ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все в порядке, моя маленькая. Это просто нехороший сон. Успокойся и не плачь, сон может только напугать, и ничего больше.

Дженни снова зарыдала, как будто бы не слыша успокаивающих слов:

– Она убила меня, мамочка! Кузина Моди убила меня! Сначала она застрелила Сэза, а потом зарезала меня!

Рука на голове Дженни на мгновение застыла.

– Что за глупости ты говоришь, маленькая? У тебя нет кузины Моди.

– Нет! – Дженни вскочила и села на кровати, глядя на мать. – Это не сон! Я не могу чувствовать боль во сне. Она сделала мне больно! Вот посмотри! – Она задрала пижаму и показала место, которое болело.

Мать перевела взгляд туда, куда указывала дочь. Потом она закричала: на бледной детской коже между ребер виднелась кровоточащая рана. Женщина попыталась взять себя в руки, чтобы не напугать ребенка еще сильнее.

– Все в порядке, Дженни, не волнуйся, ты просто расчесала себе грудь во сне. – Она обняла плачущую дочь. – А все остальное тебе приснилось.

Но страх душной волной окутал Дженни. Она знала лучше. Это не сон. Все это было правдой.

Глава 2

Двадцать лет спустя

Огромный новый «корвет» серебристого цвета, на заднем стекле которого все еще торчал картонный талон продажи, занял место Дженни на стоянке возле дома. Проклиная нахального владельца автомобиля, она приткнула своего старичка «монте-карло» по соседству. Дженни взяла сумочку, кейс и две коробки с дискетами, мысленно приготовилась нырнуть в удушающую жару, подстерегающую ее в промежутке между двумя кондиционерами: в машине и дома.

«Корвет»! Этого только не хватало. Дженни покачала головой. По-видимому, автомобиль принадлежит кому-нибудь из гостей: она знала машины всех проживающих в апартаментах жилого комплекса «Ривер-Хэвен». Его жильцы принадлежали исключительно к среднему классу, поэтому «корвет» сразу выделялся из массы пикапов-грузовичков, четырехдверных седанов и маленьких автомобильчиков, хозяева которых заботились прежде всего об экономном расходе топлива. Ее старый добрый монстр «монте-карло» неплохо вписывался в эту компанию.

Дженни вышла из машины и сразу почувствовала, как жаркое небо Нового Орлеана придавило ее к земле. По дороге к дому она остановилась на ступеньках у почтового ящика, как всегда наполненного многочисленными бумажками.

Так… Рекламная афишка, еще одна, каталог новых компьютерных программ, дисконтная карта на моторное масло от Уолл-Марта. Руки мелькали, перебирая содержимое. Долгожданное письмо от родителей из Оклахомы. Дженни запихнула почту в сумочку и поднялась по ступеням. Дверь в квартиру на первом этаже была приоткрыта.

Сквозь дверной проем виднелась какая-то мебель и ящики, громоздившиеся посередине прихожей.

Так, очевидно, новый сосед. И вызывающе роскошный «корвет» скорее всего принадлежит ему.

Дженни почувствовала нездоровое желание просунуть голову в дверь и взглянуть на владельца автомобиля. Конечно же, она этого не сделает. По крайней мере сейчас. Этим можно заняться и позже, а заодно объяснить новичку местные правила парковки.

Дженни продолжала свой путь наверх. Господи, как жарко! Она судорожно шарила в сумочке, пытаясь найти ключи. Кейс отчаянно мешал Дженни и колотил по бедрам. Какого черта она ищет ключи, которые у нее в руке?!

На полдороге Дженни качнулась, потеряв равновесие, и чуть не упала. Она отчаянно изогнулась и уперлась носом в чью-то голую бронзовую грудь, спасшую ее от дальнейшего падения.

– Стоим, а?

– Роб! – облегченно выдохнула она.

Он обхватил ее обеими руками и легко поставил на ступеньки.

– Ты, как всегда, пребываешь в другом мире! Точнее, ты – в этом, а голова – в другом.

– Просто мне хотелось добраться до кондиционера еще до того, как я зажарюсь, – объяснила Дженни.

– Тогда лучше спуститься ко мне. У меня неплохой кондиционер, и есть шанс замерзнуть.

– Может быть, попозже, – с долей сомнения предположила Дженни. – Мне нужно успеть закончить одно дело.

Гигант Роб затряс белокурой гривой и страшно завращал глазами. Огорчился.

