, можно было разглядеть его владение.

Рассказать ей о доме сейчас, показать его? Дать возможность полюбоваться его полуотреставрированной собственностью? Ведь ей достаточно бросить один взгляд, чтобы по заслугам оценить его усилия. И Дженни тоже полюбит этот дом, Бретт был в этом уверен.

Но он промолчал. Старая добрая песенка «она-что-то-от-меня-хочет» некстати выползла наружу, хотя Бретт прекрасно знал, что это не так. И все же что-то удержало его. Этот дом являлся его собственностью самым дорогим, что у него было. После ночного разговора у Бретта осталось странное впечатление, будто между ним и Дженни существует какая-то потусторонняя связь. Именно такое чувство Бретт испытал и когда впервые увидел этот старый дом. Конечно, все это было достаточно глупо, но все-таки он предпочел промолчать и проехать мимо. Если бы он снова начал разговор про переселение душ и прочие подобные штуки, то только причинил бы Дженни боль, лишний раз посмеявшись над ней.

Итак, рассказ про свою драгоценную собственность в парковом районе он предпочел временно отложить.

Весь понедельник Бретт провел в дебатах с самим собой, раздумывая, рассказать Дженни про дом или подождать.

После прогулки они проехали по Мэгэзин-стрит и, не доезжая центральной Кэнэл, свернули во французский квартал чего-нибудь перекусить. Они без удовольствия пожевали соленые сырые устрицы и вернулись назад, в квартиру Бретта.

25
{"b":"11438","o":1}