– Ну да, конечно: работа, работа и еще раз работа. По-моему, это все, что тебя интересует.

– Но, Роб, работа доставляет мне удовольствие.

– Что? И никакой личной жизни? Я давно перестал верить этим сказкам.

Дженни показала ему язык.

– Ну пока! Увидимся позже!

– Может быть, тебе помочь? – крикнул Роб вдогонку, кивая на кейс и дискеты.

– Спасибо, не беспокойся, дотащу сама.

Роб еще раз тряхнул головой, теперь уже вполне натурально. Почему это, черт возьми, она пошла к себе так скоро? Решила поиздеваться над ним? Их дружеские отношения позволяли ему обижаться на столь явно выраженное пренебрежение.

Она перехватила его взгляд:

– Объяснений не дождешься.

– Эй! Если ты хочешь остаться в живых, давай спускайся вниз, пока не поздно, – крикнул он.

– Ну-ну, – усмехнулась Дженни.

Роб понял, что последняя острота не удалась.

Обиженный, он устремился к своей квартире. Дженни убедилась, что Роб благополучно достиг конечного пункта, не снеся собственную дверь.

Он был ее самым ближайшим соседом и другом. Кроме того, она еще не встречала мужчины красивее Роба.

Широкоплечий блондин с узкой талией и длинными сильными ногами. Секс был его стихией. Дженнифер подозревала, что так будет до гробовой доски. Хотя справедливости ради надо сказать, что и вида одной голой ноги Роба было достаточно, чтобы толпы местных красавиц, преимущественно чернокожих, бежали за ним мили и мили. Если же они обнаруживали его в более интимном виде, например, в плавках, то последствия были непредсказуемы.

Она еще раз взглянула на дверь, за которой исчез ее буйный сосед. Семья Дженни почему-то была уверена, что милый Роб – предел ее мечтаний в этой жизни. Правда, родителей не устраивало образование Роба, отец называл его «простым, как трехдолларовая реклама».

«Ну что ж, каждому – свое», – резюмировала Дженни.

Она вошла в квартиру и несколько раз с наслаждением вдохнула прохладный кондиционированный воздух. Дженни прислушалась. Снаружи было тихо. Она бросила кейс, коробку с дискетами и опостылевшую сумочку на кушетку, запихнула туфли под кофейный столик, небрежно скинула юбку с блузкой и выдернула телефонный шнур из розетки.

Дженни вздохнула еще раз и с наслаждением откинулась на спинку стула, стоящего перед рабочим столом.

Так, теперь можно заняться чтением.

Пятница, планов на уик-энд никаких. Да и какие тут развлечения, когда ей предстоит дочитать «Безумную ярость».

Вообще-то она не любила и никогда не покупала бестселлеров, особенно с такими названиями. Как правило, ее кидало в сон уже от краткой аннотации на последнем листе. Однако книги Бретта Мак-Кормика отличались от остальной книжной дребедени. Все бестселлеры Бретта, которые Дженни смогла найти, захватывали ее без остатка. Цена для нее не имела значения.

Сейчас у Дженни складывалось странное впечатление, что когда-то давно она уже читала эту вещь, хотя роман вышел лишь месяц назад. Но иногда она просто знала, что произойдет дальше. Это ощущение сопровождало ее и когда она читала диалоги главных героев, и при описании событий. Все происходившее в книге было ей настолько близким, что временами казалось: это про нее.

Молодой южанин и его невеста… Странные, далекие и до боли знакомые образы проплывали перед ней. Дженни, пожалуй, даже завидовала.

Страстная любовь двух главных героев захватывала и одновременно удивляла Дженни. Она весьма сомневалась, что такое сильное чувство могло бы существовать сейчас. Конечно, описать можно все, что угодно, но описать так, как это сделал Бретт… Для этого нужно было любить самому.

Абсурд, но чувство зависти все больше завладевало Дженни. Да, она завидовала вымышленным, никогда не существовавшим людям! Да, она завидовала их сумасшедшей любви! Кроме того, ей всегда нравился размеренно-патриархальный стиль существования коренных южан прошлого века. Она была бы счастлива встретить человека, который так же, как тот далекий и незнакомый Сэз, медленно и нежно строил бы с ней доверительные отношения, не пытаясь затащить в постель после первой же чашки кофе. Никогда Дженни не встречала такого мужчину.

3
{"b":"11438","o":1}